Способы перевода фразеологических единиц лексико-семантического поля ‘часть тела’ в немецком и русском языках

Способы перевода фразеологических единиц лексико-семантического поля ‘часть тела’ в немецком и русском языках

Содержание

Введение

Глава 1. Теоретические основы изучения материала по теме "Способы перевода фразеологических единиц"

1.1 Понятие фразеологической единицы

1.2 Сопоставление фразеологических систем немецкого и русского языков

1.3 Классификации фразеологических единиц

1.4 Трудности перевода

1.5 Способы перевода фразеологизмов

Выводы по первой главе

Глава 2. Исследование способов перевода фразеологизмов с компонентом "часть тела"

2.1 Фразеология в словарях

2.2 Сопоставительный анализ фразеологизмов лексик -семантического поля "часть тела" в немецком и русском языках

2.3 Анализ способов перевода фразеологизмов с компонентом "часть тела"

Выводы по второй главе

Заключение

Список использованных источников и литературы

Введение

В шкале "непереводимости" или "труднопереводимости" фразеологизмы, или фразеологические единицы, занимают едва ли не первое место: непереводимость фразеологии отмечается всеми специалистами в числе характерных признаков устойчивых единиц; на нее неизменно ссылаются сторонники "теории непереводимости"; с трудностями перевода фразеологических единиц на каждом шагу сталкивается переводчик — практик, на них почтительно останавливается теоретик перевода (Влахов, Флорин, 2009; 187). Именно этим мы и объясняем актуальность нашего исследования.

Наиболее важным вопросом, на котором мы акцентируем свое внимание, являются способы перевода фразеологических единиц. Каждый отдельный случай перевода фразеологизма представляет собой задачу для переводчика, которую нужно решить наиболее оптимальным способом. Такими путями решения и являются способы перевода фразеологических единиц. В данной работе мы рассматриваем способы перевода фразеологизмов с компонентом "часть тела" в немецком языке, так как названия частей тела являются одними из наиболее часто участвующих слов в образовании фразеологизмов. Так же данная лексико-семантическая группа отличается чрезвычайной образностью и выразительностью.

Таким образом, объектом нашего исследования является фразеологические единицы с компонентом "часть тела", а предметом — способы их перевода.

Начиная данное исследование, мы ставим перед собой ряд целей, среди которых выделяем две основные:

1)Аналитическая. Собрать и проанализировать имеющийся теоретический материал по теме.

2)Практическая. Применить на практике полученные теоретические знания, проанализировав предложенные переводы.

Для достижения поставленных целей был выдвинут ряд задач:

üдать понятие фразеологической единице;

üрассмотреть сопоставление фразеологических систем немецкого и русского языков;

üизучить существующие классификации фразеологических единиц;

üрассмотреть трудности, с которыми сталкивается переводчик при переводе фразеологизмов;

üрассмотреть существующие способы перевода фразеологических единиц;

üизучить, как фразеология представлена в словарях;

üпровести сопоставительный анализ фразеологизмов лексико-семантического поля "часть тела" в немецком и русском языках;

üпроанализировать предложенные способы перевода на отобранном материале.

Научная новизна работы состоит в том, что она является небольшим вкладом в изучение способов перевода немецких фразеологизмов с определенным компонентом, в данном случае — с компонентом "часть тела".

Материалом для теоретической части работы послужили труды наиболее известных исследователей в этой области С.И. Влахова, Я.И. Рецкера, В.В. Виноградова, И.И. Чернышевой, Н.М. Шанского, Л.К. Латышева и др., а так же научные статьи А.В. Кунина, Е.В. Бреус, М.Ф. Лыскова, В.Н. Телии, Т.З. Черданцевой, А.Д. Рахштейна и др. Материал для практической части был отобран из пособия В.Д. Девкина "Занимательная лексикология" и немецко-русского фразеологического словаря Л.Э. Биновича.

В работе мы попытались собрать и обобщить различные взгляды ученых, работавших над этой темой; выработать собственные взгляды и позиции; опираясь на теоретические знания, провести практическое исследование.

Глава 1. Теоретические основы изучения материала по теме "Способы перевода фразеологических единиц"

1.1 Понятие фразеологической единицы

Слова оказываются данностями, уже существующими в языке и закрепленными в сознании человека при освоении языка как средства общения, а словосочетания и предложения формируются в речи, т.е. создаются в речевом акте. Конечно, их создание подчинено строгим законам грамматики, зависят от условий речи, намерений говорящего и т.п. Свобода сочетаемости не бывает абсолютной, она всегда относительна. Однако в языке есть немало словосочетаний, которые не возникают в речи, а используются в ней как готовые словесные блоки. Это так называемые устойчивые (несвободные) словосочетания или, как их чаще именуют, фразеологические единицы (обороты, сочетания), или просто фразеологизмы (Виноградов, 2004; 182). Фразеология составляет наиболее живую, яркую и своеобразную часть словарного состава любого языка. Хотя научная литература по фразеологии различных языков огромна, но даже по основным вопросам единого мнения не существует. В частности, по вопросу об определении фразеологической единицы и о рамках фразеологии (Рецкер, 1974; 146). В научной литературе фразеология определяется как раздел языкознания, изучающий фразеологический состав языка в его современном состоянии и историческом развитии. В.Н. Телия говорит о фразеологии как "о самом культуроносном компоненте языка в действии" (Телия, 2004; 19). У исследователей фразеологического состава сопоставляемых языков имеется множество мнений о том, что такое фразеологизм, причем наблюдается разница во взглядах на то, каков состав таких единиц в каждом из языков. Так, например, Шанский Н.М. в состав фразеологизмов включает пословицы, поговорки, присловья, крылатые слова, афоризмы (Шанский, 1969;3). Словарь справочник лингвистических терминов дает следующее определение фразеологической единицы — "это лексически неделимое, устойчивое в своем составе и структуре, целостное по значению словосочетание, воспроизводимое в виде готовой речевой единицы" (Розенталь, Теленкова, 2001; 589).

С нашей точки зрения, наиболее точное и полное определение фразеологизма дано А.В. Куниным: "Фразеологизмы являются сочетаниями слов, т.е. раздельно оформленными образованиями с полностью или частично переосмысленными компонентами, фразеологическими значениями. Для фразеологических единиц характерна не вообще устойчивость, а устойчивость на фразеологическом уровне, закономерные зависимости словесных компонентов и структурно — семантическая немоделированность. Фразеологические единицы образованы по грамматическим моделям переменных сочетаний и предложений".

Таким образом, в этом определении фразеологической единицы (в дальнейшем — ФЕ) устанавливаются четыре критерия отграничения ФЕ от переменных, нефразеологических сочетаний: раздельнооформленность, немоделированность, переосмысление и устойчивость. Однако, с точки зрения переводчика, переосмысление (полное или частичное) и только переосмысление является решающим критерием фразеологичности (Рецкер, 1974; 146).

1.2 Сопоставление фразеологических систем немецкого и русского языков

В настоящей главе мы рассмотрим попытку А.Д. Райхштейна наметить главные направления, по которым могут сопоставляться фразеологические системы; описать методику такого сопоставления и кратко изложить некоторые результаты, полученные на материале фразеологизмов немецкого и русских языков.

фразеологическая единица немецкий русский

Некоторые аспекты межъязыкового сопоставления на уровне фразеологических групп и разрядов впервые были намечены Л.И. Ройзензоном и Ю.Ю. Авалиани. Но их исследования имели фрагментарный характер и содержали преимущественно частные наблюдения. Наконец, на самой начальной стадии находится сопоставление целых фразеологических систем, характеризующихся в каждом языке определенной генетической, структурной, семантической и функциональной общностью. Такое сопоставление должно, по — видимому, дать ответ на следующие вопросы:

  • в чем заключаются наиболее существенные, глубинные сходства и различия между сопоставляемыми фразеологическими системами?
  • Как эти сходства и различия проявляются в основных аспектах языка?
  • Какими внутренними языковыми и экстралингвистическими факторами они обуславливаются?

А.Д. Райхштейн исследует межъязыковое сопоставление синхронно — сопоставительным методом с параллельным описанием обоих языков на базе заранее разработанной сетки опорных понятий.

Фразеологические единицы (ФЕ) базируются в основном на лексических и грамматических средствах. Этими средствами, а так же способом и мерой их реализации во фразеологии и обуславливается прежде всего специфика фразеологических систем в различных языках (Райхштейн, 1980; 8-9). Далее рассмотрим данные аспекты более подробно.

Лексический аспект (компонентный состав) немецкой и русской фразеологии.

Сопоставляемые фразеологические системы характеризуются принципиальным сходством структурно — семантических и семантических свойств лексических компонентов. Почти все наиболее активные во фразообразовательном отношении слова семантически эквивалентны, например: Auge/глаз, Hand/рука, Kopf/голова, Ohr/ухо, Nase/нос и т.п. Качественное и количественное распределение фразеологических компонентов в их прямых значениях по семантическим группам чрезвычайно близко: совпадает сам набор групп, а в общих чертах и удельный вес каждой группы в совокупном фразеологическом составе. Так, наиболее распространены в обоих языках фразеологизмы с компонентами — наименованиями частей тела (15-20% всех ФЕ языка); далее следуют по нисходящей ФЕ с компонентами — названиями животных, явлениями природы, религиозных понятий, жилища, домашней обстановки и т.п. Интересно, что среди фразеологических единств в обоих языках редки фразеологические компоненты — нарицательные имена лиц: в предложении ФЕ обычно относится к имени лица, но не включает его в свой состав. Таким образом, фразеологические системы обоих языков опираются в основном на одни и те же семантические области лексики, т.е. весьма близки с точки зрения сфер их происхождения и образной основы.

