Детерминирующие дополнения

Детерминирующие дополнения

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Владимирский государственный университет имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых»

Кафедра русского языка

КУРСОВАЯ РАБОТА

по специальности 050301 — русский язык и литература

Детерминирующие дополнения

Пестова Анна Николаевна

Научный руководитель:

доктор филологических наук,

профессор В.И. Фурашов.

Владимир

Оглавление

Введение

Раздел I. Из истории и теории вопроса о детерминантах

Раздел II. Классификация детерминирующих дополнений

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Детерминирующие дополнения являются недостаточно изученными в современном русском языке и не находят полного отражения в исследованиях ученых, чем и определяется актуальность данной работы.

Объект исследования — члены предложения в современном русском языкознании.

Предмет исследования — детерминирующие дополнения и их специфика.

Цель курсовой работы состоит в том, чтобы на основе изучения специальной литературы, а также анализа собранного языкового материала описать данное синтаксическое явление и попытаться определить его сущность.

Языковой материал извлечен из художественных произведений М.А. Булгакова: «Мастер и Маргарита», «Собачье сердце», «Морфий»,«Красная корона», «Комаровское дело» и составляет 10 карточек. В рамках описательного метода использованы приемы наблюдения, интерпретации, классификации и систематизации языковых явлений. Прием преобразований (устранение, перестановка компонентов словосочетания, проверка на определенный вид трансформации и др. ).

Теоретическая значимость работы состоит в получении новых научных данных об изучаемом синтаксическом явлении.

Практическая значимость работы состоит в том, что её материалы и выводы могут быть использованы в процессе обучения синтаксису русского языка в вузе и школе.

Курсовая работа состоит из оглавления, введения, двух разделов, заключения и списка использованной литературы.

Раздел I. Из истории и теории вопроса о детерминантах

Сегодня вопрос о детерминантах является одним из актуальных вопросов в современном русском языке. Нужно упомянуть, что в школьных учебных пособиях этот вопрос не находит отражения и по сей день. В вузовских учебниках по синтаксису детерминанты выделяются. Н.С. Валгина, например, считает, что второстепенные члены предложения могут быть связанными свободными.[2:89].Одни словоформы обнаруживают обязательную подчиненность другой словоформе ( независимо от того, в какой позиции она выступает — главного члена или второстепенного ) — это связанные словоформы, они включаются в систему членов предложения через структуру словосочетания ; другие обнаруживают подчинённость лишь в общем плане отнесенности ко всему предикативному ядру — это свободные словоформы, они включаются в систему членов предложения непосредственно. Их называют детерминантами. Вот примеры: Ночью я и Шарко тихонько подошли к таможенной брандвахте (М. Г.); Около прошлогоднего стога сена отряд остановился кормить лошадей (Шол.). Словоформы ночью и около стога, выполняющие функции обстоятельств времени и места, распространяют предикативную основу предложения в целом, поскольку не обнаруживают присловной зависимости; в то же время зависимые словоформы в сочетаниях прошлогоднего стога, стога сена, остановился кормить, кормить лошадей, играя роль определений, обстоятельств и дополнений, не нарушают присловной подчинительной связи и, будучи членами предложения, одновременно являются компонентами словосочетаний. [2:89-90]

В предложении По вечерам доктор оставался один (Пан.) обстоятельство по вечерам относится ко всему сочетанию группы подлежащего с группой сказуемого, т.е. ко всей предикативной единице в целом, — доктор оставался один. В предложении: Вокруг городка день и ночь ведутся археологические раскопки разноименные обстоятельства вокруг городка и день, и ночь распространяют предикативное сочетание, ведутся археологические раскопки в целом. Такие детерминирующие члены предложения, выраженные свободными словоформами, легко присоединяются к предложениям с разным лексическим наполнением, обстоятельственно характеризуя их: Вокруг городка день и ночь слышался шум взлетающих самолетов. Свободный характер связи таких словоформ (отсутствие грамматической зависимости от слова) особенно четко выявляется при отнесенности сразу к нескольким предикативным единицам в тех случаях, когда детерминанты распространяют сложное предложение, например: От долгого сидения у него отекли ноги и заболела спина (Купр.). То, что подобные словоформы не входят в состав подчинительных словосочетаний, легко доказывается при помощи трансформации предложения. Например, в простом предложении За окнами избушки начался дождь (Сол.) обстоятельство за окнами избушки свободно по своему употреблению и не входит в глагольное словосочетание, так как непосредственно с имеющимся здесь глаголом не связано; это обнаруживается при объединении данного предложения с другими предикативными единицами: За окнами избушки начался дождь, засверкала молния… Ясно, что такие члены предложения формируются в результате функционирования словоформ в предложении, а не в структуре словосочетания. Естественно, что самую сильную синтаксическую зависимость обнаруживают согласуемые словоформы (они выступают в функции определений) и форма винительного падежа при переходном глаголе (прямое дополнение). Они-то и не могут вырваться из-под влияния господствующей словоформы и функционируют в предложении через посредство словосочетаний. Однако такое деление второстепенных членов отнюдь не устанавливает их иерархии, а она существует и основывается на иных свойствах второстепенных членов — их конструктивной роли в формировании предложения. Второстепенные члены могут выполнять конструктивную роль в предложении, т.е. включаться в строевой предложенческий минимум, а могут быть лишь факультативными распространителями его. Возьмем предложение Я ждал ее рассказа (М. Г.). Постепенно освобождая предложение от факультативных распространителей, можно обнаружить его предельный объем, сохраняющий его семантико-структурную целостность: Я ждал рассказа — Я ждал. Следовательно, члены предложения ее и рассказа факультативны. В предложении Тяжелая, изорванная и лохматая туча закрыла луну (М. Г.) второстепенный член луну конструктивен. Ср.: Туча закрыла луну (при невозможности дальнейшего свертывания — Туча закрыла). Значит, степень значимости второстепенных членов в построении предложения и, следовательно, оформлении мысли различна. Так выделяются конструктивные члены предложения (в данное понятие включаются прежде всего главные члены, но, как мы убедились, это могут быть и второстепенные, особенно в структуре односоставных предложений) и неконструктивные (факультативные). [2:90-91].

