Феномен пространственного дейксиса в русском и английском языках

Феномен пространственного дейксиса в русском и английском языках

Введение

дейксис лингвистика язык

Данная курсовая работа посвящена изучению феномена пространственного дейксиса в русском и английском языках.

Актуальность работы обусловлена включенностью в проблематику современных лингвистических учений, в основе которых лежат когнитивное, коммуникативно-прагматическое, антропоцентрическое направления. При исследовании вопросов функционирования языка все большее значение приобретает фактор человека как активного субъекта познания, обладающего индивидуальным и социальным опытом, системой знаний о мире, отраженной в его сознании. Особенность функциональной парадигмы в лингвистике сочетает в себе коммуникативный и когнитивный подходы в научно-исследовательской языковой практике, которые ориентированы на изучение функционально-коммуникативных аспектов языка, использование когнитивных методов при анализе последнего как средства организации и передачи информации.

Необходимость исследования пространственных представлений обусловлена тем, что пространство является формой для конструирования мира в сознании человека.

Так же актуальность исследования обусловлена тем, что функциональный подход позволяет изучить пространственные отношения в новом ракурсе с учетом разноуровневых средств выражения пространственности, дифференцирующих различные сферы — событийную локализацию, соотносительную предметную локализацию, динамическую локализацию, связанную с перемещением объектов. Пространственность выступает как универсальный организующий центр речепроизводства. В любом высказывании, и шире — в тексте, фиксируется пространственная сущность мира.

Целью данной работы является исследование феномена пространственного дейксиса в русском и английском языках.

Достижение данной цели требует выполнение следующих задач:

)изучение научной литературы по теме исследования;

)рассмотрение определения дейксиса;

)описание видов дейксиса и анализ проблемы их разграничений;

)выявление особенностей пространственного дейксиса в русском и английском языках;

В качестве методов исследования применяются: сравнительно — сопоставительный, гипотетико-дедуктивный, когнетивно-лингвистический, так же описательный методы, предполагающие непосредственное наблюдение, анализ словарных статей, классификацию и сопоставление языковых средств.

По результатам исследования могут получить развитие такие аспекты разных наук, как социокультурные поведенческие аспекты в педагогике, более того полученные результаты могут быть применены в педагогической практике.

Новизна работы заключается в том, что впервые сделана попытка провести целенаправленное исследование дейксиса и основных свойств пространственного дейксиса в русском и английском языках.

Для решения поставленных задач использовался следующий материалы:

) статьи и научные работы известных русских лингвистов;

)тексты классической англоязычной и русской литературы;

) единицы языка с дейктической семантикой и функциями;

Структура курсовой работы: курсовая работа состоит из введения, двух глав и заключения. В первой главе рассматривается понятие дейксиса, история его развития и классификация. Вторая глава посвящена исследованию реализации дейксиса в русском и английском языках, приведены примеры его использования.

I. Понятие дейксиса и его виды

дейксис лингвистика язык

1.1История изучения дейксиса

Дейксис (греч. «deiktikos», лат. «demonstratio») " — это способ указания на элементы ситуации посредством жестов или при помощи языковых выражений. Дейксис может трактоваться в более узком и более широком смысле в -зависимости от того, что является точкой отсчета: сам говорящий или какой-либо предмет, действие, событие в пределах речевого акта. Можно также говорить о языковом дейксисе как системной характеристике и речевой дейктичности, возникающей у языковой единицы в контексте.

Понятие «дейксис» известно с античных времен, но в новое время внимание к нему привлек немецкий индоевропеист К. Бругманн. На работу Бругманна опирался известный немецкий психолог и лингвист К. Бюлер, который в своей книге «Теория языка» много места посвятил исследованию дейксиса. Бюлер первым эксплицитно указал на два явления, производные от собственно дейксиса: анафору и Deixis am Phantasma — явление мысленного переноса дейктического центра в произвольное место пространства и времени.