Существенные межъязыковые различия в лексическом аспекте фразеологии можно кратко сформулировать следующим образом:

) В русском языке значительно шире распространены фразеологические компоненты, не встречающиеся за пределами фразеологической системы, т. е формально связанные употреблением в одном или нескольких словесных комплексах (около 1000 в русском и около 350 в немецком языке). Основную их массу в русском языке составляют прилагательные (около 600), а так же глаголы (около 100), образующие с визуально ограниченным набором существительных большую группу так называемых фразеологических сочетаний типа закадычный друг, проселочная дорога, високосный год. В немецком языке словесные комплексы такой организации практически отсутствуют, исключения единичны:

üsardonisches Lachen;

üdie Zähne blecken и др.

2) Это одна из причин того, что разряд фразеологических сочетаний вообще мало типичен для немецкого языка. Формально связанные немецкие фразеологические компоненты — это, главным образом, существительные в составе фразеологических единств.

) Общеязыковые различия в преобладающих способах словообразования еще более контрастно повторяются во фразеологических системах обоих языков. Соответственно, например, среди фразеологических компонентов русского языка сложные и сложнопроизводные слова крайне редки, тогда как в немецком языке они исчисляются сотнями

üsich auf die Bärenhaut legen;

üim Handumdrehen;

üHals und Beinbruch! и многие другие.

4) Средняя фразообразовательная активность компонентов, т.е. число ФЕ, в которых данный компонент участвует, в немецком языке существенно выше, чем в русском (в полтора раза). Другими словами, в русской фразеологии компонентный состав разнообразнее. Это различие обусловлено, главным образом, чрезвычайно интенсивным участием в немецких фразеологизмах нескольких глаголов широкой, абстрактной семантики (sein, haben, machen, kommen,gehen,sitzen, bringen, geraten и некоторых других), охватывающих около 30% фразеологического состава.

) Относительная абстрактность и лексическая унифицированность немецких глаголов в составе фразеологии лишь отчасти компенсируется повышенной конкретностью и лексическим разнообразием фразеологических компонентов — существительных. Для фразеологии русского языка характерно более активное участие субстантивных компонентов абстрактного значения (душа, ум, сила, вид, дело, случай и т.п.). иначе говоря, в русской фразеологии более конкретны и разнообразны глагольные компоненты, в немецкой — субстантивные.

) Мера лексической устойчивости (незаменяемости) компонентов несколько ниже у немецких фразеологизмов, они чаще входят в ряды структурных синонимов типа

üAugen machen / drehen;

üdie Augen aufmachen /auftun / Augen und Ohren aufmachen;

üsich die Beine in der Bauch /in den Leib stehen,

т.е. чаще позволяют как незначащую, так и значащую замену компонентов (в определенных пределах).

Структурно-синтаксический аспект.

Общее сходство структурно — синтаксической организации фразеологических составов сопоставляемых языков проявляется в однотипном наборе принципиальных синтаксических схем, на которых строятся ФЕ, — предикативных, подчинительных, сочинительных и т.п. В обоих языках фразеологизмы образуются на базе минимальных или близких к минимальным структурных схем словосочетания и предложения. Общность наблюдается также в устойчивости структурно — синтаксического аспекта всех разрядов ФЕ, т.е. в их неспособности к стандартным трансформациям, характерным для данных структур в их регулярном значении. Сходным оказывается и распределение фразеологических компонентов по их общекатегориальной принадлежности.

Межъязыковые расхождения отчасти повторяют различия между первичными, структурно — синтаксическими системами обоих языков, отчасти же имеют собственно фразеологический характер:

) В немецкой фразеологии значительно больше глагольных ФЕ (около 75% фразеологического состава, в русском языке — 55%) и в среднем выше удельный вес глагола в структурной организации фразеологизма (0,9 глагола на одну ФЕ, ср.0,65 — в русском языке). В основном за счет этого средний объем немецкого фразеологизма больше, чем русского. Таким образом, структурно — синтаксическая роль глагола в немецкой фразеологии выражена сильнее, а лексическая — слабее, чем в русской фразеологии.

) На фоне значительного функционально-семантического сходства наборов конкретных структурно-синтаксических схем, используемых в фразеологических составах обоих языков, различия представляются более частными и затрагивают отдельные схемы, не имеющие прямого соответствия в сопоставляемом языке. В целом различия в структурно — синтаксической организации фразеологии сопоставляемых языков наиболее заметны на уровне предложения; они соответствуют общеязыковой специфике и особенно повышенной двусоставности и глагольности предложения в немецком языке.

) Структурно-синтаксическая устойчивость (нетрансформируемость) характерна для ФЕ обоих языков. Она ослаблена у семантически членимых ФЕ, так как их компоненты обладают семантической автономностью и между ними "оживают" регулярные синтаксические отношения.

Семантическая организация фразеологического состава.

В обоих языках максимально удельный вес фразеологизмы имеют там, где речь идет о явлениях объективного мира, вызывающих наибольшее внутренние участие, личную заинтересованность и эмоциональное переживание субъекта. Высокофразеологичные классы и в немецком, и в русском языках охватывают все аспекты психической деятельности человека, межчеловеческих социальных отношений (например, чувства, черты характера, мышление, этика и др.). И наоборот, фразеология нетипична для семантических классов, объединяющих номенклатурные названия сугубо денотативного характера и относящихся к областям реальной действительности (например, классы неорганическая природа, наука, письменность).

Можно предположить, что такое общее количественное распределение ФЕ по семантическим классам характерно не только для немецкого и русского языков, и, возможно, представляет фразеологическую универсалию.

Межъязыковое функционально-семантическое сходство фразеологии в немецком и русском языках распространяется и на более частные фразеосемантические группы: "несчастье", "счастье", "успех", "неудача", "удивление", "ненависть", "глупый", "порицание, неодобрение", "любовь", "пьянство" и др.

Для обоих языков характерна также неоднократно отмечавшаяся семантическая ассиметрия фразеологической системы, т.е. преобладание ФЕ с отрицательным оценочным значением. Это явление может быть объяснено, главным образом, острой эмоциональной и речемыслительной реакцией людей именно на отрицательные факты.

Удалось установить лишь отдельные второстепенные количественные расхождения. Так, в жаргонах и просторечье немецкого языка более широко используется экспрессивное наименование конкретных лиц и предметов с помощью фразеологизмов. В немецком языке заметно больше фразеологизмов с типовым значением "издеваться, высмеивать", например:

üj-n auf den Arm nehmen, j-m eine Nase drehen,

в русском языке — с типовым значением "лихость", "бесшабашность", например:

üбыла не была;

üгде наша не пропадала;

üморе по колено и др.

В целом же в сфере типовых сигнификативно — денотативных и коннотативных значений между фразеологическими составами немецкого и русского языков не обнаруживается сколько — нибудь существенных различий.

Фразообразование.

Образованию фразеологизмов служат в принципе те же основные способы, что и для словообразования, а именно:

структурный — формирование новых единиц путем комбинирования имеющихся структурных составляющих или изменения их состава;

семантический — формирование новых единиц путем изменения состава сем (переосмысления);

заимствование — перенос материального и /или семного состава из другого языка (прямое заимствование или калькирование).

В лексическом составе обоих языков ведущее место принадлежит структурному способу, а во фразеологии господствует семантический способ. Самое незначительное место занимает прямое фразеологическое заимствование, постепенно вытесняемое калькированием.

Совпадают и конкретные механизмы структурного фразообразования (трансформация и вычленение фразеологизмов, развертывание ФЕ и отдельных лексем и т. д), хотя между языками обнаруживаются существенные различия в степени развития каждого из этих механизмов.

Основная часть фразеологического состава обоих языков поддается фразообразовательному моделированию.

Можно отметить некоторые количественные межъязыковые различия в механизмах фразообразования. В немецком языке значительно интенсивнее формируются новые, более экспрессивные лексические варианты и структурные синонимы существующих ФЕ путем замены одного из компонентов его стилистически маркированными синонимами, например:

  • j-m eins auf dem Kopf geben — j-m eins auf die Birne/die Nuss/die Rübe/das Dach/den Deckel/den Hut/die Haube geben.

В русском языке повышенная экспрессивность в большей степени достигается путем "усиления" образа в целом: содрать три шкуры, веревки вить, рвать на части.

Преимущественно количественные различия обнаруживаются между немецкой и русской фразеологией в вопросе семантической членимости / монолитности ФЕ. Фактор семантической членимости ФЕ имеет в немецком языке значительно более широкое поле действия. Это связано с важными различиями в развитии и роли основных частей речи — существительного и глагола.

Основные сравнительно-типологические характеристики фразеологических систем.

Центральное место в сравнительно — типологическом изучении фразеологических систем занимают две наиболее четко противопоставленные части речи — глагол и существительное. Их противопоставление выражено в немецком языке во всех аспектах значительно резче, чем в русском.

Обобщая изложенное, можно сказать, что немецкая фразеологическая система более подвижна, более склонна к структурным преобразованиям имеющихся единиц, т. е более регулярна и менее "фразеологична", чем русская (Райхштейн, 1980; 9-14).

1.3 Классификации фразеологических единиц

Первая попытка систематизации сочетаний слов сделана выдающимся швейцарским лингвистом Шарлем Балли в книгах "Очерк стилистики" и "Французская стилистика". Именно он ввел термин phraseologie и рассматривал фразеологию как один из разделов стилистики. Сам автор пересматривал свою концепцию на протяжении жизни и пришел к выводу, что существует только две основные группы сочетаний:

  1. свободные словосочетания, т.е. обороты, распадающиеся немедленно после того, как они были созданы, и допускающие полную свободу составляющих их слов вступать в другие комбинации;
  2. фразеологические единства, т.е. словосочетания, компоненты которых, постоянно употребляемые в данных сочетаниях для выражения одной и той же мысли, утратили всякое самостоятельное значение — таковым обладает все сочетание в целом, причем значение это новое, не равное сумме значений составных частей (Кунин, 1966; 17-18).

Работа большого ученого, написанная на заре изучения фразеологии, содержит много ценного, и дала старт другим исследованиям.

