Сравнительный анализ синонимов в русском и французском языках

Сравнительный анализ синонимов в русском и французском языках

Содержание

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ СЛОЖНЫХ СЛОВ

.1 ЯЗЫКОВАЯ СПЕЦИФИКА СЛОЖНОГО СЛОВА

.2 ПРОБЛЕМА СЛОВОСЛОЖЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКЕ

ГЛАВА II. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СЛОЖНЫХ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ ВО ФРАНЦУЗСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ

.1 СЛОЖНЫЕ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫЕ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ

.2 СЛОЖНЫЕ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫЕ ВО ФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКЕ

.3 СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ СЛОЖНЫХ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ ВО ФРАНЦУЗСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Список использованной литературы

Введение

Сложное слово является особым феноменом в системе лексики и словообразования, представляющим интерес с различных точек зрения. В специальной литературе высказывалось обоснованное суждение о необходимости выделения особого раздела словообразования — композитологии, т.е. учения об образовании производных сложных слов.

Как пишет Е.С. Кубрякова, "чтобы стать сложным словом, языковое выражение из нескольких полнозначных слов или основ должно представлять собою целостную единицу номинации, в которую нельзя вклинить другие полнозначные единицы и которые моделируются для выражения определенного словообразовательного значения определенным формальным способом " [15, с. 4].

С когнитивной точки зрения сложное слово является результатом лексического воплощения нескольких семантических категорий, в которых познающий субъект осуществляет концептуализацию действительности. С учетом того, что представленные в рамках сложного слова семантические категории маркированы самим способом своего языкового выражения, сложное слово исключительно интересно как особый, недостаточно изученный лингвистический объект.

Актуальность исследования обуславливается тем, что сложные слова (особенно существительные) активно пополняют лексический запас современного русского языка и французского языков во всех функциональных разновидностях. Практически все стили речи используют такие слова. На актуальность разработки темы, которой посвящено данное исследование, указывает тот факт, что сложение после аффиксации является одним из наиболее продуктивных способов словообразования.

Активное включение сложных слов в русскую и французскую лексику, в свою очередь, подтверждает необходимость изучения особенностей семантики и структуры, а также законов образования сложных слов. Решение проблем строения и образования сложных слов, несомненно, имеет большое теоретическое и практическое значение для современного языкознания.

Цель нашего исследования состоит в изучении сложных существительных современного русского и французского языков.

Объект исследования — словосложение как один из способов образования новых слов в русском и французском языках.

Предмет исследования — сложные существительные в русском и французском языках.

Для осуществления данной цели мы поставили перед собой ряд исследовательских задач:

) провести анализ понятия «сложное слово»;

) рассмотреть проблему словосложения в современной лингвистической литературе;

) дать общую характеристику сложных существительных во французском и русском языках с точки зрения словообразовательных моделей и морфемики;

) сделать сравнительный анализ сложных существительных в исследуемых языках.

Методологическую основу данного исследования составляет общепринятое положение современной лингвистики, согласно которому язык — общественное явление.

Теоретической основой исследования послужили труды ученых в области теории слова и словообразования (Е. А. Василевская, Е. А. Земская, Л. И. Илия. Е. С. Кубрякова. О. Д. Мешков и др.).

В данной работе применялись следующие методы анализа и описания исследуемого материала: описательный и сопоставительный методы, разработанные в отечественном языкознании частные методики синхронного словообразовательного и морфемного анализа слова.

Теоретическая и практическая значимость исследования обусловлены тем, что в исследовании уточняется понятие сложного слова; сопоставительное описание особенностей сложных существительных в языках, принадлежащих к различным типам, пополнит новыми знаниями в области словообразования. Более того, сопоставительный характер исследования сложных существительных, основанного на материале двух языков разных типов, позволит не только лучше понять особенности образования слов данной категории в каждом из сопоставляемых языков, но и глубже разобраться в специфике языковых моделей образования.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

Глава I. Теоретические подходы к изучению сложных слов

.1 Языковая специфика сложного слова

русский французский лексика слово

Одним из наиболее древних, универсальных и распространенных способов словообразования является словосложение, не утратившее своей активности и в настоящее время. В последнее десятилетие его роль все больше возрастает.