Семиотическая традиция связана с Ч. Пирсом, который в 1940 предложил называть указательные местоимения индексальными знаками, создающими непосредственную связь между словом и объектом. Еще одна традиция изучений дейксиса ведет начало от О. Есперсена, который в 1922 предложил понятие шифтер для характеризации языковых единиц, употребление и понимание которых радикально зависит от говорящего и других коммуникативных координат. Дейктические элементы — наиболее типичные примеры шифтеров. Дейктические выражения в принципе не интерпретируемы вне контекста.

В несколько других терминах аналогичные идеи несколько позже развивали А.М. Пешковский и Э. Бенвенист. Понятие шифтера позже было популяризовано Р.Якобсоном, который в известной статье «Шифтеры», глагольные категории и русский глагог противопоставил шифтерные (дейктические) и нешифтерные грамматические категории. Например, в языках часто имеются две грамматические категории, связанные с семантикой времени, — время и вид. Первая из них является шифтерной категорией, вторая — нет. Значение шифтеров весьма абстрактно, а их референция переменна, хотя и в каждом конкретном случае очень конкретна. Если в разговоре участвует несколько говорящих, то в дискурсе будет представлено соответствующее количество разных «Я», а число референциально различных может быть намного больше. Усвоение правил употребления личных местоимений «я и ты» обычно дается детям не сразу. Тем не менее подавляющее большинство языков мира пользуется этими универсально применимыми — и потому очень экономными — языковыми элементами. Редким исключением является риау — индонезийский язык, в котором говорящие используют для референции к себе и адресату личные имена.

В последнее время изучение дейксиса из чисто теоретического все больше опирается на эмпирическое изучение дейктических средств в языках мира. Собраны большие корпусы данных по дейктическим средствам различных языков. Так, в сборнике «Местоименные системы», составленном У. Виземанн, собран богатейший материал по многим языкам различных ареалов, в том числе малоизученных — Амазонии, Новой Гвинеи, Африки и т.д. Местоимения как одно из основных дейктических средств представляют собой наилучший полигон для исследований дейктических механизмов.

Р. Перкинс провел оригинальное лингво-антропологическое исследование ряда грамматикализованных дейктических категорий (таких, как лицо местоимений, инклюзивность/эксклюзивность, близость от говорящего, грамматическое время). На материале языковой выборки из нескольких десятков языков Перкинс проверял гипотезу о связи между числом дейктических различий в языке и сложностью культуры, пользующейся этим языком (сложность культуры оценивается по антропологическим критериям — таким, как тип хозяйства, оседлость/кочевье, классовая структура и т.д.). Согласно статистическим данным Перкинса, чем сложнее культура, тем меньше дейктических категорий грамматикализовано в используемом ею языке.

В исследовании Х. Дисселя детально рассмотрено основное средство пространственного (а также и предметного и временного) дейксиса, а именно указательные местоимения, или демонстратины. Диссель различает демонстративы нескольких синтаксических типов — субстантивные, адъективные, адвербиальные и «идентифицирующие». Помимо наиболее распространенного противопоставления по близости/дальности относительно дейктического центра (обычно — местонахождения говорящего), в языках мира встречаются более сложные дейктические системы, основанные на видимости/невидимости референта для говорящего, на расположении референта выше/ниже говорящего (напр., в лезгинском — нахско-дагестанская семья), на расположении референта относительно водных преград — выше/ниже говорящего «по течению реки», ближе к реке/дальше от реки по сравнению с говорящим, на той же/на другой стороне реки по сравнению с говорящим (атабаскские языки Аляски). Демонстративы обладают редкой для служебных слов особенностью — они этимологически никогда не происходят из лексем других классов. Таким образом, демонстративы входят в базовый морфологический состав языков. Вероятно, это объясняется именно их дейктической функцией: дейксис представляет собой один из древнейших и наиболее фундаментальных механизмов человеческого языка.

В современной лингвистике постепенно формируется типология языков с точки зрения использования дейктических категорий. Так, С. Левинсон противопоставляет два типа языков с точки зрения того, какой момент времени принимается за основу при письменной коммуникации — момент создания сообщения или момент его получения адресатом.