Классификация фразеологизмов с точки зрения семантической устойчивости (слитности) составляющих компонентов принадлежит академику В.В. Виноградову. Как известно, фразеологизмы возникают из свободного сочетания слов, которое употребляется в переносном значении. Постепенно переносность забывается, стирается, а сочетание становится устойчивым. В зависимости от того, насколько стираются номинативные значения компонентов фразеологизма, настолько сильно в них переносное значение. В соответствии с этим В.В. Виноградов делит фразеологизмы на три типа:

фразеологические сращения, или идиомы;

фразеологические единства;

фразеологические сочетания (Потапова, 2007;11).

Многие авторы принимают в качестве исходного пункта существующие лингвистические классификации, которые сводятся в основном к делению устойчивых сочетаний, в зависимости от степени слитности компонентов, на фразеологические сращения, фразеологические единства, фразеологические сочетания и фразеологические выражения (Ш. Балли, В.В. Виноградов, Б.А. Ларин, Н.М. Шанский). Показательной в отношении творческого использования такой классификацией в теории и практике перевода можно считать работу А.В. Федорова. Разобрав основные лингвистические схемы, он останавливается на предложенной В.В. Виноградовым и осмысливает ее с точки зрения переводоведения. Например, он отмечает отсутствие четких границ между отдельными рубриками, "разную степень мотивированности, прозрачности внутренней формы и национальной специфичности" единств, которая может потребовать от переводчика "приблизительно такого же подхода, как идиомы". Та же классификация "весьма удобна для теории и практики перевода", и по мнению Я.И. Рецкера, который, однако, берет из нее только единства и сращения, считая, что по отношению к этим двум группам ФЕ следует применять неодинаковые приемы перевода: "перевод фразеологического единства должен, по возможности, быть образным", а перевод фразеологического сращения "осуществляется преимущественно приемом целостного преобразования" (Влахов, Флорин, 2009; 189-190).

Проанализировав существующие классификации, мы выделили для себя классификацию крупнейшего специалиста в области лексикологии и фразеологии немецкого языка, доктора филологических наук, профессора — И.И. Чернышевой.

Автор предлагает функциональную классификацию немецких фразеологических единиц, основанную на их функции и структурно-семантических особенностях (Чернышева, 1970; 36). Она выделяет две большие группы фразеологизмов:

) лексические единства и номинативные фразеологизмы;

) номинативно-экспрессивные фразеологизмы.

Номинативные фразеологизмы немецкого языка охватывают устойчивые словосочетания, обладающие семантической цельностью на основе значений компонентов, входящих в единство. Это различные атрибутивные сочетания: названия учреждений, географические названия, сложные термины и т.д.

Второй подгруппой лексических единств являются сочетания, возникшие на основе переосмысления одного из компонентов (т.е. "фразеологические сращения" по классификации Виноградова В. В.). В обоих случаях слова-компоненты, образуя единство, обладают раздельностью значения (Чернышева, 1970; 38).

Вторая группа в функциональной классификации — номинативноэкспрессивные фразеологизмы — содержит семантически преобразованные фразеологические единицы с различной структурой.

Структурно-семантическая классификация.

Чернышева И.И. разграничивает по характеру значения, возникающего в результате взаимодействия структуры, сочетаемости и семантического преобразования компонентного состава:

  1. фразеологические единства;
  2. фразеологические выражения;
  3. фразеологические сочетания.

Фразеологические единства возникают на основе семантического сдвига значения. Новое, фразеологическое значение создается не в результате изменения значения отдельных компонентов словосочетания, а изменением значения всего комплекса. Во фразеологическом единстве поглощается и теряется индивидуальный смысл слов-компонентов (Чернышева, 1970; 39). Они образуют неразложимое семантическое целое. Именно этому разряду фразеологии присуще семантическое единство или семантическая целостность. Например:

üj-m den Kopf waschen — намыливать кому-либо шею (голову);

ükeinen Finger krümmen — не ударить пальца о палец.

Образная мотивированность фразеологического единства может с течением времени побледнеть и ослабеть до полной демотивации. Однако, демотивация фразеологического единства, как отмечает Чернышева И.И., не влияет ни на его экспрессивность, ни на его функционально-стилистическую принадлежность.

Образование целостного значения на основе семантического сдвига всего компонентного состава фразеологизма является общим признаком фразеологических единств. Синтаксическая структура этих фразеологизмов может иметь несколько разновидностей, среди которых особенно типичным является словосочетание.

Далее И.И. Чернышева рассматривает две разновидности фразеологических единств, которые имеют твердо фиксированные структурные особенности. Такими фразеологизмами являются:

)парные сочетания слов;

2)компаративные фразеологические единицы.

Парные сочетания слов составляют значительный слой немецкой фразеологии и образуют поэтому ее специфическую особенность.

Парными сочетаниями слов называются фразеологизмы с целостным смыслом, возникающим в результате семантического преобразования сочинительных сочетаний, включающих два однородных слова (существительные, прилагательные, глаголы, наречия) и соединяемых при помощи союза und, реже oder или weder. noch. Например:

ümit Haut und Haar

Смысловая целостность парных сочетаний обусловлена двумя причинами: во — первых, единством образа в метафорических парных сочетаниях, во — вторых, отнесенностью к одному и тому же или близким понятиям (при синонимичных или тематически близких компонентах) или отнесенностью к родовому понятию более высокого порядка (при компонентах-антонимах). Для парных сочетаний современного немецкого языка наиболее типичной структурой является сочетание субстантивных компонентов (Чернышева, 1970; 41).

Семантическая целостность фразеологической единицы может поддерживаться грамматическими особенностями (отклонениями от грамматического правила) и фонетическими средствами (ударение, рифма аллитерация, конечная рифма, ассонанс, нарастание компонентов).

Компаративными ФЕ называются устойчивые и воспроизводимые сочетания слов, фразеологическая специфика которых основывается на традиционном сравнении. Например:

üvier Augen sehen mehr als zwei;

ünur (или nichts als) Haut und Knochen;

üer sieht nicht weiter als seine Nase reicht.

Структурно-семантическое своеобразие устойчивых сцеплений слов данного типа состоит в том, что характеристика свойства или действия происходит через сравнительную группу или сравнительное придаточное предложение, вводимое союзами wie или als.

Фразеологическими выражениями Чернышева И.И. называет единицы, которые по своей грамматической структуре являются предикативными сочетаниями слов и предложениями. По коммуникативной значимости здесь различают следующие разновидности:

) Общеупотребительные пословицы:

Например:

üdie Augen sind gröβer als der Magen.

2) Поговорки типа:

Например:

üdas paβt wie die Faust aufs Auge.

3) Устойчивые и воспроизводимые междометия и модальные выражения:

üich für meine Person.

üden Staub von seinen βen schfltteln;

üAuge um Auge, Zahn um Zahn;

üdie Ferse des Achilles/

Под фразеологическим сочетанием Чернышева И.И. понимает фразеологизмы, возникающие в результате единичного сцепления одного семантически преобразованного компонента. Для семантики подобных ФЕ характерна аналитичность и сохранение семантической отдельности компонентов. Фразеологические сочетания могут быть терминологического, а также нетерминологического характера.

Подводя итог изложенному, мы видим, что со времен Шарля Балли — основоположника теории фразеологии, исследование фразеологии шагнуло далеко вперед. Как мы видим, классификаций фразеологизмов существует множество, и каждый автор вносит в них что то свое.

1.4 Трудности перевода

Известно, что работа переводчика всегда осложняется тем, что ему приходится переводить не просто лексику, а те оттенки смысла, которые стоят за ней. Общение людей, представителей разных культур, может быть неэффективным в силу того, что они не просто говорят на разных языках, у них еще и совершенно разное представление о мире (Потапова, 2007; 17). Несмотря на то, что нам не знакомы более или менее полные исследования перевода фразеологии, этого вопроса касаются если не все, то большинство теоретиков перевода. Успех перевода нередко определяется еще до того, как дело дошло до самого перевода — на этапе распознавания. Фразеологизм обладает всеми качествами, которые могут представить затруднения для переводчика уже с первых шагов: это и раздельнооформленность, и характер компонентов, большей частью не отличающихся от обычных слов, и ничем не замечательная (за немногими исключениями) связь между ними и контекстом, и зачастую то, что нас особенно волнует — национальный колорит (Влахов, Флорин, 2009; 187). Поскольку фразеология выделяется своими функциями в языке и речи, она требует особого подхода в процессе перевода. Казалось бы наличие специальных двуязычных и одноязычных фразеологических словарей и выделение фразеологии в больших толковых словарях должны давать наиболее полное и точное ее описание. Но словарь далеко не всегда может помочь переводчику, так как словарь с каждым годом "отстает от жизни". Поэтому, да и не только поэтому, переводчик должен уметь самостоятельно разбираться в основных вопросах теории фразеологии, уметь выделять ФЕ, раскрывать их значение и передавать их экспрессивно — стилистические функции в переводе. Основная трудность заключается в том, что никакой словарь не в состоянии предусмотреть всех возможностей использования фразеологизма в контексте (Рецкер, 1974; 145). В этой связи в своей книге "Перевод: теория, практика и методики преподавания" известный специалист по переводу, профессор Лев Константинович Латышев рассматривает такое понятие, как лингвоэтнический барьер (Потапова, 2007; 17). К лингвоэтническому барьеру относится все то, что не позволяет носителю переводящего языка воспринять текст на исходном языке и отреагировать на него так же, как если бы он был носителем исходного языка.

Лингвоэтнический барьер складывается из ряда разнородных факторов:

1) Расхождение двух языковых систем — исходного и переводящего языков. Понятие языковой системы в современном языкознании имеет различные истолкования, которые можно свести к тому, что система языка — это совокупность взаимозависимых единиц языка и моделей, по которым они сочетаются. Крайне существенно при этом, что к продуктам, производимым системой, относятся не только реально существующие языковые и речевые образования (сочетания морфем, лексем, синтагм, предложений и т.д.), но и гипотетические образования, которые возможны с точки зрения системы, то есть могли бы быть произведены ею, но реально в языке не существуют и в речи не функционируют.