Синтаксическая функция второстепенного члена предложения устанавливается путем выявления отношений между поясняемой словоформой и поясняющей или поясняющей словоформой и поясняемой основой предложения. Причем эти отношения зависят не только от принадлежности слов к той или иной части речи, но и от их лексического значения. Так, одна и та же словоформа может выполнять различные синтаксические функции в зависимости от того, какое слово поясняется ею, т.е. синтаксическая функция второстепенного члена в таком случае определяется принадлежностью поясняемого слова к той или иной части речи и его лексическим значением.

Например, в словосочетаниях сплести из ветвей, шалаш из ветвей, выпорхнуть из ветвей предложно-именное сочетание из ветвей выполняет функцию дополнения (1-й случай), определения (2-й случай) и обстоятельства (3-й случай). Это зависит от того, какие отношения существуют между поясняемым словом и поясняющим: объектные, определительные или пространственные.

С другой стороны, одно и то же поясняемое слово может вступать в различные синтаксические отношения с поясняющим словом, и это определяется как формой, так и лексическим значением последнего.

В предложениях Он стрелял из ружья и Он стрелял из засады роль предложно-именных сочетаний из ружья (дополнение) и из засады (обстоятельство), поясняющих один и тот же член предложения — сказуемое стрелял, различна, так как словоформа из ружья выражает объект по отношению к глаголу стрелять, а словоформа из засады — пространственный признак. Значит, определенная синтаксическая позиция второстепенного члена предложения, которая выявляется в его функции, создается отношениями между словесными формами в предложении, а отношение опирается на их значение. Так, в предложениях Городок расположился у моря и Городок у моря очень уютен пространственное значение словоформы у моря в одном случае фиксируется отчетливо, поскольку словоформа вступает в отношения с глаголом-сказуемым (расположился у моря), а в другом — выступает лишь как сопроводительный оттенок, так как на это значение накладываются отношения с именем существительным, лексико-грамматические свойства которого как бы трансформируют семантику подчиненной словоформы, выдвигая на первое место значение признака. В результате получаем в одном случае обстоятельство места, в другом — определение с обстоятельственным оттенком. [2:92]

Функция второстепенного члена предложения не всегда отличается определенностью. Это объясняется тем, что во второстепенных членах предложения реализуются и обобщаются те разнообразные грамматические отношения, которые складываются в словосочетании: атрибутивные, объектные, пространственные, временные, причинные и др., а они, как известно, могут совмещаться, поскольку представлены обобщенно. Так, функции второстепенных членов могут сближаться, если словосочетание, совмещающее в себе различные отношения — определительные и объектные, объектные и пространственные и т.д., попадает в предложение в неизменном виде, например: На завтрак мы взяли пироги с мясом; словосочетание пироги с мясом выражает определительно-объектные отношения, поэтому второстепенный член предложения может быть воспринят и как определение, и как дополнение. Однако в тех случаях, когда словосочетания с совмещенными отношениями, входя в предложение, претерпевают позиционные изменения, компоненты словосочетания, становясь членами предложения, конкретизируют свое функциональное значение. Например, в предложении Подалее от этих хватов, в деревню, к тетке, в глушь, в Саратов! (Гр.) предложно-именное сочетание к тетке в результате влияния контекста (в деревню, в глушь, в Саратов — обстоятельственные признаки) конкретизирует свое значение как обстоятельство, в то время как глагольное словосочетание (поехать к тетке, отправить к тетке) передает объектно-обстоятельственные отношения. Под влиянием структуры предложения конкретизируются, уточняются функции в таком примере: Вещи лежали везде: на диване, на стульях, на шкафу. При наречии везде — обобщенном названии места словоформы на диване, на стульях, на шкафу выполняют конкретную обстоятельственную функцию, тогда как глагольные словосочетания лежать на диване, лежать на стульях и т.д. совмещают пространственные и объектные отношения; функциональная неопределенность может сохраниться в предложении, если эти словосочетания не трансформируются: Вещи лежали на диване, на стульях.. [2:93].