Сложные слова отмечаются в различных языках мира. В то же время "способность обозначать определенные понятия сложными словами " относится "к числу явлений, характеризующих национальное своеобразие языка" [5, с. 37]. Дело в том, что данный тип слов характерен не для всех языков мира. В целом ряде языков предпочтение оказывается не сложному слову, а составной, нецельнооформленной единице номинации — словосочетанию или же сочетанию морфем. «В тех языках, где словосложение имеется, оно является могучим средством пополнения словарного запаса … языка. Таким образом, изучение словосложения является одной из актуальнейших проблем современного языкознания» [5, с. 37]. Кроме того, способность того или иного языка образовывать сложные слова отражает особенности формируемой данным языком картины мира.

Сложное слово — особая единица лексической и словообразовательной систем языка, его природа требует специального рассмотрения. Сложное слово — один из основных объектов лексики и словообразования, точно так же, как сложное предложение — один из основных объектов синтаксиса.

При наличии описаний подсистемы сложных слов [5, 1, 10 и др.], сложное слово как таковое — пока еще недостаточно изученный в теоретическом плане объект лингвистического анализа. Оно представляет интерес и в плане морфемного анализа, и с точки зрения теории словообразования. При этом разные виды лингвистического анализа позволяют выделять разные объекты: сложное слово с точки зрения морфемики не то же самое, что сложное слово с точки зрения словообразования, или морфологии, или лексикографии.

С другой стороны, сложное слово обычно рассматривается вне соотношения с другими типами слов, как бы само по себе. Это не вполне корректно.

Естественным «антиподом» сложного слова является простое слово.

Разграничение простого и сложного слова связано с понятием морфемной структуры слова. «Морфемная структура слова — это системно упорядоченное единство его значимых элементов (морфем и комбинаций морфем» [3, с. 198]. Центр морфемной структуры простого слова составляет одна корневая морфема.

Таким образом, решение вопроса о том, является или не является данное слово простым, во многом зависит от того, с позиций словообразования или морфемики мы смотрим на слово. Однако данные морфемного и словообразовательного анализа слова не всегда совпадают и в принципе не должны совпадать — это разные виды лингвистического анализа [17, с. 78]. Это обстоятельство необходимо учитывать и при идентификации сложных слов.

Основным признаком присущим сложному слову и отличающему его от других языковых явлений, является цельнооформленность. Но очень часто сложное слово рассматривается как единица, совмещающая в себе признаки слова и словосочетания.

При дефиниции сложного слова вновь одни ученые опираются на данные морфемного состава сложных слов, другие учитывают словообразовательные характеристики лексем этого типа. Можно сделать вывод, что разные ученые понимают под сложным словом разные объекты языка.

В этом нет ничего удивительного. Как и при определении простого слова, морфемный и словообразовательный подходы к сложному слову дадут разные результаты, приведут к разным определениям такого типа слов. Слов со сложной морфемной структурой гораздо больше, чем слов, образованных в результате операции сложения компонентов производящей базы. Известно, что «не всякое слово, имеющее в составе два корня или больше, образовано сложением…» [26, с. 66]. Например, слова водопроводчик, коневодческий, разноголосица и т.п. не сложные по своему образованию, а суффиксальные, образованные от сложных: водопровод, коневод, разноголосый.

Согласно общепринятому определению, сложные слова, слова, имеющие в своём составе не менее двух полнозначных основ, образующих структурно-семантическое единство. Образуются либо объединением двух и более полнозначных слов или их основ в цельнооформленный комплекс по определённому лексическому образцу (ср. русские теплопровод, авианосец, вертолёт), либо номинализацией, т. е. свёртыванием и семантической компрессией какой-либо синтаксической конструкции — словосочетания или предложения (ср. англ. crybaby — "плакса" из a baby cries — "ребёнок плачет"). Сложные слова отличаются от словосочетаний или аффиксальных производных графически (слитность написания), фонетически (наличие одного сильного ударения), морфологически (связывание частей сложного слова при помощи специальной соединительной морфемы, ср. русский пар-о-ход, немецкий Nahrung-s-mittel — "средство питания"), семантически и т. п. Классификация сложных слов может основываться на учёте характера связи частей сложного слова. Во многих европейских языках (немецком, скандинавских и др.) сложные слова создаются в речи так же легко, как словосочетания, имеют окказиональный характер и не всегда фиксируются словарём.

Большой вклад в рассмотрении проблемы разделения сложных слов и словосочетаний был внесен М.Д. Степановой, которая, разделив все сложные слова на цельнонаправленные и раздельнонаправленные, дала возможность подходить дифференцированно при сравнении сложного слова с сопоставимым с ним словосочетанием.