2) Языковая норма — своеобразный фильтр, который либо пропускает, либо задерживает то, что производит языковая система. Она допускает то, что реально существует в языке и функционирует в речи, и отбрасывает те продукты системы, которые реально в языке не существуют и в речи не употребляются. Иными словами, языковая норма выражается в конкретно реализуемых, реально функционирующих формах языкового выражения, принятых обществом и признаваемых им правильными.

3) Речевая норма, именуемая так же узусом. Узус — принятое употребление слов и выражений — представляет собой еще один фильтр языковой нормы. Если первая отсеивает правильное от абсолютно неправильного, такого, что всегда, во всех ситуациях общения недопустимо с точки зрения грамотной части языкового коллектива, то узус среди правильного, пропущенного языковой нормой, отделяет то, что в данной ситуации общения уместно, от того, что неуместно.

Таким образом, если языковая система — это совокупность всех реальных и абстрактных возможностей функционирования языка, а языковая норма — совокупность аналогичных реальных возможностей, то узус представляет собой уже совокупность тематико-ситуативных правил употребления языка. Если нарушение нормы языка представляет собой такую его реализацию, которая воспринимается как неправильность абсолютная, т.е. во всех ситуациях и при общении на любые темы, то нарушение узуса — это реализация языка, не соответствующая данной теме или ситуации общения, не столько ошибка, сколько неуместность.

4) Расхождение преинформационных запасов носителей исходного языка и носителей переводящего языка, то есть запасов экстралингвистических знаний, которые используются при восприятии и интерпретации текстов. Любой текст рассчитан на определенные экстралингвистические знания адресата, без которых он не может быть правильно понят. Границы преинформационного запаса могут быть обусловлены социально-групповой принадлежностью человека (преинформационный запас взрослого и ребенка, специалиста и неспециалиста, образованного человека и малообразованного). Для перевода как для чисто лингвоэтнической ретрансляции индивидуальные и социально-групповые различия в преинформационных запасах несущественны. В переводе учитываются лишь те расхождения преинформационных запасов, которые обусловлены принадлежностью носителей исходного языка и носителей переводящего языка к разным лингвоэтническим коллективам и относятся к понятию лингвоэтнического барьера (Латышев, Семенов, 2003; 104-107).

Каждый из перечисленных факторов лингвоэтнического барьера имеет свою специфику, и в том числе свой вес, как фактор "антикоммуникативного" свойства, препятствующий общению носителей разных языков без языкового посредника. Перед переводчиком, несомненно, стоит масса сложных задач. Помимо отличного знания языка и навыков перевода, для эффективной работы также необходима обширная база фоновых, экстралингвистических знаний и тех языковых норм, которые, хотя иногда и не отвечают строгим правилам языка, тем не менее приняты в обществе и часто используются в процессе коммуникации (Потапова, 2007; 18-19).

В связи с вышеизложенными особенностями фразеологических единиц, а также на основании знаний о лингво-этноческом барьере, можно прогнозировать столкновение с несколькими "зонами повышенной опасности" при переводе ФЕ, т.е. вскрыть следующие наиболее типичные причины, ведущие к ошибочному переводу:

)Буквальное восприятие фразеологизма и, соответственно, покомпонентный перевод его как свободного словосочетания.

2)Перевод ФЕ по ложной ассоциации оборотом как фразеологического, так и нефразеологического характера.

)Смешение в рамках исходного языка на этапе восприятия текста сходных по форме, но различных по содержанию ФЕ.

)Перевод ФЕ формальным соответствием, т.е. идиоматичным оборотом, имеющим ту же форму, но другое содержание.

)Полное отождествление частичных соответствий, имеющих несовпадающие фразео-семантические варианты.

)Использование для перевода ФЕ формально-семантических эквивалентов без учета специфики их дистрибуции, семантических нюансов и оценочных факторов (Бреус, Дементьев, Сладковская, 1987; 106-107).

С.И. Влахов выделяет следующие трудные моменты при переводе:

Первый момент — распознавание устойчивых сочетаний в подлиннике — требует самостоятельного рассмотрения, так как множество неудач в переводе ФЕ обусловлено именно "неузнаванием их в лицо": переводчик 1) принимает их за переменные (свободные) словосочетания, и это приводит к переводу их на уровне слова; или,

) замечая их слитность, приписывает ее индивидуальному стилю автора; или же, наоборот,

) наделяет свободное сочетание качествами устойчивого и передает его, соответственно, на фразеологическом уровне. Вероятность правильного перевода при таком подходе, разумеется, редко бывает значительной.

Следующий барьер — трудность восприятия распознанной единицы. В связи с характерной для фразеологизма невыводимостью значения целого из значений компонентов "пословный" перевод редко бывает верным. Мы часто говорим о "гипнозе подлинника", а здесь придется ввести понятие "гипноз слова", отдельного слова, компонента ФЕ, заслоняющих от переводчика значение целого. А неправильное восприятие самого слова, уже достаточно неприятное само по себе, часто приводит к искажению и всего контекста, который переводчик стремится приспособить к тому неверному значению, которое сложилось у него в голове.

Получается цепная реакция ошибок: неправильно понятое слово влечет за собой неправильный перевод словосочетания — обычно в сторону пословного воспроизведения, — искаженный фразеологизм искажает содержание узкого или более широкого контекста.

Однако основной причиной ошибок как нераспознавания, так и не (до) понимания значения ФЕ, является, конечно, недостаточное владение ИЯ (Влахов, Флорин, 2009; 188).

Представляется, что внимательный подход к проблеме перевода фразеологических оборотов помог бы значительно сократить число переводческих ошибок (Бреус, Дементьев, Сладковская, 1987; 106).

1.5 Способы перевода фразеологизмов

Переводу фразеологизмов уделено немало внимания в теоретических работах. Связанные с этим проблемы рассматривают по-разному, рекомендуют различные методы перевода, встречаются несовпадающие мнения. И это, пожалуй, в порядке вещей: однозначного, стандартного, одного на все случаи жизни решения здесь быть не может. Не так редко, даже при наличии равноценного фразеологического соответствия, приведенного в словаре, приходится искать иные пути перевода, так как этот эквивалент не годится для данного контекста. Поэтому и противоречивые (в теории) советы не всегда нужно считать несовместимыми: например, если один автор предлагает переводить пословицу пословицей, а другой — калькой или путем подстановки, иногда приходится считать, что прав и тот и другой. Например Я.И. Рецкер говорит о том, что "перевод фразеологического единства должен, по возможности, быть образным", а перевод фразеологического сращения "осуществляется преимущественно приемом целостного преобразования".С.И. Влахов предлагает две группы перевода: фразеологический и не фразеологический и делит их на подгруппы, опираясь при этом на основное требование "фразеологизм переводят фразеологизмом" (Влахов, Флорин, 2009; 187-188).

В процессе работы над этой темой мы рассмотрели и проанализировали способы перевода ФЕ таких теоретиков как Я.И. Рецкер, В.В. Виноградов, С.И. Влахов, и пришли к выводу, что наиболее удобной является классификация Т.А. Казаковой. Итак, рассмотрим ее более подробно.

1. Оптимальное переводческое решение при переводе фразеологизмов — это поиск идентичной фразеологической единицы в переводящем языке. К счастью, сопоставляемые языки богаты фразеологическими оборотами, в том числе и идентичными. Однако следует принимать во внимание то обстоятельство, что, во-первых, число таких непосредственных соответствий ограничено, и, во-вторых, даже фразеологизмы, кажущиеся на первый взгляд аналогичными, могут иметь отличия на идиоматическом, коннотативном или семантическом уровнях.

2. При отсутствии непосредственных соответствий исходный фразеологизм можно перевести путем поиска аналогичной единицы, имеющей общее с исходным значением, но построенной на иной словеснообразной основе. Следует, однако, помнить, что если используется метод замены референта, то существует вероятность дезидиоматизации, искажения или неполной передачи смысла.

3. Менее эффективным, но иногда допустимым приемом при переводе фразеологизмов является калькирование, т.е. пословный перевод. Однако данный вид перевода представляется не самым удачным. Хотя идиоматичность фразы, как правило, сохраняется, но все же сама суть фразеологизма может быть непонятна человеку, не владеющему иностранным языком. Нередко референт может обладать некоторыми особенностями, не совпадающими в разных языках.

4. В отдельных случаях применяется двойной, или параллельный, перевод фразеологизмов, когда в одной фразе сочетается фразеологическая единица (например, переведенная посредством калькирования) и объяснение ее переносного значения в возможно более кратком виде. На наш взгляд, этот способ является весьма удачным приемом перевода фразеологизмов. В этом случае до адресанта доносится суть фразы, к тому же сохраняется идиоматичность без искажения смысла. Единственным недостатком данного приема может быть громоздкость структуры, с которой не всегда удобно работать при переводе.

5. В случае отсутствия идентичной фразеологической единицы в переводящем языке, а также при условии невозможности пословного перевода, применяется перевод-объяснение переносного значения фразеологизма, то есть посредством трансформации устойчивого словосочетания в свободное. Достоинство перевода-объяснения в том, что смысл фразы передается без малейших искажений, однако, с другой стороны, фразеологизм теряет свои образно-ассоциативные свойства (Потапова, 2007; 19-21).

Стоит помнить, что выбор приема перевода фразеологии во многом зависит от места, занимаемого той или иной группой устойчивых словесных комплексов во фразеологической системе ИЯ и/или ПЯ по различным показателям: метафоричности, лексико-синтаксической структуре, структурно-компонентным особенностям, синтаксической функции, по происхождению, колориту, авторству, стилистической окраске (Влахов, Флорин, 2009; 190).

Выводы по первой главе

1)Проблема перевода фразеологических единиц является одной из центральных проблем переводоведения.

2)При сопоставлении фразеологических систем немецкого и русского языков по нескольким аспектам (лексический, структурно — синтаксический, семантическая организация фразеологического состава, фразообразование, основные сравнительно — типологические характеристики фразеологических систем) выяснилось, что немецкая фразеологическая система более подвижна, более склонна к структурным преобразованиям имеющихся единиц, т. е более регулярна и менее "фразеологична", чем русская.