В составе предложения некоторые словоформы могут играть роль различных второстепенных членов в результате их соотнесенности то с одним членом предложения, то с другим, например: Баржи у берега почернели от сырости (Пауст.); Пар из пароходных труб ложится на воду (Пауст.); Окно в стене занимало мало места (Фед.). Словоформы у берега, из пароходных труб, в стене могут выполнять либо функцию определения (при отнесенности к существительному) — баржи у берега; пар из пароходных труб; окно в стене, либо функцию дополнения (при отнесенности к глаголу) — из пароходных труб ложится, почернели у берега, занимало в стене. Такие словоформы обнаруживают двойную зависимость.

Дифференциация значений достигается синтагматическим членением предложения, которое может быть представлено двумя вариантами: Баржи у берега | почернели от сырости. — Баржи | у берега почернели от сырости. Интересно в этом отношении предложение Совершить перелет из Киева в Москву прибыли любители авиаспорта, которое заключает в себе три синтаксических омонима: 1) Совершить перелет | из Киева в Москву прибыли любители авиаспорта; 2) Совершить перелет из Киева в Москву | прибыли любители авиаспорта; 3) Совершить перелет из Киева | в Москву прибыли любители авиаспорта. Такое перераспределение функций словоформ в результате изменения их отнесенности очень показательно: оно свидетельствует о том, что в предложении действуют свои законы сочетаемости слов и что второстепенные члены предложения отнюдь не повторяют членов словосочетания, а имеют свою специфику. И эта специфика состоит в том, что они занимают ту или иную синтаксическую позицию в предложении, которая определяется соположением с другими членами предложения. Именно поэтому разные словоформы могут быть одинаковыми членами предложения (при условии одинаковой синтаксической позиции) и, наоборот, одинаковые словоформы — быть разными членами предложения (при условии разной синтаксической позиции). Например: 1) Отцова фотография висит на стене; Фотография отца висит на стене; 2) Фотография на стене вдруг привлекла мое внимание; Привлекшая мое внимание фотография висит на стене. [2:94].

Даже в тех случаях, когда в предложение входят словосочетания, они объединяются и распределяются между составами сказуемого и подлежащего не механически. Они претерпевают качественные изменения, трансформируются, рождая новые отношения между словами уже как членами предложения. Это особенно наглядно выявляется у словоформ, способных обнаруживать двойную синтаксическую отнесенность. Такие словоформы при изменении порядка слов в предложении либо испытывают одновременно двойную зависимость, либо меняют свою грамматическую связь в зависимости от того, около какого члена предложения они оказываются. Например, в предложении Товарищ с вещами остался на берегу (Шол.) словоформа с вещами свободно сочетается и с существительным и с глаголом, обнаруживая двойную синтаксическую связь. Изменение порядка слов, своеобразие акцентирования в предложении способны проявить то одну связь, то другую, в таком случае словоформа с вещами будет то определением: Товарищ с вещами остался на берегу, то дополнением: Товарищ остался с вещами на берегу. Следовательно, такие отношения словоформ складываются в структуре предложения. Свободные словоформы и словоформы, включенные в состав словосочетаний, всецело подчиняются структуре предложения, именно в нем обретают свое функциональное качество. В этом отношении интересен пример: Переправившиеся через реку бойцы, воодушевленные командиром, на конях, атаковали город. Словоформа на конях, подвергшаяся воздействию впереди стоящих определений, приобрела ту же функцию, попав в обособленную позицию. При отнесенности к глаголу она способна передавать обстоятельственное значение: Переправившиеся через реку бойцы, воодушевленные командиром, на конях атаковали город. [2:95].

Предложение подчиняет себе разные синтаксические единицы. Особенно сказывается роль предложения в организации однородных членов, когда необычные для этого сочетания слов и даже целые предикативные единицы подчиняются окружающему контексту и начинают функционировать как одинаковые члены предложения, члены одного ряда. Например: Длинный, сутулый, с нечесаной бородкой, на висках седые волосы, хотя не стар, лет тридцати пяти, он казался старше своих лет (М. Г.).

Таким образом, в предложении формируются свои синтаксические связи, подчас разрывающие связи компонентов словосочетания, которые, высвобождаясь из-под влияния господствующего слова словосочетания, обретают жизнь как члены предложения. В других случаях компоненты словосочетаний оказываются неспособными расчлениться и функционируют в роли одного члена предложения, например, комплетивные отношения в структуре словосочетания (два стула, слыть чудаком) являются препятствием для деления такого словосочетания на два члена предложения, т.е. словоформы стула и чудаком не могут выйти из-под влияния господствующих слов и стать второстепенными членами предложения. Второстепенные члены формируются за рамками словосочетания, в составе предложения. [2:95-96].

Итак, разное «поведение» зависимых словоформ в составе предложения приводит к выводу о разных функциональных качествах второстепенных членов предложения. Соответственно этому можно дифференцировать члены предложения следующим образом:

. Зависимые словоформы, входящие в предложение в составе словосочетаний, представляют собой присловные распространители; они не являются конструктивными элементами в структуре предложения. Например: Эту ночь он спал в небольшом дощатом пристрое к сеням (Расп.); Избушка моя наполнилась кучами кирпича (А. Цвет.).