К цельнооформленным сложным словам М.Д. Степанова относит сложные слова, обладающие следующими признаками:

а) расхождение семантической мотивированности сложного слова и его значения, что ведет к невозможности трансформирования сложного слова в синтаксическое словосочетание. Это свойство связано с «внутренней монолитностью» сложного слова;

б) целостное обозначение сложным словом того или иного предмета или явления;

в) большинство цельнонапрвленных сложных слов относится к устойчивым слоям лексики [25, с. 67].

В отличие от таких слов, раздельнонаправленные сложные слова синонимичны свободным сочетаниям, составленным из опорных слов, соответственно моделям их образования.

Из этого следует, что разные сложные слова по-разному соотносятся со словосочетаниями: одни полностью синонимичны словосочетаниям, значение других никак не может передано словосочетаниями, составленными из опорных слов (т.е. основ сложного слова).

1.2 Проблема словосложения в современной лингвистике

Как правило, сложные слова образуются путем словосложения. Этот способ образования новых слов может быть передан формулой «основа + основа», в результате чего образуется сложное слово. Сложению могут подвергнуться простые основы, а также простая основа и основа производная. Способ соединения основ может быть нейтральным, когда обе основы соединяются «встык», и с помощью соединительного элемента. Сложное слово обычно цельнооформлено и его грамматическая характеристика зависит от второго компонента. Очень часто словосложение выступает как средство создания производящей основы для дальнейшего процесса словообразования. Полученная этим способом основа подвергается конверсии, реверсии или аффиксации, в результате чего возникает новое, производное слово.

Феномен словосложения отмечен многими учеными. Об этом явлении писали М. В. Ломоносов, А. X. Востоков, Ф.И. Буслаев, И. И. Срезневский, Ф. Ф. Фортунатов и др. В современной русистике проблемам словосложения посвящены исследования Е. В. Василевской, В. В. Виноградова, Е. А. Земской, Е. С. Кубряковой и других ученых.

В работах по словообразованию исследуются разные аспекты словосложения: природа словосложения, закономерности словосложения, особенности действия этого способа деривации в разные периоды исторического развития языка и т.д.

В современной лингвистической науке словосложение понимается главным образом как один из способов образования лексических единиц и не соотносится с синтаксической деривацией. Между тем результаты словосложения свидетельствуют о широком поле действия этого способа, что побуждает к раскрытию и изучению потенций словосложения на разных уровнях языка.

Заметим, что в современной русистике отсутствует единое понимание словосложения. В рамках лексической деривации способ словосложения рассматривается как разновидность сложения вообще (наряду со сращением, аббревиацией, чистым сложением, а также в тождестве с последним). Наиболее распространенным является толкование словосложения в узком смысле, т.е. отождествление его с чистым сложением, к которому принято относить основосложение:

) «словосложение (основосложение)… Цельнооформленное соединение двух или более морфем, выступающих в качестве корневых в отдельных словах; ср. сложное слово» [3, с. 426];

) «словосложение. Образование новых слов путем объединения в одно целое двух и более основ» [22, с. 416];

) «словосложение — один из способов словообразования, состоящий в морфологическом соединении двух или более корней (основ)» [18, с. 469].

Е. А. Земская к чистому сложению относит соединение «одной или нескольких основ какой-либо части речи с самостоятельным словом» и в качестве примеров приводит разноструктурные слова: черно-белый, сине-зеленый, диван-кровать, плащ-палатка, водонепроницаемый, засухоустойчивый [10, с. 177]. По существу, при таком подходе не различаются понятия «словосложение» и «основосложение». Подобный взгляд на словосложение отражается и в академической грамматике 1980 г. Так, «Русская грамматика» (1980) не употребляет термин «словосложение», однако все виды образования сложных слов, когда «опорный (последний) компонент равен целому слову, а предшествующий ему компонент (или компоненты) представляют собой чистую основу», называет сложением (или чистым сложением); в качестве примеров приводятся слова первоисточник, лесостепь, износостойкий, слепоглухонемой, полуобернуться, царь-пушка (в последнем слове отмечается нулевой интерфикс) [1, с. 139].

Разнобой в определении словосложения «усугубляется» отсутствием единых критериев классификации способов словообразования и отсутствием единого подхода в установлении места для словосложения в классификации способов лексической деривации.

Проблемы словосложения во многом обусловлены разными исходными позициями классификации способов словообразования: что является определяющим элементом в установлении способов словопроизводства:

) производящие единицы,

) полученные производные единицы или

) сам процесс словопроизводства. Словосложение относится или к морфологическому словообразованию (самый распространенный подход), или к лексико-синтаксическому. Е. А. Василевская разделяет мнение тех ученых, которые относят словосложение к морфолого-синтаксическому способу словообразования, и связывает словосложение с процессом развития словосочетаний [5, с. 4]. При этом она ссылается на В. В. Виноградова, который считал словосложение «своеобразным комбинированным типом словообразования — синтаксико-морфологическим».