Подробно исследованы дейктические системы отдельных языков. Так, в работе Л. Гренобль описывается дейктическая система русского языка. Части I, II этой работы представляют собой полное таксономическое описание русских дейктических средств и одновременно хорошее введение в современные представления о дейксисе.

В данном исследовании будем придерживаться более современного взгляда на явление дейксиса, суть которого заключается в том, что дейксис представляет не морфологическую, а скорее функциональную сторону языка. В данном случае дейксис выступает как универсальная категория.

.2 Классификация дейксиса

Под дейксисом в лингвистике традиционно понимается функция, соотносящая высказывание с пространственно-временными координатами акта высказывания.

К. Бюлер различает три типа дейксиса:

. дейксис видимый — указание на то, что находится в поле зрения говорящего;

. дейксис контекстуальный, или анафорический, содержащий указание к ранее употреблённому слову;

. дейксис представления, указывающий на то, что отсутствует в поле зрения говорящего и не упомянуто в контексте, но известно собеседникам на основании их знаний о данном предмете, причём знания приобретены до заданной ситуации;

Р. Лаков предлагает делить дейксис на темпорально-локальный, дискурсный и эмоциональный. Первые два вида совпадают с классификацией, традиционно принятой в современной лингвистике — дейксис локальный, темпоральный и личный. Эмоциональный дейксис возникает тогда, когда под влиянием эмоций говорящий не соблюдает закономерностей функционирования дейктических единиц.

Ч. Филлмор делит дейксис на личный, пространственный, временной, социальный и дискурсный. Дискурсный дейксис связан с выбором лексических, грамматических элементов, которые указывают на аспекты данного дискурса. Ч. Филлмор не связывает дискурсный дейксис непосредственно с текстом. По его мнению, в языке среди средств, выражающих дискурсный дейксис, различаются средства для устного и письменного вариантов языка. Социальный дейксис отражает некоторые реальности социальной ситуации.

Г. Рау различает следующие виды дейксиса:

) экстралингвистический дейксис;

) дейксис отношения к вымыслу;

) дейксис конструктивных фантазий;

) текстовый дейксис;

) аналогический дейксис;

) неэгоцентричный дейксис;

) анафорический дейксис;

О.Г. Бондаренко справедливо полагает, что дейксис связан с указанием на компоненты ситуации, как части отражаемой в языке действительности, а поскольку из этих компонентов основными являются коммуниканты, место и время общения, то основными видами дейксиса должны считаться персональный, локативный и темпоральный.

В исследованиях природы дейктических отношений важное место занимает изучение соотношения дейксиса и анафоры. Часть лингвистов полностью разграничивает эти понятия, полагая, что дейксис содержит указание на элементы ситуации речевого акта, в то время как анафора содержит указание на элементы контекста. Если дейксис ориентирован на внеязыковую действительность, отражаемую в содержании высказывания, то он является собственно дейксисом, или внешним дейксисом. Если дейксис ориентирован на внутреннюю организацию текста, обеспечивая семантическую связность дискурса, тогда он может быть назван анафорой, или синтагматическим, или внутренним дейксисом. К. Элих, О.Г. Бондаренко полагают, что это расхождение не принципиально, и часто указание может быть одновременно и чисто дейктичным и анафоричным .

Р. Брехт выделяет эндофорический и экзофорический виды дейксиса в зависимости от того, находится ли центр ориентации внутри высказывания или вне его. Сходные классификации приводят Д.А. Аксельруд и М. Халлидей. Д.А. Аксельруд выделяет ситуативный дейксис и текстуальный дейксис. К ситуативному дейксису отнесены личный, пространственный и темпоральный виды дейксиса. В текстуальном дейксисе, передающим отношения между самостоятельными предложениями, различаются идентифицирующий, указательный, актуализирующий, неопределённый, обобщающий, квалитативный, посессивный и квантитативный виды дейксиса, средствами выражения которых являются соответствующие детерминативы

Для детерминативов, назначение которых как служебных элементов заключается в прикреплении описываемого объекта к заданной пространственно-временной ситуации и соответствующим коммуникантам, дейктичность квалифицируется как базовое, определяющее свойство. Основанием для квалификации свойства «дейктичность» как определяющего, базового для всех детерминативов является значимость сенсорного выделения объекта с его концептуальной идентификацией и положением в пространственно-временной ситуации.