2. Словоформы, распространяющие предикативную основу предложения, т.е. детерминанты, в свою очередь, различаются как субъектные, объектные и обстоятельственные (или ситуативные) распространители. Например: Ребятишкам теперь приволье (Расп.); Почерк у меня скверный, пишу я так, что от людей совестно (Ч.); Потом ему было приятно, сидя на крыльце, бросать курицам зерно и наблюдать за их голодной суетой (Расп.); Посреди огорода стояли две лиственницы (Расп.).Детерминанты субъектно-объектные, как правило, играют в предложении конструктивную роль, они важны для соответствующей структуры. Например: Ему повезло; С погодой плохо; У отца со здоровьем неважно. Детерминанты обстоятельственные лишь ситуативно характеризуют основную информацию, сопровождают ее. Например: С первыми весенними днями начались и переговоры с соседом (А. Цвет.); К вечеру вьюга затихла (П.).

Словоформы, распространяющие одновременно два главных члена предложения, проявляют двойную синтаксическую зависимость. Например: Мальчик в очках казался старше своих лет.

Разработка учения о детерминантах в отечественном языкознании связана с именем Н.Ю. Шведовой, ученицы академика В.В. Виноградова. Н.Ю. Шведова выделила структурно — семантические признаки детерминантов, представила их классификацию.

Отмечается, что: предложение любого грамматического строения может — все в целом — иметь при себе распространяющий член предложения. Таким распространителем служит падежная форма имени, наречие, деепричастие (одно или с относящимися к нему словоформами), союзное введение (с как, словно и другими сравнительными союзами). Распространитель, относящийся ко всему составу предложения и не связанный ни с каким отдельным его членом, называется детерминирующим членом предложения, или детерминантом. Детерминант присоединяется как к нераспространенному, так и к распространенному предложению. Одно предложение может быть распространено несколькими детерминантами.

Детерминант не подчинен какому-либо определенному члену предложения. Однако это не значит, что связь его с предложением в целом вообще отсутствует: он связан с предложением свободным присоединением, внешне сходным с примыканием, но отличающимся от него своим неприсловным характером. Детерминант сохраняется во всех формах предложения и во всех его регулярных реализациях. [3:149].

Детерминанты, как и все другие члены предложения, участвуют в формировании его семантической структуры. С этой точки зрения роль их неоднородна. Различаются: 1) детерминанты, формирующие элементарные, основные семантические компоненты — субъект, объект, а также компоненты, совмещающие в себе эти значения друг с другом или с разными видами определительных (обстоятельственных) значений, и 2) детерминанты, формирующие неэлементарные семантические компоненты, т. е. разнообразные обстоятельственные определители (квалификаторы) ; первые, те, что формируют основные семантические компоненты, выражаются формами косвенных падежей или (редко, только семантически сложные компоненты) наречиями, главным образом местоименными с пространственным значением. Такие детерминанты обозначают того, кто действует, кто испытывает состояние, того, от кого исходит, кем порождается или с кем связана какая-либо ситуация (субъектные детерминанты), либо того, на кого направлено действие, к кому обращено чье-либо отношение, эмоциональное состояние, оценка (объектные детерминанты). Как уже сказано, и то и другое значение может быть осложнено значениями обстоятельственными; ср.: У этого человека нет жалости — В этом человеке нет жалости; Семье дано знать о случившемся — В семью дано знать о случившемся. [3:150].

СУБЪЕКТНЫЕ ДЕТЕРМИНАНТЫ. Субъектные детерминанты — один из основных видов распространителей предложения. Они выражаются рядом падежных форм без предлогов и с предлогами. При этом в одних случаях эти формы выражают субъектное значение без каких-либо семантических осложнений (Ему весело; У него бодрое настроение; С женщиной беда; Между нами всё кончено), в других же случаях детерминант формально осложняет это значение, т. е. накладывает на значение субъекта свое собственное значение как формы слова. Поэтому, например, в таких случаях, как У меня нет денег и Со мной нет денег при общем значении субъекта обладающего, детерминирующие члены явно различаются теми значениями, которые идут от их формальной организации: в форме у меня значение обладателя оказывается ничем не осложненным (я не имею денег), в форме со мной это значение осложнено элементом значения ситуативного (в данный момент) соприсутствия (со мной = при мне); ср.: — Со мной нет письма. — Неправда, оно с вами. Я так и знала, что вы так ответите. Оно у вас в этом кармане (Дост.).

Аналогичным образом, в зависимости от грамматической формы, различаются оттенки субъектного значения в рядах детерминантов: У него — на нем (разг.) — за ним большой долг; Семье — у семьи — для семьи — со стороны семьи никаких издержек не предстоит. Субъектные детерминанты в одних случаях не взаимодействуют с другими детерминирующими формами, т. е. являются единственно возможной формой для выражения субъекта в предложениях данной грамматической и семантической структуры, в других случаях возможен выбор детерминанта. Этот выбор диктуется взаимным действием семантической структуры предложения и грамматического значения самой детерминирующей формы, а иногда и лексическим значением слов. При этом детерминанты образуют ряды взаимозамещающихся форм.

Совместным и одновременным действием всех названных факторов объясняется то, что не всегда, оказывается, возможно, сформулировать строгое правило выбора именно той, а не другой детерминирующей формы. Нередко такое правило вообще не может быть выведено, и при описании приходится ограничиваться констатацией сложившихся в языке употреблений.