К. А. Левковская выделила в качестве основных видов русского словообразования морфологическое, синтаксическое и семантическое словообразование и отнесла к синтаксическому словообразованию «в первую очередь словосложение (или точнее, основосложение)», отметив при этом, что «чисто синтаксического словообразования в языке быть не может, так как, например, в словосложении (основосложении) мы имеем дело не с сочетанием слов, как оно осуществляется в предложении, но с сочетанием основ слов» [17, с. 17].

Таким образом, словосложение является способом как лексической, так и синтаксической деривации. Разноуровневые единицы словосложения, имеющие одинаковую структуру (сложносоставные существительные и аппозитивные словосочетания), различаются, во-первых, на основе общелингвистических критериев различения слова и словосочетания, во-вторых, по содержанию отношений между слагаемыми компонентами, которые (отношения) предопределяют функциональную направленность разноуровневых языковых единиц.

Глава II. Общая характеристика сложных существительных во французском и русском языках

Способом чистого сложения образуются существительные с интерфиксом (в том числе нулевым), словообразовательное значение которых сводится к объединению значений основ мотивирующих слов в одно сложное значение. По семантическому соотношению мотивирующих основ эти слова составляют два подтипа [1, с. 140-142].

) Сложные слова с сочинительным (равноправным) отношением основ. Они называют предмет, совмещающий в себе признаки предметов, явлений, названных мотивирующими словами: лесостепь, северо-запад, зубробизон, обезьяночеловек (спец.); носоглотка, плодоовощи, лесопарк, железобетон, ракетопланер (нов.), темпо-ритм (актерск.). В некоторых образованиях первый компонент содержит усеченную основу: веломотоцикл (велосипед и мотоцикл), автозаправщик (автомобиль и заправщик), трагикомедия (трагедия и комедия).

) Сложные слова с подчинительным (неравноправным) отношением основ. Они содержат опорный компонент — существительное (немотивированное или аффиксальное) и предшествующую основу с уточнительной, конкретизирующей функцией.

В качестве первой основы выступают: 1) основы существительных: звукорежиссер, птицефабрика, лесозаготовки, хлебозавод; 2) основы прилагательных (в том числе местоименных и счетных): новостройка, вольнослушатель, ложноножка (спец.), сухофрукты, кривотолки, быстродействие (спец.); 3) основы числительных (редко) в спец. терминах: однотрубка, двутавро, двуокись, пятиокись. Нередки трехкомпонентные образования этого подтипа, в которых два компонента, предшествующие опорному, находятся друг с другом в сочинительных отношениях: водогрязелечебница, льнопенькопродукция, автомотоклуб.

Наиболее частотны в подчинительных сложениях следующие первые компоненты: а) само- (основа местоименного прилагательного сам) в сложениях, называющих действие, направленное на того, кто его производит: самокритика, самопроверка, самооценка, самоуслаждение, самообслуживание (нов.), самодисциплина, самообразование, самохарактеристика; б) взаимо- (усеченная основа прилагательного взаимный), сочетающийся с названиями действий: взаимовлияние, взаимопомощь, взаимовыручка, взаимопонимание, взаимопроникновение, взаимопосещение (уроков; в речи педагогов); в) лже- (лж- — корень слов ложь, ложный — и интерфикс): лженаука, лжеучитель, лжепроблема, окказ.: лжеопыт, лжеречи; г) полу- (пол- — усеченная основа слова половина — и интерфикс -у-): полукруг, полумрак, полуостров, полусон, полупроводник (спец.), полуавтомат (нов.); д) место- (корень существительного место и интерфикс -о-), сочетающийся с отглагольными существительными — названиями состояний: местожительство, местопребывание, местопроизрастание, месторасположение; е) чудо- и царь- в образованиях, содержащих высшую оценку предмета, явления, названного опорным компонентом: чудо-богатырь, чудо-печка, чудо-машина; ж) горе- в образованиях, содержащих отрицательную оценку предмета (чаще лица), названного опорным компонентом: горе-охотник, горе-руководитель, горе-ученик.

Высокочастотны сложения с первыми компонентами — основами несклоняемых существительных кино- (относящийся к кино, кинематографии) и радио- (относящийся к радио, радиовещанию): киноартист, кинокартина, киномеханик; радиосвязь, радиолюбитель, радиотехника.

Этот тип высокопродуктивен в различных сферах языка.