)Наиболее полной и обоснованной является классификация И.И. Чернышевой, которая подразделяется на две подгруппы: функциональную классификацию, (которая включает в себя лексические единства, номинативные фразеологизмы и номинативно-экспрессивные фразеологизмы) и структурно-семантическую классификацию (которая подразделяется на фразеологические единства, фразеологические выражения и фразеологические сочетания).

)Знания о лингвоэтническом барьере, "зонах повышенной опасности" при переводе фразеологических единиц и, конечно, знание языка помогут значительно сократить число переводческих ошибок.

)Т.А. Казакова предлагает следующие способы перевода фразеологических единиц: поиск идентичной единицы, аналогичной единицы, калькирование, двойной или параллельный перевод и перевод — объяснение. Именно эти способы мы будем использовать в дальнейшем исследовании.

Глава 2. Исследование способов перевода фразеологизмов с компонентом "часть тела"

2.1 Фразеология в словарях

В процессе письменного перевода главный помощник — словарь. На пути переводчика нередко возникают трудности связанные с раскрытием значения слова или словосочетания. Естественно, что в подобных случаях переводчик прежде всего обращается к словарю. Нередко бывает так, что хотя словарь и не дает контекстуального значения слова, отталкиваясь от определенного нормативного значения, указанного в словаре, можно найти искомое значение. Но чаще всего, особенно когда приходится иметь дело с окказиональным употреблением слова, его контекстуальное значение может быть выведено только из смысловой структуры слова в целом, а не из определенного частичного значения. Под смысловой структурой слова следует понимать не только совокупность его нормативных значений, но и ближайшие синонимы этого слова.

Для подачи фразеологии в словарях весьма существенна проблема омонимии и многозначности стержневых слов. Смешение омонимов и многозначности в отношении большинства ФЕ, пожалуй, неизбежное явление. Для переводчика далеко не безразлично, с каким значением опорного слова связана данная ФЕ. Особенно важно установить эту связь в отношении ФЕ, еще не зарегистрированных в словарях, а иной раз уже и не регистрируемых. Это относится и к видоизмененным вариантам ФЕ, не попавшим в словари. Подлинная многозначность ФЕ выясняется лишь из фактического употребления ее в разных значениях. Показания двуязычного словаря на этот счет могут быть обманчивыми. Вообще, и полисемия слова, и полисемия фразеологизма не может быть определена посредством перевода на другой язык. Нередко случается, что в русском языке нет эквивалента, т.е. постоянного и равнозначного соответствия, покрывающего значение иноязычной ФЕ. Тогда в словаре появляется ряд соответствий, создающих впечатление мнимой многозначности. Беда в том, что в таких случаях переводчик за деревьями не видит леса. Опасность искусственного дробления общего значения иноязычной ФЕ на части заключается в том, что из за разнородности отдельных соответствий их совокупность не составит целого. Если же приводимые в словаре русские соответствия не покрывают значения целого, это грозит тем, что в определенном конкретном случае переводчик не найдет правильного решения, так как общее целостное значение фразеологизма остается неизвестным.

Проверка словарных данных переводческой практикой показывает, что и в области фразеологии лучше всего иметь в словаре, наряду с частичными (или даже полными) эквивалентами, широкое, объемное раскрытие значения ФЕ. Именно оно часто является отправной точкой для нахождения контекстуального значения фразеологизма и для его адекватного перевода.

Трудности при переводе возникают и тогда, когда в словарях нет фразеологического неологизма. Правда, если не учитывать новых сленгизмов, которые чаще всего не имеют прозрачной внутренней формы и являются нарочито зашифрованными, большая часть фразеологических новообразований создается по определенному шаблону. Можно сказать, что неологизмы опровергают распространенное мнение о немоделированности ФЕ (Рецкер, 1974; 191-205).

Далее мы проводим сопоставительный анализ фразеологизмов лексико-семантического поля "часть тела" в немецком и русском языках, так же проводим анализ способов перевода отобранных фразеологизмов.

2.2 Сопоставительный анализ фразеологизмов лексик -семантического поля "часть тела" в немецком и русском языках

Названия частей тела являются одними из наиболее часто участвующих слов в образовании фразеологизмов. Высокий удельный вес соматизмов, по-видимому, общая черта многих, если не всех фразеологических систем (Райхштейн, 1980; 113, Мордкович, 1972; 75). Интересно, что в сопоставляемых языках на первых местах по фразообразовательной активности оказываются слова, обозначающие руку, глаза, голову. Вряд ли это обстоятельство объяснимо внутрилингвистическими причинами. Названные компоненты наиболее прямо соответствуют чувственной (глаз) и логической (голова) ступеням познания, а также мерилу его истинности — практике (рука).

Эти компоненты ФЕ относятся в своем самостоятельном употреблении к высокочастотной зоне лексического состава, к его наиболее древней, исконной и социальной значимой части. Как правило, это многозначные слова, отдельные переносные значения которых в большей или меньшей степени ощутимы и во фразеологических значениях отдельных фразеологических единиц. Однако решающую роль играют, несомненно, их главные, первичные, прямые значения.

По данным Райхштейна А.Д., среди 17 наиболее частотных существительных в составе русских фразеологических единиц обнаруживается 8 лексических соматизмов, а среди соответствующих 17 немецких существительных их оказывается 11. Это соответственно, по порядку: глаз, рука, голова, нога, язык, нос, ухо, сердце, кровь, плечо, Hand, Kopf, Auge, Herz, Ohr, Fuß, Hals, Mund, Bein, Nase, Finger, Boden (Райхштейн, 1980; 116). Чуть менее частотными являются компоненты: Zunge, Blut, Rücken, Zahn, рот, палец, лицо, волосы, зубы.

Итак, части тела и их названия в разных языках фигурируют не только в буквальном смысле: они имеют также и символический характер.

Используя названия частей тела в переносном значении — как сравнения, метафоры, в идиомах, пословицах, люди стараются полнее передать свои мысли или произвести большее впечатление от сказанного. Носители языка прибегают к помощи слов, называющих их органы, для описания самых разных сфер действительности, включая эмоции. Собственное тело для человека ближе всего, с ним сравнивают, когда говорят о чем-то максимально знакомом. Выражение — etwas an den Fingern herzahlen — знать, как свои пять пальцев — говорит само за себя.

Органы человеческого тела можно по-разному классифицировать и выделять их в группы по разным признакам: например, есть органы, принимающие информацию извне — это глаза, уши, нос. В этом не участвуют, наоборот, живот, плечи и ноги. Язык — орган, отвечающий за передачу информации. Поэтому на язык ссылаются, когда говорят о ее поступлении от говорящего. Есть, например, органы, которые выполняют движения и жесты, нужные для общения. Другие в этом не участвуют. Все части тела необходимы для деятельности человека.

Выделяется два основных семантических типа жестов: коммуникативные и симптоматические. К первой группе относятся жесты, несущие информацию, которую жестикулирующий намеренно передает адресату. По своей природе это чисто диалогические жесты (погрозить кулаком, поманить рукой, показать язык, показать пальцем, подмигнуть, поклониться, покрутить пальцем у виска и т.д.). Жесты второй группы — симптоматические — свидетельствуют об эмоциональном состоянии говорящего. Примеры русских симптоматических жестов: открыть рот (от изумления), сжать губы, кусать губы, барабанить пальцем по столу. Симптоматические жесты занимают промежуточное положение между физиологическими движениями и коммуникативными жестами. С движениями их сближает то, что проявление любой эмоции изначально физиологично.

В разных культурах одни и те же жесты могут иметь совершенно разное значение. Это зачастую создает большие проблемы в межкультурном общении и объясняет наличие фразеологических псевдоэквивалентов в сопоставляемых языках.

Мимика представляет собой изменения выражения лица человека. Она позволяет выразить все универсальные эмоции: печаль, счастье, отвращение, гнев, удивление, страх и презрение.

В анатомическом смысле частей тела очень много. Но большинство из них стали известны едва ли раньше, чем 100-150 лет назад. Эти названия не распространены в речи непрофессионалов, не вошли в поговорки, пословицы, идиомы, художественные произведения и тем более в легенды и мифы. Символическое значение имеют только части тела, в традиционно языковом понимании, которые можно определить как внешние органы тела, за исключением слова "сердце". Рассмотрим коннотативные оттенки значений некоторых из них.

Голова/Kopf управляет мышлением и рассудком. В связи с этим вытекает основное коннотативное значение, оно обозначает рассудительность и ум или их отсутствие, например:

üeinen klaren Kopf haben — иметь ясный ум;

ünicht auf den Kopf gefallen sein — быть не глупым, сообразительным, смекалистым;

üseinen Kopf für sich haben — иметь свою голову на плечах.

Значение способности сосредоточиться, воли отражается в таких фразеологических единицах:

üden Kopf hangen lassen / den Kopf verlieren — повесить голову / понурить голову;

üsich deshalb nicht den Kopf wegreifien — не терять головы;

üden Kopf in den Sand stecken — зарыть голову в песок.

  • etwas mit seinem Kopf bezahlen — поплатиться головой.
  • Дополнительное значение вносит сема превосходства, заложенная в понятии, например:
  • den Kopf hochhalten (или aufrechthalten) — высоко держать голову (т.е. держать себя с достоинством);
  • j-m den Kopf waschen — намылить голову/шею кому-либо (отругать, тем самым унизив, кого-либо).

Волосы/Haar можно рассматривать и как возможный атрибут головы, и самостоятельно. Обычно, слово в составе фразеологической единицы приобретает значение какой-либо эмоции. Например, страха:

üdie Haare stehen zu Berge — волосы дыбом встают;

досады:

üsich die Haare ausraafen — рвать на себе волосы.

Отдельной семантикой обладает один волос, или волосок: он имеет значение чего-то малого, иногда неважного:

üHaare spaltenпридираться к мелочам;

üan einem Haar hängen — висеть на волоске.