Определение правил выбора субъектного детерминанта из ряда возможных затрудняется еще и тем, что сама семантическая категория субъекта по своей внутренней организации чрезвычайно сложна. Определения "субъект действия", "субъект состояния", "субъект — носитель ситуации" — очень общи. В реальной действительности существует широкий диапазон различных состояний, о которых сообщается и которые не всегда могут быть определены средствами грамматических и лексико-семантических характеристик; между тем, именно спецификой того или иного состояния чаще всего и определяется выбор субъектно детерминирующей формы из ряда возможных. Кроме того, субъектное значение в языке в некоторых случаях строго не противопоставлено значениям определительному и объектному, взаимодействует и сливается с ними.

ОБЪЕКТНЫЕ ДЕТЕРМИНАНТЫ. Объектными детерминантами выражается семантический объект, т. е. тот (то), на кого (что) направлено действие, к кому (чему) обращено отношение, эмоциональное, интеллектуальное состояние либо вся ситуация в целом. Так же, как и субъектные детерминанты, объектные детерминанты могут либо организоваться в ряды взаимозамещающихся форм, либо не обладать способностью взаимного замещения.

Еще в монографии 1966 г. Н.Ю. Шведова отметила роль порядка слов и переразложения связей между компонентами предложения при формировании детерминантов. [5].Как правило, детерминант находится в начале предложения, причем такое расположение является фактором собственно синтаксическим и никак не связано с актуальным членением. Например: «Между друзьями начался крупный разговор»; «В финале московский «Спартак» встретился с воскресенским «Химиком»»; случаи другого словорасположения (детерминант — в конце или в середине предложения) редки и нехарактерны. В ряде случаев позиция детерминанта в начале предложения является строго закрепленной. Это, во-первых, те случаи когда, будучи перенесен из начала в конец предложения, детерминант оказывается в непосредственном соседстве с именем, с которым он как бы автоматически, самим фактом контактирования, устанавливает определенную связь, ср.: «На Западе раздаются призывы перейти в наступление в битве идей» — «Раздаются призывы перейти в наступление в битве идей на Западе»; во — вторых, формальная возможность перемещения детерминанта из начала в конец или в середину предложения в ряде случаев является мнимой, так как тот или иной словопорядок строго связан с одной из двух форм речи — разговорной или письменной — или со специальным коммуникативным заданием.

Предложения с детерминантами имеют свои собственные правила преобразования (трансформации). Существуют системные связи глаголов тех или иных — иногда очень широких, иногда узких — семантических групп с предложно — падежной группой. Практические случаи несистемной связи обычно являются случаями мнимой связи: вынесенная в начало или, реже, в конец предложения предложно — падежная группа в таких случаях примыкает к предложению в целом, являясь его детерминантом, например: «В городе мне рассказали интересную новость»; «На станции он узнал о приезде друга». Одним из приемов установления системности или несистемности связи может служить проверка на трансформируемость таких глагольно-именных соединений ( подлинных: жить в городе или мнимых: «рассказать в городе» ) в именные словосочетания с отглагольным именем; там, где есть системная связь, т.е. словосочетания, регулярны преобразования типа: жить в городе — жизнь в городе: работать на станции — работа на станции; там, где нет системной связи, такие преобразования невозможны; ср. отсутствие словосочетания типа «рассказ в городе», «узнавание на станции» и др.

В общем процессе конструирования новых типов словосочетаний в русском языке сейчас очень активно образование новых субстантивных словосочетаний на основе срастания детерминанта с входящим в предложение существительным — подлежащим или так называемым дополнением. Поясним это примерами. В предложении: «На постоянную работу требуются экспедиторы» — группа на постоянную работу является детерминантом по отношению ко всему остальному составу предложения. В силу процессов собственно семантических (развитие определительных отношений между подлежащим и детерминантом), поддержанных — при положении детерминанта в конце предложения — словопорядком (непосредственное контактирование подлежащего и детерминанта), в предложении такой структуры может осуществляться — и, как показывают материалы, систематически осуществляется — переразложение связей, в результате которого предложно — падежная группа становится определителем к имени существительному: возникает словосочетание экспедиторы на постоянную работу.

Образование новых именных словосочетаний на базе срастания с детерминантом — один из характерных процессов современного синтаксиса.

Словосочетания, возникающие на основе срастания детерминанта с именем, так же как и другие новые типы словосочетаний, вступают в отношения функционально — смысловой соотносительности с конструкциями уже существующими; возникает новый ряд как первоначальная ячейка, в которой начинаются процессы смысловых, функциональных и стилистических расхождений. Таковы ряды: (дела) незначительные для взрослых — (дела) незначительные на масштаб взрослых.

Образование новых словосочетаний вследствие переразложения связей внутри предложения — явление в наше время достаточно активное. Как и другие словосочетания, возникающие в результате переразложения связей внутри построений более сложной структуры, так появляющиеся конструкции обогащают строй словосочетаний, усложняют систему рядов.