Обособлены в грамматическом отношении сложные существительные с опорным компонентом — существительным в род. п. и первым компонентом пол- (усеченное половина), имеющие то же значение, что и у сложений с компонентом полу-: полкомнаты, полпроцента, полведра, полчаса, пол-очка, пол-Москвы, полмира, полбеды, полсуток. Во всех формах, кроме исходной, первый компонент может заменяться на полу-.

Обособленную группу составляют сложения с опорным компонентом — существительным и предшествующей частью, омонимичной форме повелит. накл. глагола; они называют предмет (одушевл. или неодушевл.), характеризующийся таким действием, которое связано с предметом, названным опорным компонентом: сорвиголова, скопидом, держиморда. Образования такой структуры шире представлены в диалектах.

Особое место среди сложных существительных занимают сложения со связанными опорными (последними) компонентами преимущественно интернационального характера. Такие компоненты используются только как связанные корни — в сложениях данной структуры, либо также в сложениях иной структуры (иногда как первый компонент) или в суффиксальных образованиях. Сложения со связанными опорными компонентами составляют продуктивные типы, использующиеся главным образом в сфере научно-технической терминологии.

Наиболее употребительны типы со следующими опорными компонентами: -лог в названиях лиц по профессиональному занятию, связанному с определенной отраслью знания: текстолог, психолог, египтолог, вулканолог; -граф: библиограф, лексикограф; -грамм(а) в назв. результатов записи (чего-н. или каким-н. образом): телеграмма, фонограмма, радиограмма, сейсмограмма, шифрограмма; -метр в назв. измерительных приборов: рентгенометр, таксометр, калориметр, микрометр, нов.: радиометр, виброметр; -ман в назв. лиц, пристрастных к тому, что названо первой основой: балетоман, меломан, графоман; -фил в назв. лиц, любящих что-н., расположенных к чему-н. (библиофил, славянофил, германофил) и живых существ, любящих то, что является условием их существования (термофил, гидрофил).

Многие из связанных опорных компонентов сложений употребляются, кроме сложений перечисленных выше типов, также в мотивированных ими или соотносительных с ними образованиях с суф. морфами -и|j|- (орфогр. -ия), -ик(а), -ств(о); в качестве первых компонентов сложений; иногда в качестве корня в суффиксальных образованиях: а) в сложениях на -логия, -графия, -метрия, -мания, -фильство, -филия, -фобство, -фобия, -скопия, -навтика: текстология, библиография, фотометрия, англомания, славянофильство, термофилия, женофобство, гидрофобия, спектроскопия, космонавтика; б) в сложениях, где связанные компоненты, являющиеся в других случаях опорными, выступают в качестве первого компонента: графолог, графоман, граммофон, метролог, фонометр, фонолог, фонотека, патолог; в) в суффиксальных образованиях графика, метрический, мания, фобия, фонический, планировать (о летательных аппаратах), планер. см. также суффиксально-сложные существительные с суф. -и|j|-.

В качестве первого компонента, носящего уточнительный характер, в сложениях со связанными опорными компонентами выступают как целые (неусеченные) основы существительных (диалектолог, сахариметр, шароскоп, славянофил, хлебороб), так и усеченные основы существительных и прилагательных и связанные компоненты сложений (в слове диктофон — усеченная основа глагола диктовать). Помимо усеченных основ и связанных компонентов здесь используются усеченные основы.

2.2 Сложные существительные во французском языке

Наряду с морфологическими способами образования новых единиц языка во французском языке существует словосложение и лексикализация. В словосложении участвуют не одна, а две (иногда и более) основы, которые как бы «складываются». В современном французском языке словосложение является живым, продуктивным способом словообразования. Приведем несколько примеров: un gratte-ciel — небоскреб; un magnétophone — магнитофон.

Типы словосложения во всех трех примерах различны, первое сложное слово может быть трансформировано в словосочетания: un gratte-ciel = qui gratte le ciel,: сложные слова типа magnétophone в словосочетания не трансформируются, что сближает их с производными аффиксальными образованьями. Следовательно, не все сложные слова образованы из словосочетаний; с другой стороны, не всякое словосочетание может давать сложное слово [19, с.97].

Во французском языке сложные слова образуются обычно по общим правилам, выработанным на протяжении развития языка. Особенностью словосложения во французском языке является тот факт, что соединяются не основы, а целые слова, между которыми существует сочинительная или подчинительная связь.