Глаза/Augen и их открытость символизирует получение информации и ее достоверность:

üganz Auge sein — смотреть во все глаза / смотреть в оба (глаза) — быть внимательным, бдительным, смотреть с большим вниманием;

üj-m die Augen öffnen (über) — открыть/раскрыть глаза на что-то.

Глаза являются и важными выразителями эмоций и чувств, следовательно, велико количество фразеологических единиц с данным компонентом, отражающих изменение эмоционального состояния человека. Например, удивление:

üdie Augen aufreifien — вытаращить глаза;

желание:

üdie Augen brennen him danach — положить глаз на что-либо / глаза загораются;

зависти и недоброжелания:

üein Böses Auge haben — дурной глаз.

Следует отметить, что в немецкой и русской фразеологии, есть большое количество фразеологических единиц с компонентом "глаз", обозначающих смерть:

üdie Augen schliefien — закрыть глаза навеки.

Нос/Nase — сравнительно малый орган и единственный, который выступает на лице. Первое его значение — обозначение близости, часто сопряженное с получением информации. Например:

ünicht über die eigene Nase hinaas sehen — дальше собственного носа не видеть;

üj-m etwas vor der Nase wegschnappen (или wegnehmen) — стащить что-либо у кого-либо из-под носа.

Вторая символика носа — нездоровое любопытство, пороки:

  • seine Nase in alies stekken — совать свой нос не в свое дело.
  • Необходимо отметить и следующее значение:
  • die Nase hoch tragen (aufwerfen или einspannen) — задирать нос, важничать.
  • Посредством рта/Mund производится речь. Это и есть его символическое значение в сопоставляемых языках:
  • j-m den Mund stopfen — заткнуть рот;
  • набрать в рот воды — er kann nicht den Mund aufkriegen.

Зубы/Zahn — это древнейшая эмблема агрессивной и защитной силы. Например:

üeinen Zahn gegen j-n haben — иметь зуб против кого-либо / скалить зубы;

üAug (e) um Aug (e), Zahn um Zahn — око за око, зуб за зуб;

übis auf die Zähne bewaffnet sein — вооружён до зубов.

Ухо/Ohr, как и глаз, — орган, воспринимающий информацию извне (только не зрительную). Поэтому в основном фразеологизмы, связанные с этим органом, употребляются, чтобы обозначить способность узнавать и слушать:

ü(ganz) Ohr sein — напряженно слушать, обратиться в слух,

ümit beiden Ohren horchen (auf etwas) — во все уши слушать;

üetwas zu einem Ohr herein zum andern hinauslassen — в одно ухо влетело, в другое вылетело.

Интересно, что уши ассоциируются с тайной, с желанием ее выведать:

üdie Ohren spitzen — навострить уши.

Также уши являются символом чего-то крайнего (видимо, это связано с их маркированным расположением как на голове, так и в вертикальном отношении: эта часть тела расположена выше почти всех других):

übis über die Ohren verliebt sein — влюбиться по уши;

üviel um die Ohren haben — по уши увязнуть в работе / быть по уши в работе.

Язык/Zunge символизирует общение, передачу информации — это его первый символический смысл, например:

üdie Zunge verschlucken — язык проглотить;

üetwas auf der Zunge haben / das habe ich auf der Zunge — на языке вертится.

Часто во фразеологизмах имеет значение органа, виновного в излишней болтливости. В этом случае у него отрицательная семантика (второй символический смысл):

üsich die Zunge verbrennea — языком трепать/ чесать

üдержать язык за зубами — die Zunge im Zaume halten

üdas Herz auf der Zunge haben (или tragen) — быть откровенным, что на уме, то и на языке;

üeine lose Zunge haben — / быть невоздержанным на язык, болтливым.

Сердце/Herzорган с символикой чувств, переживаний, настроений. Например, искренности:

üvon ganzem Herzen — от чистого сердца;

aus ganzem (или vollem) Herzen — от всего сердца, от всей души;

боли:

üihm tat das Herz im Leibe weh — сердце кровью обливается;

üdas Herz dreht sich mir im Leibe um — сердце болит;

удачи:

üj-s Herz gewinnen — покорить чьё-либо сердце;

переживания:

üsich etwas zu Herzen nehmen — принимать что-либо близко к сердцу.

Часто используется для описания характера людей:

üein Herz haben / viel Herz haben / ein Herz im Leibe haben / ein Herz im Busen tragen быть сердечным, отзывчивым человеком.

Чаще употребление слова "сердце" говорит о положительных качествах человека. Достаточно часто сердце связано с понятием любви:

üsein Herz an j-m verloren haben / j-m das Herz öffnen — открыть сердце / отдать кому-то свое сердце;

üj-n ins Herz treffen — разбить сердце.

Следует отметить сильную фразеологическую эквивалентность русского слова "душа", у русских оно ассоциируется с сердцем, например, аналоги русского выражения душа ушла в пятки:

üer trägt sein Herz in der Hand,

а открыть душу, довериться кому-л.:

üjemand das Herz öffnen.

Рука/Hand играет практически универсальную роль: это слово употребляется с различными значениями, наиболее частые из которых — общение, мастерство, деятельность, обмен, т.е. практическое применение мысли. Особенно много фразеологических единиц, содержащих данный соматизм, со значением "нахождения чего-либо у кого-либо и получения", например:

üdie Hand auf etwas legen — наложить руку на что-либо / прибрать что-либо к рукам / взять в свои руки

ü; j-n (или etwas) in der Hand haben (или halten) держать в своих руках;

üsich in die Hand nehmen — взять себя в руки;

üHand von der Butte! — руки прочь;

üin j-s Hand fallen / j-m in die Hande fallen / j-m in die Hand laufen — попасться в чьи-либо лапы.

Значение деятельности, например:

üfreie Hand haben — развязать руки;

и мастерства, качества работы особенно четко прослеживается на примерах из русского языка:

üзолотые руки,

üиз рук вон плохо,

üруки не доходят до чего-то,

üне покладая рук.

Значение общения и обмена отражено в таких фразеологических сериях:

üvon Hand zu Hand gehen — переходить из рук в руки / ходить по рукам / из рук в руки;

üetwas aus erster / zweiter / dritter Hand (erfahren, wissen, kaufen) — из первых / вторых / третьих рук (узнать, знать, купить что-либо).

Руки обозначают и материальное воплощение намерений:

üum die Hand anhalten (или bitten) просить руки;

üseine Hände in Unschuld waschen — умыть руки.

Особый интерес представляет подразделение на левую и правую руки:

üбыть чьей-то правой рукой — er ist seine rechte Hand.

Плечи/Schultern символизируют ответственность, трудолюбие, ношу, которая на них ложится:

üвзвалить что-то на плечи,

üс плеч долой,

üкак гора с плеч свалилась.

В немецких устойчивых выражениях плечи не обладают такой ярко выраженной символикой. Например:

üauf seine Schultern nehmen — взять что-либо на себя, на свою ответственность.

"Нога" в русском языке — основное слово для обозначения нижней конечности целиком, а в немецком языке нижнюю конечность делят на две зоны и применяют для их обозначения соответственно по два слова: Bein (верхняя часть) и Fuss (нижняя часть, стопа).

Нога символизирует движение, скорость. В устоявшихся выражениях ноги часто противопоставляются голове и связанному с ней ментальному началу в человеке, как действующий и механический орган — разумному:

üwas man nicht im Kopf hat, (das) muβ man in den Beinen haben — дурная голова ногам покою не дает.

Соматизмы отражают значение устойчивости или неустойчивости (как в прямом значении, так и в переносном смысле) и уверенности в себе:

ümit semen Beinen auf der Erde — стоять обеими ногами на земле, трезво смотреть на вещи;

üfesten Fuβ fassen — обрести (твёрдую) почву под ногами;

üauf die Beine kommen — встать на ноги, выздороветь;

üauf wackligen Füβen stehen — выбить почву из-под ног;

ümit einem Bein im Grabe/mit einem Fuss unter der Erde (im Grabe) stehen — стоять одной ногой в могиле.

Пятка/Ferse как часть ноги задействована чаще в русском языке, в немецком языке Ferse употребляется, в основном, в значении "следовать за кем-либо по пятам":

üбыть под пятой у кого-либо;

üтолько пятки сверкали;

üj-m an (auf) den Fersen sein (sitzen) — гнаться за кем-либо, преследовать по пятам кого-либо.

Семантика правого и левого в отношении ноги (как и руки), видимо, универсальна для сопоставляемых языков, например:

üer ist mit dem linken Bein aufgestanden — встать с левой ноги.

"Левый" в данном случае означает что-либо неправильное.

Упоминание колен/Knie часто является символикой унижения, подчинения, рабства, трусости. Например:

üj-n auf die Knie zwigen — поставить кого-либо на колени;

üIn die Knie brechen — пасть на колени.

Подводя итог вышеизложенному, мы видим, что при сопоставлении коннотативных значений в немецком и русских языках можно выявить множество параллелей. Различия, иногда встречающиеся, объясняются прежде всего особенностями национальной специфики и жизненным укладом носителей сопоставляемых языков.

2.3 Анализ способов перевода фразеологизмов с компонентом "часть тела"

Для анализа способов перевода немецких фразеологизмов с компонентом "часть тела" мы выбрали небольшой, но насыщенный фразеологическими оборотами, построенный на игре слов, текст "Körperteile" из пособия В.Д. Девкина "Занимательная лексикология" (Приложение 1). Фразеологизмы, отобранные из данного текста выделены в таблице цветом. Однако основная часть анализируемых фразеологизмов была отбрана из немецко — русского фразеологического словаря Л.Э. Биновича. Данный словарь содежит основной свод фразеологии немецкого языка, а так же включает в себя фразеологические обороты, употребляющиеся в современном немецком языке, а так же известную часть оборотов, ныне вышедших из употребления или встречающихся редко, но зафиксированных в немецкой литературе (Бинович, 1956;7).