В статье Н.Ю. Шведовой 1964 г. [4] обсуждается вопрос о детерминирующем объекте и детерминирующем обстоятельстве. Для того чтобы иметь возможность говорить о самостоятельных распространителях предложения как о падежных или предложно-падежных формах, не входящих в структуру словосочетания, необходимо кратко определить, что понимается под словосочетанием и каковы те типы связей, которые существуют в словосочетании. В статье принимается та точка зрения, согласно которой словосочетание есть существующая в языке независимо от предложения некоммуникативная синтаксическая единица, образующаяся путем соединения двух или более полнознаменательных слов на основе подчиниельной грамматической связи и специфического значения (отношения), которое порождается характером этой связи и семантической соедини- мостью сочетающихся с л о в. Глагольно-именные предложные и беспред- ложные словосочетания конструируются связью глагольного у п р а в л е н и я. Глагольным управлением называется такая связь, при которой за- висимое от глагола имя стоит в форме косвенного падежа — с предлогом или без предлога. Само наличие при глаголе определяющей его падежной (предложно-падежной) формы всегда обусловлено общей семантикой глагола как слова с процессуальным значением. В этом смысле правильно утверждение, что связь управления опирается на семантику глагольного слова. Эта общая семантика (процессуальность, «действиесостояние») в отдельных группах глаголов конкретизируется и уточняется (глаголы обладания, восприятия, речи, мысли, движения и т. п. частные семантические группировки, обладающие разной степенью четкости и определенности). По отношению к глаголам, входящим в такие частные семантичские группы, само наличие и характер определяющей формы (управляе- мого слова) может опираться на присущие глаголу именно данной группы грамматические свойства и словообразовательные признаки. Вхождением глагола в ту или иную семантическую группу определяется и степень обязательности при нем управляемого имени. Предлагаемая ниже схема, данная в самых общих контурах и освобожденная от всякой детализации, как кажется, наиболее адекватно отражает характер связей слов в структуре глагольно-именного словосочетания в современном русском литературном языке.

Регулярное управление -такая связь слов, при которой семантикой глагола, в ряде случаев поддержанной грамматическими или словообразовательными факторами, определяется обязательное на- личие при глаголе падежной формы имени с объектным значением. Регулярное управление может быть одиночным, когда глагол требует одной определенной падежной формы, и двойным, когда глагол требует одновременнодвух разных падежных форм. I. При одиночном регулярном управлении глагол может обязательно требовать:

) обозначающего прямой объект имени в форме винительного падежа без предлога или соотносительного с винительным родительного падежа (учить детей, накупить книгу) или 2) имени, обозначающего не прямой объект; в этом последнем случае управление может быть: а) б е с п р е дл о ж н ы м (натерпеться страху, дичиться людей, командовать полком) и б)предложным (наскочить на столб,войти вгавань,выбраться из беды, стремиться к победе, браться за руль, сердиться на ребенка, встретиться с другом). II. Двойное регулярное управление может быть: 1) беспредложным (дарить книгу ученику, накрыть больного одеялом, угрожать соседям войной, снабдить т ристов снаряжением) и 2) беспредложно-предложным (оторвать лист от ветки, сбросить снег с крыши, пристроить балкон к дому, превратить рощу в парк, принять друга за врага, связать следствие с причиной). Б. Н е р е г у л я р н о е (с л а б о е ) у п р а в л е н и е — такая связь слов, при которой семантикой глагола определяется возмож ное, но не обязательное наличие при нем одной из нескольких возможных падежных форм имени с косвенно-объектным или обстоятельственным значением. II. Для определения синтаксических свойств детерминирующего объекта и детерминирующего обстоятельства центральным является вопрос об их отношении к простым двучленным словосочетаниям с необязательной связью, так как именно в этих словосочетаниях слабее всего сцепление имени и глагола и, следственно, наиболее свободно размещение компо- нентов словосочетания в строе предложения.