В.Н. Ярцева даёт следующее определение дейксиса:

«Дейксис (греч. deixis — указание) — как значение или функция языковой единицы, выражаемое лексическими и грамматическими средствами. Дейксис служит для актуализации компонентов ситуации речи и компонентов денотативного содержания высказывания. Сфера дейксиса включает: указание на участников речевого акта (ролевой дейксис), выражается различными видами:

местоимений (1-е и 2-е л.: «я», «ты», «мой», «твой»);

указание на предмет речи (местоимения 3-го л.);

указание на степень отдалённости объекта высказывания;

указательными местоимениями и частицами («этот» — «тот», «вот» — «вон»);

указание на временную и пространственную локализацию сообщаемого факта (хронотопический дейксис);

местоименными наречиями, например лат. nic, nunc «здесь», «сейчас».

Дейксис как один из способов референции противополагается номинации; это противопоставление нейтрализуется в ролевом дейксисе.

Носителями дейктической функции могут быть лексические единицы и грамматические категории. Так, у предлогов и указательных местоимений дейктическое значение — это их лексическое (словарное) значение, такие слова, выражающие дейксис, иногда называют дейктиками. Из грамматических категорий дейктический характер присущ, например, глагольным категориям времени, таксиса и лица (ролевой дейксис: личные формы глагола); к дейктическим категориям относится и так называемая категория вежливости (указание на социальный статус участников речевого акта…). Во всех случаях дейксис ориентирован на внеязыковую действительность, отражаемую в содержании высказывания, т.е. реализуется в «вещественном поле указания» (Бюлер) и представляет собой собственно дейксис. Этот вид дейксиса (прагматический дейксис) соотносится с содержательной структурой предложения. Кроме того, дейксис может быть ориентирован на внутреннюю организацию текста, т.е. реализуется в «контекстуальном поле указания», обеспечивая семантическую связность дискурса; этот вид дейксиса (синтагматический дейксис) в отличие от собственно дейксиса называют анафорой. Промежуточная разновидность дейксиса наблюдается у некоторых грамматических категорий, например, род, именные классы, в которых сфера указания ограничена системой самого языка и соотносится с формальной структурой предложения. Дейксис — универсальное средство языка, но виды и способы выражения дейксиса в различных языках варьируют.

Если проанализировать всё вышеизложенное, можно сделать вывод о том, что сфера дейксиса включает несколько наиболее популярных видов указаний:

это, прежде всего, указание на участников речевого акта — говорящего и адресата; (1-го и 2-го лица: я, ты, вы, мой, твой, ваш и т.д).

указание на предмет речи — объект или человека, которое выражается местоимениями третьего лица;

указание на степень отдаленности объекта высказывания выражается указательными местоимениями (этот, тот, и др.);

указание на временную и пространственную локализацию события или факта (так называемый хронотопический дейксис) выражается местоименными наречиями (здесь, сейчас, и т.д.), а также глагольной категорией времени;

В данной работе рассматривается три основных вида дейксиса: персональный, временной и пространственный.

При персональном, или личном, дейксисе используются специализированные дейктические средства. К ним относятся местоимения, указывающие на участников коммуникативного акта: говорящего и адресата речи (местоимения 1 и 2 лица) [Арутюнова Н.Д. «Человеческий фактор в языке» 1992, с. 194]. Данные дейктические средства заменяют собой жест. А вовлечённость слушающего и говорящего в коммуникативный акт является аналогом жеста, поскольку сам по себе акт говорения ограничивает участников коммуникации, указывает на конкретного отправителя и конкретного получателя в текущем сигналообмене. В процессе коммуникации говорящий и слушающий являются актуализированными сущностями, поскольку сам акт говорения предполагает их участие и они непосредственным образом включены в коммуникативный акт. По мнению К. Бюлера, «то, к чему относятся „здесь и „там, изменяется в зависимости от позиции говорящего точно так же, как с переменой ролей отправителя и получателя „я и „ты перемещаются от одного речевого партнера к другому и обратно» [Бюлер 1993, с. 48].