Проанализировав переводы отобранных фразеологизмов, мы обнаружили, что встретились со всеми пятью способами перевода, предложенными Т.А. Казаковой. Для более удобного прочтения мы представили результаты нашего исследования в таблице, причем для каждого способа перевода разработана отдельная таблица. В первом столбце каждой таблицы — фразеологическая единица в том виде, в котором она встречается в немецком тексте/словаре, во втором — представлен дословный перевод, третий столбец — перевод, который представлен в словаре. После таблицы мы пытаемся дать оценку переводу, т.е., определяем, удачно или не удачно выбран способ перевода, уместно ли его использование в данном случае.

. Идентичная фразеологическая единица

ФразеологизмДословный переводСловарный переводSich den Kopf über etwas zerbrechenЛомать себе голову над чем-л. Ломать над чем-л. головуDen Kopf hoch haltenВысоко держать головуВысоко держать головуIn den Kopf kommenПриходить в головуПриходить в головуUm kein HaarНи единого волосаНи на волос, ничуть, ни на йотуAugen machenДелать глазаДелать глазки (кокетничать) In die Auge (ins Auge fallen) fallen (springen, stechen) Падать в глазаБросаться в глазаSeine Nase in alles steckenВо все втыкать свой носСовать всюду свой нос, соваться куда не спрашиваютj-n an der Nase herumführenКого-то за нос (об) водить (кругом) Водить за нос, обманывать, дурачить кого-л. Die Nase hoch tragenВысоко носить носЗадирать нос, важничать, ходить гоголемZu Ohren bekommenПолучать к ушамУзнать, услышать что-л. Viel um die Ohren habenМного иметь по ушиПо уши увязнуть в работе, иметь много забот, хлопотMit hundert Ohren hörenСлушать в сто ушейВо все уши слушать, обратиться в слухDie Zunge verschluckenПроглотить языкЯзык проглотить, потерять дар речи Das liegt allen auf der ZungeЭто лежит у всех на языкеЭто у всех на языке, об этом все говорятHerzen brechenРазбивать сердцаРазбивать сердцаEr ist mit dem linken Bein aufgestandenОн встал с левой ногиОн встал с левой ногиAuf grossem Fuss На широкую ступнюНа широкую ногуDas Knie beugen vor j-mПреклонить колени перед кем-л. Преклонить колени перед кем-л.

Таким образом, проанализировав отобранный материал, мы видим, что сопоставляемые языки богаты фразеологизмами, которые идентичны по коннотативному значению и структурно — семантическому признаку. Это в свою очередь свидетельствует об определенной общности ассоциативно-образного мышления представителей разных языковых картин мира, что проявляется в наличии общих логико-фразеологических идей. При полном совпадении компонентов, такой способ перевода, как поиск идентичной единицы, является единственным верным для переводческого решения. Поскольку лишь идентичная, равная во всех отношениях, фразеологическая единица может полностью передать все оттенки того смысла, который был заложен во фразеологизм носителем ИЯ.

. Аналогичная фразеологическая единица

ФразеологизмДословный переводСловарный переводSich eine Kugel durch (или in) den Kopf jagenВогнать себе пулю в головуПустить себе пулю в лобJ-d hat einen dicken KopfКто-то имеет толстую головуГолова пухнет (от забот) An den Kopf werfenБросить в головуБросить кому-л. прямо в лицо (обвинение, оскорбление) Auf den Kopf zusagenобещать на головуСказать кому-л. что-л. напрямик, прямо в лицоJ-m Sand in die Augen streuenКому-то сыпать песок в глазаПускать пыль в глазаDie Nase voll habenНос иметь полнымБыть сытым по горло чем-л. Seine Nase in jeden Quark steckenСвой нос в творог втыкатьСовать всюду свой нос, соваться куда не спрашиваютEtw. auf die Nase bindenЧто-то на нос привязатьНавязать кому-л. что-л., лезть не в свое делоDen Mund halten Держать ротДержать язык за зубами, помалкивать, не болтать, хранить тайнуNichts für seinen Zahn findenНе найти ничего на свой зубНичего не находить по своему вкусуAuf den Ohren sitzenСидеть на ушахБыть тугим на ухоEr ist noch nicht trocken hinter den OhrenУ него еще за ушами не высохлоУ него молоко на губах не обсохлоZu Ohren bringenДовести до ушейДовести что-л. до чьего-л. Сведения; сообщить, пнредать кому-л. что-л. Von Ohr zu OhrОт уха к ухуИз уст в устаSich etw. Hinter die Ohren schreibenЗаписать за ушами (на) мотать себе на ус, зарубить себе на носуDer Tod sitzt ihm auf der ZungeСмерть сидит у него на языкеОн чуть жив, он дышит на ладанMir klebt die Zunge am GaumenМой язык приклеился к небуУ меня во рту пересохлоSein Herz auf der Zunge tragenСердце на языке носитьГоворить все, что есть на душе, все, о чем думаешьj-s Herz gewinnenВыиграть чье-то сердцеПокорить чье-л. сердцеSich bis in sein Herz hinein schämenДо глубины сердца стыдитьсяСтыдиться до глубины душиDas Herz fiel ihm in die HosenСердце упало ему в брюкиУ него душа ушла в пяткиAuf gespanntem Fuss mit j-m stehenСтоять на напряженных стопах с кем-л. Быть в напряженных отношениях с кем-л.

Такой способ перевода как поиск аналогичной единицы в переводящем языке встречался нам чаще, чем другие.

Аналоги, назовем их "неполные копии", форма содержания у которых полностью совпадает, а форма выражения может незначительно различаться. Причем различие может заключаться в незначительной перемене слов, не выпадающих из заданной темы — "части тела.

Такой способ перевода представляется нам удачным, так как с минимальными потерями позволяет донести до читателя значение, заложенное во фразеологическую единицу.

Однако небольшим недостатком является то, что при переводе аналогичной единицей теряется национальная специфика, которая могла бы быть интересной для тех, кто изучает иностранный язык.

. Калькирование

ФразеологизмДословный переводСловарный переводDie Ferse des AchillesАхиллесова пятаАхиллесова пятаFleisch und BlutПлоть и кровьПлоть и кровь Haut und KnochenКожа и костиКожа да костиAug (e) um Aug (e), Zahn um ZahnГлаз за глаз, зуб за зубОко за око, зуб за зуб

Калька всего лишь передает "буквальную" оболочку фразеологической единицы, а степень ее раскрытия зависит во многом от того, как фразеологизм переводящего языка сам отражает суть явления. Таким образом, калькирование — это не совсем удачный способ перевода фразеологических единиц, он не передает суть явления, и фразеологический материал может остаться не понятым, тем более, если в переводящем языке нет фразеологической единицы с тем же значением. Однако, как можно видеть из примеров, есть определенная группа фразеологизмов, для которых калька является приемлемым и правильным способом перевода. Это так называемые интернациональные фразеологизмы, восходящие к античности, библейским сказаниям и вообще к источникам на каком-либо третьем языка.

. Двойной/параллельный перевод

ФразеологизмДословный переводСловарный переводHaare spalten Волосы расщеплятьбукв. расщеплять волосы, копаться в мелочах, придираться к мелочам, проявлять мелочностьDen Mund auftun (aufmachen) Открывать ротРаскрывать рот, начинать говорить, высказываться, выражать свое мнениеDem tut kein Zahn mehr wehНи один зуб его больше не беспокоитбукв. ни один зуб его больше не беспокоит, он отстрадал, отмучился (об умершем) Die Ohren klingen mirУ меня в ушах звенитбукв. у меня в ушах звенит, кто-то обо мне вспоминаетEs brennt ihm auf der ZungeЭто горит у него на языкеУ него язык чешется (сообщить что-л.) Die Hand auf die Tasche haltenДержать руку на кошелькесобств. держаться за кошелек, быть скупымAuf einem Bein kann man nicht stehenНа одной ноге не устоишьНа одной ноге не устоишь, Одной рюмки мвло! Еще по одной! Бог троицу любит.

Данный способ перевода встречался нам достаточно часто и является, на наш взгляд, достаточно удачным, если в переводящем языке нет прямого фразеологического соответствия. Двойной или параллельный перевод дает возможность сохранения национальной специфики и, если требуется, позволяет небольшое пояснение переводимого явления. Именно это позволяет донести до читателя смысл фразеологической единицы в полном объеме.

. Перевод-объяснение

ФразеологизмДословный переводСловарный переводJ-m auf dem Kopf herumtanzenПлясать (кругом) кому-то на головеСадиться на голову кому-л. (заставлять его исполнять свою волю) Ein Haar in der Suppe findenНайти волос в супеПочувствовать отвращение к чему-л. из-за какой-л. мелочи, придираться к мелочамDas magische AugeМагический глазЗеленый глазок (у радиоприемника) Mit einem blauen Auge davonkommenОтделаться голубым глазомОтделаться пустяком, дешево отделатьсяTief in die Augen sehenГлубоко смотреть в глазаВлюбиться в кого-л. Unter der Nase reibenПод носом теретьНедвусмысленно дать понять кому-л. что-л., сказать прямо в лицо кому-л. что-л., попрекать кого-л. чем-л. Auf der Nase herumtanzenНа носу плясать (кругом) Веревки вить из кого-л. Auf den Ohren liegenЛежать на ушахБездельничать, валяться в постелиJ-m einen Floh ins Ohren setzenКому-то блоху в ухо посадитьВзбудоражить, обеспокоить кого-л., замечать что-л. Ein feines Ohr für etw. habenИметь тонкое ухо для чего-тоБыстро воспринимать, понимать, замечать что-л. Dicke Ohren habenИметь толстые ушиБыть глухим, невосприимчивым к чему-л. Übers Ohr hauenПоверх уха рубитьОбмануть, надуть кого-л. Eine feine Zunge habenИметь хороший языкИметь тонкий гастрономический вкусDie öffentliche HandОбщественная рукаГосударство (как юридич. лицо в области имущественных отношений), гос. казнаEtw. hat Hand und Fuss Нечто имеет руку и стопуЧто-л. имеет под собой реальную основу (или почву), что-л. является обоснованным (или логичным) Auf beiden (или zwei) Schultern tragenНести на обоих плечахСлужить, угождать и нашим и вашим, двурушничатьAuf j-s Schultern stehenСтоять на чьих то плечахОпираться на чьи-л. работы, исследования, советыKein Bein! Ни ноги! Ничего подобного! Вот уж нисколько! Der Klapperstorch hat sie ins Bein gebissenБелый аист укусил ее в ногуОна забеременелаj-m auf die Füsse tretenКому-то наступить на стопыЗадеть чье-л. больное место, задеть чье-л. самолюбиеj-m weiche Knie machenСделать кому то мягкие колениСильно напугать кого-л. (так, чтобы у него поджилки затряслись)

Перевод — объяснение переносного значения фразеологизма просто не заменим, если в переводящем языке отсутствует данная фразеологическая единица. Такой перевод, с помощью развернутого описания, раскрывает значение исходного фразеологизма, его суть. Но у такого перевода есть свои недостатки. Во — первых, это его громоздкость; во — вторых, потеря экспрессивности и эмоциональной окраски, которая была заложена носителем ИЯ во фразеологизм в определенном контексте.