Простые двучленные словосочетания с необязательной связью (нерегулярное, или слабое управление) могут быть как беспредложными, так и предложными. Характерным их признаком является то, что лишь в не- многих случаях зависимое имя в них обозначает косвенный объект, на который может быть распространено действие (улыбнуться ребенку, смеяться чужой беде, высказаться перед другом)’, основной же массив этих словосочетаний составляют такие, в которых падежная или предложно- падежная форма является «конкретным», а не «грамматическим» падежом. Эти падежи «с конкретной функцией», разнообразно определяющие глагольное действие по месту, времени, способу, причине или цели совершения, «образуют систему наречных значений» (Курилович) и по характеру связи с глаголом сближаются с примыканием (некоторые лингвисты употребляют для них термин «предложное примыкание»). Детерминирующим объектом назовем падежную форму или предложно-падежное сочетание, обозначающее лицо или предмет, связанные с предикативной основой предложения отношением направленности, значением отнесенности (в широком смысле). Детерминирующий объект может быть выражен дательным беспредложным (Грубия- нам не место в футболе; Артисту удалось захватить зрителя своей игрой; Сыну исполнился год; Слабая изученность собственно грамматических норм словорасположения и зыбкость критериев того, что называется «актуальным членением», не позволяют оперировать данными порядка слов как строго доказательными аргументами в пользу того тезиса, что те падежные и предложно — падежные формы, которые мы назвали распространителями предложения, не являются компонентами глагольно-именных словосочетаний со слабым управлением. Однако здесь могут иметь значение некоторые дополнительные данные. Во-первых, далеко не все детерминирующие члены, нормально находящиеся в начале предложения, свободно передвигаются внутри его структуры: иногда такое передвижение влечет за собой изменение связейи, следовательно, невозможно. Таковы случаи, когда детерминирующий объект или детерминирующее обстоятельство (главным образом — но не исключительно — со значением места и времени), будучи перенесены из начала в конец предложения, оказываются в непосредственном соседстве с существительным, с которым они как бы «автоматически», самим фактом контактирования, устанавливают определительную связь:друзьями начался крупный разговор — Начался разговор между друзьями; Во-вторых, формальная возможность перемещения детерминирующего члена из начала в конец предложения в ряде случаев является мнимой, так как тот или иной словопорядок строго связан с одной из двух форм речи — разговорной или письменной. Так, для письменной речи нормой является постановка детерминирующего члена — наречия в начале предложения в конструкциях типа: Однажды к нам за кулисы пришли иностранные журналисты; Сейчас завершена реконструкция цехов; Теперь лето; Тут нам знакомы все стороны вопроса; Здесь требуется исключительно высокая точность; У него много ра- боты, поэтому он не придет. Постановка детерминирующего обстоятельства в конце предложения здесь возможна, но только в разговорной речи. Ср. также: В связи с этим не полностью используются рабочие — Не полностью используются рабочие в связи с этим; У р у к о в о д и т е л е й не было иного выхода — Не было иного выхода у руководителей; Шофер долго хлопает дверцей: в ней испор- чен замок — испорчен замок в н е й. В глагольных предложениях со зна- чением собственно бытия, становления действует противоположная норма: в письменной речи детерминирующий член ставится в конце предложения, в разговорной — в начале, ср.: Это было давно и Д а в н о это было; Это случилось вскверике перед цирком и В скверике перед цирком этослучилось. Отклонения оттакогослово- порядка, естественно, не исключены.

Итак, существуют определенные, довольно простые правила расположения детерминирующих членов в предложении. Эти правила не совпадают с правилами расположения в структуре предложения именных ком- понентов глагольных словосочетаний со слабым управлением.

Далее Н.Ю. Шведова говорит о трансформируемости и нестранформирумости словосочетаний в предложении.

Есть два подхода к анализу структуры предложения: можно делить его на какие-то части («члены предложения») в соответствии с заранее принятой схемой и можно изучать, как оно строится. В этом последнем случае обнаруживается, что в построении предложения участвуют единицы двух уровней: во-первых, словосочетания как готовые единицы, во-вторых, объединения слов и отдельные словоформы как готовые модели частей предложения. Словосочетания могут или включаться в предложение целиком или видоизменяться в нем в зависимости от многих факторов коммуникативного характера. Объединения слов, свойственные только структуре предложения, могут внешне опираться на модель словосочетания (отличаясь от нее категориальным наполнением и характером отношений) и могут не опираться на эту модель. Детерминирующие члены, рассмотренные в статье, Н.Ю. Шведовой — принадлежность структуры предложения; они опираются на форму одного из компонентов словосочетания, но не являются таким компонентом: у них свои, «предложенческие» связи, свои возможности комбинирования и объединения друг с другом.

Разноречивость в трактовке второстепенных членов предложения отмечается В.А. Белошапковой [1]: общепризнанные положения учения о второстепенных членах предложения, по её мнению, сводились к следующему.

.Существует три класса второстепенных членов предложения: дополнения, определения и обстоятельства. В рамках каждого выделяются подклассы: прямые и косвенные дополнения; согласованные и несогласованные определения и преложения; разные виды обстоятельств.

.При выделении этих классов и подклассов используются следующие критерии: 1. Морфологиеская характеристика второстепенного члена предложения; 2. Морфологическая характеристика определяемого им члена предложения; 3. Характер синтаксической связи между ними; 4. Смысловые отношения между второстепенным членом и членом предложения, от которого он зависит.

Интуитивное ощущение нелогичности этого заставляло многих ученых и учителей — практиков пересматривать традиционные решения, что создавало почву для разноречивых характеристик одних и тех же ялений.

Дополение понималось как второстепенный член предложения, который: 1) передает объектные отношения,т.е. обозначает предмет, на который направлен ( прямо или косвенно ) признак, называемый определяемым дополнением членом предложения; 2) выражается формой косвенного падежа существительного; 3) в элементарном предложении зависит от сказуемого ( глагола в спрягаемой форме или прилагательного), а при осложнении предложения — от неспрягаемой формы глагола или прилагательного; 4) соединен с членом предложения, от которого он зависит, связью управления.На основе этого комплекса признаков выделялись дополнения в предложениях: Дети строят из кубиков дом; Мать довольна детьми; но наряду с такими предложениями существуют предложения типа Дети заняты постройкой из кубиков дома, в которых формы косвенных падежей существительных с объектным значением ( в нашем примере словоформы из кубиков и дома со значением материала и результата действия) управляются существительным.Отнести их к дополнениям можно уже не на основе всего комплекса признаков, характеризующих дополнение. Признак присубстантивности сближает их с определениями, по этому если считать приглагольность- приадъективность (или присказуемость) обязательным признаком дополнения, а присубстантивность- обязательным признаком определения, то такие члены предложения должны быть рассмотрены как определения. В русской науке традиционно было принято рассматривать их как дополнения.Как дополнение квалифицировался и зависимый объектный инфинитив в предложениях типа Друзья уговаривали его уехать;Врачи советовали отдохнуть. У этого члена предложения полностью отсутствуют все формальные признаки дополнения, кроме приглагольного — признака, который не рассматривался как обязательный для дополнения, о чем свидетельствует отнесение к дополнениям присубстантивных форм косвенных падежей с объектным значением. Единственным основанием для включения объектного инфинитива в класс дополнений была некоторая семантическая близость его к приглагольным формам косвенных падежей с объектным значением. Таким образом, определение традиционных границ класса дополнений ориентировано на семантику. В этом решении проявилась тенденция придавать главное значение смысловым характеристикам второстепенных членов предложения.