Сочинительная связь существует в тех случаях, когда соединяются два существительных, из которых каждое можно рассматривать как приложение к другому. Именно так образованы неологизмы сложные слова: chemise-veste (m), portrait-robot (m),heure-cerveau (m), moine-meager (m). Более многочисленна группа сложных существительных с самой разнообразной подчинительной связью:

А) существительное +de+существительное:rez-de-jardin;

Б) усечённое существительное на «о»+существительное: écosysteme (m), clinocar(m), pyrodrame (m),logotype (m), video-gramme (m);

В) глагол +существительное: mange-disques(m);

Г) прилагательное +существительное: national-petrilisme (m),cornelo-rasinisme (m);

Д) субстантивированная часть предложения: tout-en-un (m), prêt-a-porter (m).

Рассмотрение семантики сложных слов показывает, что большинство новых существительных представляют собой термины: а) медицинские: clinocar(m), criminogenese (f), schisophrene (m); б) технические: optoelectronique(f), distribanque (m), lunambule (m), mange-disques (m); в) общественно-политические:national-petrolisme (m), femme-obget (f), moine-menager (m),greve-bouchon (f) ; г) бытовые: electromenagiste (m), unisexe (m),sexplosion (f), chemise-veste (f); д) научные: heure-cerveau (m),cornelorasinisme(m).

Выделяют несколько групп, по моделям которых образуются сложные существительные:

. Словосочетание nom + adjectif

un coffre-fort (сейф, несгораемый шкаф)

un arc-boutant (подпорная арка)

. Словосочетание nom + nom chou-fleur (цветная капуста)

un bateau-mouche (прогулочный корабль)

3. Словосочетание nom + préposition + nomchef-d’oeuvre (шедевр)croc-en-jambe (подножка)

4. Словосочетание adjectif + adjectif

un clair-obscur — des clairs-obscurs (светотень)

. Словосочетание verbe + nom :presse-papiers (пресс-папье)compte-gouttes (пипетка, капельница)cure-dent (зубочистка)tire-bouchon (штопор)abat-jour (абажур)perce-neige — (подснежник)

6. Словосочетание verbe + verbe

un laisser-passer (пропуск)

. Словосочетание verbe + préposition + verbe или verbe + adverbepince-sans-rire (насмешник, шутник) passe-partout (отмычка)

Наиболее продуктивными словообразовательными моделями во французском языке являются следующие: глагольная основа + существительное (например pèse-bébé); существительное + существительное (например mère-célibataire); греческий или латинский словообразовательный элемент + существительное или прилагательное (например aéroglisseur, audioprothésiste). Модели, характеризующиеся эллипсисом предлога или союза (например poche-revolver, député-maire).

Случаи нарушения прогрессивного порядка слов в расположении компонентов (например microsillon, science-fiction). Становление новой модели сложных слов, характеризующейся высокой продуктивностью 1-ого или 2-ого компонента (например avion-cible, avion-hopital, avion-ravitailleur, avion-taxi).

Непосредственно из словосочетаний (уже без трансформации) происходят лексикализованные сложные слова. Например, chef-doeuvre; basse-cour.

Нужно сказать, что лексикализация — это процесс превращения какого-либо элемента языка в устойчивый элемент языка — слово.

Поскольку лексикализация — процесс, он может продолжаться и далее, то есть сложное слово превращается в простое, семантически неразложимое: bonheur — счастье (heur — в современном языке не существует как отдельное слово); bouleverser — разрушать, потрясать также приближается к простому слову, так как семантически в современном языке — boule не соотносится с bouleverser.

Если сложное слово — результат лексикализации словосочетания, образованного по типу, переставшему быть активным, то такому сложному слову свойственна архаичность формы отдельных элементов или их порядка: maltraiter — плохо обращаться, lieutenant — лейтенант; отсутствие синтаксических связей между элементами (rouge-gorge-малиновка); морфологическая неизменяемость одного из элементов, например, в bonhomme — добряк, bon не может иметь сравнительной или превосходной степени.

Словосочетание может лексикализоваться, то есть стать сложным словом и в том случае, когда утрачена связь значения целого и одного из его компонентов.

Например: chef-doeuvre — «шедевр» семантически не соотносится в современном языке со словом chef — голова, начальник.

Наблюдения над неологизмами позволяет сделать вывод о том, что в современном французском языке имена существительные обладают широким семантическим диапазоном и употребляются для определения новых понятий, появляющихся в научной, общественно-политической и бытовой лексике. Это объясняется тем, что слова, состоящие из двух (а иногда и более) слов, являются удобным средством для передачи сложных понятий в сжатой форме, что особенно важно при формировании терминов. «Стремление к образованию сложных слов, — пишет Г.О.Винокур, — является естественным уже потому, что таким путём расширяется самая возможность образования новых слов из известного таким путём расширяется самая возможность образования новых слов из известного материала… очень часто существует потребность выразить две идеи в одном слове» [10, с. 45].