Таким образом, при анализе перевода фразеологических единиц нам встретились все пять приемов перевода, предложенные Т.А. Казаковой. На наш взгляд, все они были уместными и единственно верными при переводе отобранных фразеологических единиц, несмотря на то, что автор замечает, что "в таком словаре неизбежны недостатки как в отношении методологии отбора фразеологии немецкого языка, так и в отношении ее подачи, систематизации и перевода" (Бинович, 1956;9).

Выводы по второй главе

1.В процессе письменного перевода главный помощник — словарь и знания национальной специфики исходного языка.

2.Названия частей тела являются одними из наиболее часто участвующих слов в образовании фразеологизмов.

.При сопоставлении коннотативных значений в немецком и русских языках можно выявить множество параллелей. Различия, иногда встречающиеся, объясняются прежде всего особенностями национальной специфики и жизненным укладом носителей сопоставляемых языков.

.Сопоставляемые языки богаты фразеологизмами, которые идентичны по коннотативному значению и структурно — семантическому признаку.

.Такой способ перевода, как поиск аналогичной единицы, встречался чаще других и представляется нам удачным, так как с минимальными потерями позволяет донести до читателя значение, заложенное во фразеологическую единицу.

.Калькирование — это не совсем удачный способ перевода фразеологических единиц, он не передает суть явления, и фразеологический материал может остаться не понятым. Однако, есть определенная группа фразеологизмов, для которых калька является приемлимым и правильным способом перевода.

.Двойной или параллельный способ перевода фразеологизмов является, достаточно удачным, если в переводящем языке нет прямого фразеологического соответствия.

.Перевод — объяснение переносного значения фразеологизма просто не заменим, если в переводящем языке отсутствует данная фразеологическая единица.

Собрав и проанализировав имеющийся теоретический материал по теме, мы отметили для себя различные точки зрения наиболее известных исследователей в этой области, таких как С.И. Влахов, Я.И. Рецкер, В.В. Виноградов, И.И. Чернышева, Н.М. Шанский, Л.К. Латышев и некоторых других. На основе полученных теоретических знаний мы определили понятие фразеологической единицы, приводя определения различных авторов. С нашей точки зрения, наиболее точное и полное определение фразеологизма дано А.В. Куниным. Рассмотрели сопоставление фразеологических систем немецкого и русского языков, предложенное А.Д. Рахштейном. Рассмотрели имеющиеся классификации фразеологических единиц, выделив для себя классификацию И.И. Чернышевой. На основе материала С.И. Влахова и Е.В. Бреус рассмотрели "зоны повышенной опасности", которые могут встретиться переводчику при переводе фразеологизмов. Проанализировав способы переводов, предложенные несколькими авторами, мы остановились на способах перевода, которые предлагает Т.А. Казакова. Таким образом, выполнив ряд задач, поставленных нами в начале исследования, мы добились аналитической цели, которую ставили перед собой как одну из основных.

В практической части нашего исследования мы провели сопоставительный анализ фразеологизмов лексико-семантического поля "часть тела" в немецком и русском языках, так же провели критический анализ переводов фразеологизмов, дав каждому из них свою оценку: уместно ли и насколько удачно использование данного способа перевода в конкретном случае. В ходе исследования выяснилось, что все способы перевода были уместными и единственно верными при переводе отобранных фразеологических единиц. Тем самым, мы выполнили практическую цель нашего исследования.

Поскольку фразеология выделяется своими функциями в языке, она требует особого подхода в процессе перевода, но наша точка зрения заключается в том, что не бывает непереводимых фразеологических единиц, необходимы лишь хорошие знания теории и опыт.

Список использованных источников и литературы

1.Балли, 2003. — Шарль Балли. Язык и жизнь: Пер. с фр. / В.Г. Гака. — М.: Едиториал УРСС, 2003. — 232 с. (Женевская лингвистическая школа)

2.Виноградов, 2004. — Виноградов В.С. Перевод: Общие и лексические вопросы: Учебное пособие. — 2-е. изд., перераб. — М.: КДУ, 2004. — 240 с.

.Влахов, Флорин, 2009. — Влахов С.И., Флорин С.П. Непереводимое в переводе. — Изд. — 4-е. — М.: "Р. Валент", 2009. — 360 с.

.Девкин, 1998. — Девкин В.Д. Занимательная лексикология. М.: Гуманит изд. центр ВЛАДОС, 1998. — 312 с.: ил.

5.Комиссаров, 1990. — Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты): Учеб. для ин — тов и фак. иностр. яз. — М.: Высш. шк, 1990. — 253 с.

6.Латышев, Семенов, 2003. — Латышев Л.К., Семенов А.Л. Перевод: теория, практика и методика преподавания: Учеб. пособие для студ. перевод. фак. высш. учеб. заведений. — М.: Издательский центр "Академия", 2003. — 192 с.

.Мордкович, 1972. — Мордкович Э.М. К вопросу о семантических полях соматических фразеологизмов. — В сб.: Вопросы семантики фразеологических единиц славянских, германских и романских языков. Ч.2. — Новгород, 1972.

.Потапова, 2007. — Потапова С.Ю. Лексикология для переводчиков: учебно — методический комплекс; Международный институт бизнеса и новых технологий. — Ярославль: РИЦ МУБиНТ, 2007. — 128 с.

.Райхштейн, 1980. — Райхштейн А.Д. Сопоставительный анализ немецкой и русской фразеологии. — М.: Высшая школа, 1980 — 143с.

.Райхштейн, 2004. — Райхштейн А.Д. Немецкие устойчивые фразы. Пособие по лексикологии немецкого языка.2-е изд., перераб. и доп. Подготовлено д. ф. н. Козыревой И.В. и к. ф. н. Михелевич Е.Е. — М.: Издательство "Менеджер", 2004. — 240 с.

.Рецкер, 1974. — Рецкер Я.И. Теория перевода и переводческая практика, М., "Междунар. отношения", 1974. — 216 с.

.Розен, 2000. — Розен Е.В. На пороге XXI века. Новые слова и словосочетания в немецком языке. — М.: Издательство "Менеджер", 2000. — 192 с.

.Розенталь, Теленкова, 2001 — Словарь-справочник лингвистических терминов. — М.: ООО "Издательство Астрель", ООО "Издательство АСТ", 2001 — 624 с.

.Рязановский, 1997. — Рязановский Л.М. Идеографические аспекты немецкой фразеологии: Темпоральная фразеология. — СПб.: Изд — во.С. — Петерб. ун — та, 1997. — 200 с.

15.Чернышева, 1970. — Чернышева И.И. Фразеология современного немецкого языка. — М.: Высшая школа, 1970 — 200с.

16.Шанский, 1969. — Шанский Н.М. Фразеология современного русского языка. — М.: Высшая школа, 1969 — 232с.

.Бреус, Дементьев, Сладковская, 1987. — Бреус Е.В., Дементьев А.А., Сладковская Е.Н. Осторожно, — фразеологизм! / Тетради переводчика: Научно — теоретический сборник. Вып.22/ Под ред. С.Ф. Гончаренко. — М.: Высш. шк., 1987. — 160 с.

.Кунин, 1966. — Кунин А.В. Теория фразеологии Шарля Балли (к столетию со дня рождения, 1865 — 1965) / "Иностранные языки в школе" №6, 1966.

.Лыскова, 1970. — Лыскова М.Ф. Трудности понимания английской фразеологии и некоторые пути их преодоления. / Проблемы активного метода обучения иностранным языкам. Минск, "Вышэйшая школа", 1970.

.Райхштейн, 1980. — Райхштейн А.Д. О сопоставлении фразеологических систем. / "Иностранные языки в школе", №4, 1980.

.Телия, 2004. — Культурно — языковая компетенция: ее высокая вероятность и глубокая сокровенность в единицах фразеологического состава языка. / Культурные слои во фразеологизмах и дискурсивных практиках / Отв. Ред.В.Н. Телия. — М.: Языки славянской культуры, 2004. — 344 с. (Studia philologica)

.Бинович, 1956. — Бинович Л.Э. Немецко — русский фразеологический словарь. Государственное издательство иностранных и национальных словарей. — М., 1956.

.Бинович, Гришин, 1975. — Бинович Л.Э., Гришин Н.Н. Немецко — русский фразеологический словарь. Под ред. Клаппенбах и К. Агрикола. Изд.2-е, испр. и доп.М., "Русский язык", 1975 — 656 с.

.Ожегов, Шведова, 1999. — Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. Российская академия наук. Институт русского языка им.В. В. Виноградова. — 4-е изд., доп. — М.: Азбуковник, 1999 — 944 с.

.Русско — немецкий и немецко — русский словарь = Eurowörterbuch / Сост.В. Шенк. — М.: ООО "Издательство Астрель": ООО "Издательство АСТ", 2001. — 624 с.

26.<http://www.abbyyonline.com/ru>

.<http://lingvisticheskiy-slovar.ru/>

.http://ru. wikipedia.org/ <http://ru.wikipedia.org/>