Раздел II. Классификация детерминирующих дополнений

детерминанта дополнение языковой словосочетание

Субъектные детерминанты — детерминанты которые обозначают того, кто действует, кто испытывает состояние, того, от кого исходит, кем порождается или с кем связана какая — либо ситуация. Они выражаются рядом падежных форм без предлогов и с предлогами. Субъектные детерминанты в одних случаях не взаимодействуют с другими детерминирующими формами, т.е являются единственно возможной формой для выражения субъекта в предложении данной грамматической и семантической структуры, в других случаях возможен выбор детерминанта.

как правило находится в начале предложения;

возможность перемещения детерминирующего члена из начала в конец предложения в ряде случаев является мнимой, так как тот или иной словопорядок строго связан с одной из двух форм речи — разговорной или письменной;

детерминанты опираются на форму одного из компонентов словосочетания, но не являются таким компонентом: у них свои, «предложенческие связи, свои возможности комбинирования и объединения друг с другом.

Например:

.У меня начался распад моральной личности.(М.Булгаков) (субъектный детерминант, форма у меня имеет значение обладателя действия, тот с кем связана данная ситуация. Так же детерминант находится в начале предложения ).

.Быть может, ей пришла мысль, вить там гнездо. (М.Булгаков) (субъктный детерминант, форма ей пришла мысль так же имеет значение обладателя действия, является тем от кого исходит ситуация.

.Пилат указал вправо, рукой, не видя никаких преступников, но зная, что они там, на месте, где им нужно быть. ( субъектный детерминант, имеет возможность перемещения — им нужно быть там где..; )

.У Ивана Ивановича большие выразительные глаза табачного цвета и рот несколько похож на букву ижицу.

Объектные детерминанты — выражают семантический объект, т.е. тот (то), на кого (что) направлено действие, к кому (чему) обращено отношение, эмоциональное, интеллектуальное состояние либо вся ситуация в целом.

Так же, как и субъектные детерминанты, объектные детерминанты могут либо организовываться в ряды взаимозаменяющих форм, либо не обладать способностью взаимного замещения.

Взаимозамещающиеся объектные детерминанты организуются в следующие ряды (перечень не исчерпывающий): с кем — чем — в отношении кого — чего относительно кого — чего насчет кого — чего — касательно (устар) кого-чего; о ком- чем — насчет кого-чего — относительно кого — чего — касательно (устар) кого — чего; на что — для чего; перед кем — кого — от кого (прост); от кого — с кого (прост);кому — для кого — на кого; с кем — по отношению к кому; кому — от кого;

Примеры:

.На поэта неудержимо навалился день.(объектный детерминант; в значении — на кого ).

.На Ивана пахнуло влажным теплом и, при свете углей, тлеющих в колонке, он разглядел большие корыта, висящие на стене, и ванну, всю в черных страшных пятнах от сбитой эмали.(объектный детерминант; в значении — на кого ).

.У котов, шнырявших возле веранды, был утренний вид. (объектный детерминант; в значении на кого направлено действие ).

.Настроение духа у едущего было ужасно.(объектный детерминант; на кого что направлено действие — форма у едущего).

.У Степы оборвалось сердце, он пошатнулся. (объектный детерминант; в значении у кого направлено действие ).

Субъектно-объектные детерминанты:

И редактора и поэта не столько поразило то, что нашлась в портсигаре именно «Наша марка», сколько сам портсигар. (объектный детерминант — редактора, субъектный детерминант — поэта).

Заключение

Детерминирующие дополнения в современном русском языке не настолько изучены, чтобы говорить о них в широком масштабе. Но благодаря трудам Н.Ю. Шведовой и другим отечественным лингвистам, мы можем выделить их конкретные признаки, классифицировать их.

Конечно, вопросу о детерминирующих дополнениях необходимо уделять больше внимания, исследовать, изучать. Это и было одной из задач работы, и автор надеется, что его работа выполнила свою задачу и станет ещё одним полезным элементом в процессе обучения русскому языку в вузе и школе.

Список использованной литературы

1.Белошапкова В.А. Современный русский язык. М.: Высшая школа, 1989.

.Валгина Н.С. Синтаксис современного русского языка. М.:1978.

.Русская грамматика.Т.2.Синтаксис.М.: 1980.

.Шведова Н.Ю. Детерминирующий объект и детерминирующие обстоятельство как самостоятельные распростронители предложения // Вопросы языкознания, 1964, №6.

.Шведова Н.Ю. Активные процессы в современном русском синтаксисе (словосочетание). М.:1966.