Нужно отметить, что во французском языке словосложение менее развито, чем в некоторых других языках (русском, немецком). Это можно объяснить следующими особенностями французского словосложения:

. Сочетаются прежде всего самостоятельные части слова, а не основы, что, в свою очередь, вызвано морфемной структурой французских имён, где основа равна слову, именно поэтому тематические соединительные гласные лишь в одном словообразовательном типе: franco-soviétique;

. Для французского языка не характерно соположение элементов сложных слов;

. Большинство сложных слов во французском языке — существительные.

2.3 Сравнительный анализ сложных существительных во французском и русском языках

На основании проведенного исследования можно заключить, что на современном этапе словосложение как способ образования новых слов становится все более продуктивным и в русском и во французском языках.

И в одном и в другом языке существуют способы чистого сложения, когда образуются существительные с интерфиксом (в том числе нулевым).

Разница состоит в том, что в русском языке их словообразовательное значение сводится к объединению значений основ мотивирующих слов в одно сложное значение. А во французском языке соединяются не основы, а целые слова

И в том и другом языке по семантическому соотношению мотивирующих основ (или слов) эти слова составляют два подтипа: сложные слова с сочинительным (равноправным) отношением основ. Они называют предмет, совмещающий в себе признаки предметов, явлений, названных мотивирующими словами: лесостепь, северо-запад, зубробизон, portrait-robot, heure-cerveau, moine-meager .

В русском языке в некоторых образованиях первый компонент содержит усеченную основу: веломотоцикл (велосипед и мотоцикл), автозаправщик (автомобиль и заправщик), трагикомедия (трагедия и комедия). Во французском языке таких случаев не наблюдается.

Сложные слова с подчинительным (неравноправным) отношением основ содержат опорный компонент — существительное и предшествующую основу с уточнительной, конкретизирующей функцией.

В качестве первой основы в русском языке выступают: 1) основы существительных: звукорежиссер, птицефабрика; 2) основы прилагательных: новостройка, вольнослушатель; 3) основы числительных: однотрубка.

Во французском языке в качестве таковых выступают существительные, усеченные существительные на «о», глагол, прилагательное.

В русском языке имеется больше элементов, которые могут выступать в качестве первого компонента при подчинительной связи, которые в большинстве случаев представляют собой усеченные основы различных частей речи: местоимений (само), прилагательных (взаимо), корневые морфемы с интерфиксами (лже, полу, место) и т. д. Этот тип высокопродуктивен в различных сферах языка.

Во французском языке такая словообразовательная модель не используется.

В русском также весьма распространенной является модель словообразования с использованием суффиксальных морфов.

Таким образом, можно сделать вывод, что в русском языке образование сложных существительных, как и само словосложение, более развито, чем во французском языке. При этом в русском языке имеется больше словообразовательных моделей за счет использования усеченных основ различных частей речи, интерфиксов и суффиксов.

Заключение

На основе проведенного анализа можно сделать следующие выводы:

. Сложные слова отмечаются в различных языках мира. Сложное слово — особая единица лексической и словообразовательной систем языка, его природа требует специального рассмотрения. Сложное слово — один из основных объектов лексики и словообразования, точно так же, как сложное предложение — один из основных объектов синтаксиса. Естественным «антиподом» сложного слова является простое слово. Разграничение простого и сложного слова связано с понятием морфемной структуры слова.

Основным признаком присущим сложному слову и отличающему его от других языковых явлений, является цельнооформленность. сложные слова, слова, имеющие в своём составе не менее двух полнозначных основ, образующих структурно-семантическое единство. Образуются либо объединением двух и более полнозначных слов или их основ в цельнооформленный комплекс по определённому лексическому образцу (ср. русские теплопровод, авианосец, вертолёт), либо номинализацией, т. е. свёртыванием и семантической компрессией какой-либо синтаксической конструкции — словосочетания или предложения (ср. англ. crybaby — "плакса" из a baby cries — "ребёнок плачет").

. Как правило, сложные слова образуются путем словосложения. Этот способ образования новых слов может быть передан формулой «основа + основа», в результате чего образуется сложное слово. Сложению могут подвергнуться простые основы, а также простая основа и основа производная. Способ соединения основ может быть нейтральным, когда обе основы соединяются «встык», и с помощью соединительного элемента.

. Изучение особенностей образования сложных существительных во французском и русском языках показало, что на современном этапе словосложение как способ образования новых слов становится все более продуктивным и в русском и во французском языках.

И в одном и в другом языке существуют способы чистого сложения, когда образуются существительные с интерфиксом (в том числе нулевым).

И в том и другом языке по семантическому соотношению мотивирующих основ (или слов) эти слова составляют два подтипа: сложные слова с сочинительным (равноправным) отношением основ. В русском языке в некоторых образованиях первый компонент содержит усеченную основу. Во французском языке таких случаев не наблюдается. Сложные слова с подчинительным (неравноправным) отношением основ содержат опорный компонент — существительное и предшествующую основу с уточнительной, конкретизирующей функцией. В качестве первой основы в русском языке выступают: основы существительных; основы прилагательных; основы числительных. Во французском языке в качестве таковых выступают существительные, усеченные существительные на «о», глагол, прилагательное. В русском языке имеется больше элементов, которые могут выступать в качестве первого компонента при подчинительной связи, которые в большинстве случаев представляют собой усеченные основы различных частей речи: местоимений (само), прилагательных (взаимо), корневые морфемы с интерфиксами (лже, полу, место) и т. д. Этот тип высокопродуктивен в различных сферах языка. Во французском языке такая словообразовательная модель не используется.

Таким образом, можно сделать вывод, что в русском языке образование сложных существительных, как и само словосложение, более развито, чем во французском языке. При этом в русском языке имеется больше словообразовательных моделей за счет использования усеченных основ различных частей речи, интерфиксов и суффиксов.

Список использованной литературы

1.Академическая русская грамматика: в 2-х т. — М.: Наука. 1980.

2.Алисова Т.Б., Репина Т.А., Таривердиева М.А. Введение в романскую филологию. — М., 1987.

.Ахманова О. С. Очерки по общей и русской лексикологии. — М.: Едиториал УРСС, 2004.

.Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка. — М., 1955.

.Василевская Е. А. Словосложение в русском языке. — М: Высш. школа, 1962.

.Васильева Н.М., Пицкова Л.П. Грамматические категории французского языка (на фр. яз.). — М., 1979.

.Гак В.Г. Сравнительная типология французского и русского языков. — СПб., 2000.

.Гак В.Г. Теоретическая грамматика французского языка. Морфология. — М., 1979.

.Захарова М.Н. Из наблюдений над процессом образования новых составных наименований в современном русском языке, Учен. зап., Кишинев. гос. ун-т. Т. 22. — Кишинев, 1956.

.Земкая Е. А. Словообразование как деятельность. — М.: Изд-во КомКнига, 2005.

.Иванова И. П. О характеристике сложного слова в английском языке // Вопросы структуры английского языка в синхронии и диахронии. — Л., 1967., — Вып. I.

.Илия Л.И. Очерки по грамматике современного французского языка.- М., 1970.

.Илия Л.И. Пособие по теоретической грамматике французского языка. — М., 1979.

.Колодезнев В.М. Морфология русского языка. — М.: Владос, 2000.

.Кубрякова Е.С. Типы языковых значений: Семантика производного слова. Изд.2, доп. — М.: УРСС, 2007.

.Кузнецова И.Н. Практический курс сопоставительной грамматики русского и французского языков. — М., 1987.

.Левковская К.А. Теория слова, принципы ее построения и аспекты изучения лексического материала — 2 изд. — М.: КомКнига, 2005.

.Лингвистический энциклопедический словарь / Ред. В. Н. Ярцева. — М.: Советская энциклопедия, 1990.

.Мешков О.Д. Словообразование современного английского языка. — М.: Наука, 1976.

.Репина Т.А. Аналитизм романского имени. — Л., 1974.

.Розенталь Д.Э., Голуб И.Б., Теленкова М.А. Современный русский язык. — М.: Айрис-Пресс, 2002.

.Розенталь Д. Э. Справочник по русскому языку. Словарь лингвистических терминов. — М.: Оникс 21 век, 2003.

.Современный русский литературный язык: учебник для филологических специальностей пед. институтов/ П.А. Лекант, Н.Г. Гольцова, В.П. Жуков и др.; Под ред. П. Леканта — М.: Высш. шк., 1988.

.Степанов Ю.С. Структура французского языка. — М., 1965.

.Степанова М.Д. Словосложение в современном немецком языке. — М.: Наука, 1960.

.Шанский Н.М. Лексикология современного русского языка. — М.: ЛКИ, 2007.