Начиная с Г. Рейхенбаха, временной дейксис описывается с помощью трех понятий: времени данной речи (speech time), времени события (event time) и точки отсчета во времени (reference time). В высказывании типа «Петя читает роман» все три временных точки совпадают. В высказывании «Петя читал роман» точка отчета совпадает с временем речи, а время события предшествует ей. Наконец,в высказывании «Когда я пришел, Петя уже прочитал роман» все три точки раздельны: время события (прочтение романа) предшествует точки отсчета (времени моего прихода), а точка отчета предшествует времени речи.

В недавние времена В. Эрих сделала попытку распространить эти временные понятия на пространственный дейксис. Она различает «место говорящего» (place of the speaker) т.е. то место, которое физически им заполняется; «денотативное пространство» (denotation space), т.е. пространство, которое говорящий обозначает дейктическим выражением; и « точку отчета в пространстве» (reference space), т.е. пространство, относительно которого определяется денотативное пространство. Эти три участка пространства не совпадают друг с другом, по-видимому только в случае вторичного дейксиса.

Понятие «место говорящего» представляется нам мало продуктивным. Однако, даже если принять предложенное В. Эрих обобщение целиком, было бы ошибкой думать, что временной и пространственный дейксис усвоены вполне одинаковым образом. В некоторых существенных отношениях они различаются. Их несимметричность проявляется прежде всего в несимметричности двух основных слов — ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС. В естественном языке действует принцип «дейктической одновременности»,в силу которого временная точка отчета — сейчас — одна и та же для говорящего и слушающего. Между тем пространственные точки отчета для тих различны.

Для пространственного дейксиса существенна помимо говорящего еще одна фигура — наблюдатель. В ситуациях, обозначаемых классическими дейктическими словами ЗДЕСЬ-ТАМ, СЮДА-ТУДА, ЭТОТ-ТОТ, ВОТ-ВОН, говорящий и наблюдатель всегда совпадают в одном лице. Имеются, однако, дейктические слова, для которых такое совпадение необязательно.

Итак, пространственный и временной дейксис осуществляется в языках мира формальными элементами двух основных типов: именными группами, включающими указательные местоимения или их аналоги (в этом лесу, в этом году) и элементами наречного типа (здесь, сегодня, сейчас, [такое-то время] назад). Помимо этого, во многих языках для выражения времени существует одноименная грамматическая категория речи, так же существуют более сложные пространственные и временные дейктические выражения, указывающие не непосредственно на объекты, места и моменты, совпадающие с дейктическим центром, а через их посредство на другие объекты, места и моменты (в соседней комнате, поблизости, в прошлом году, вчера, скоро, раньше). Также устроено употребление прошедшего и будущего грамматического времени, например «Я буду писать статью» — указание на промежуток времени, определяемый по отношению к настоящему моменту.

В работе М. Хаспельмата было показано, что в языках мира временные выражения (в том числе дейктические) обычно происходят из пространственных — сравнить хотя бы русское слово прошлое. Этот диахронический процесс основан на универсальной метафоре «Время — это пространство». В результате между пространственным и временным дейксисом также возможны переходные случаи. Например, в высказывании типа «Перед поворотом ты увидишь бензоколонку» затруднительно определить, какой именно тип дейксиса имеет место — «еще» пространственный или «уже» временной.

Вывод по первой главе

В данной главе в первую очередь дается определения дейксиса и история его происхождения. Итак, дейксис (греч. «deiktikos», лат. «demonstratio») " — это способ указания на элементы ситуации посредством жестов или при помощи языковых выражений. Дейксис может трактоваться по-разному, в зависимости от того, что является точкой отсчета: сам говорящий или какой-либо предмет, действие, событие в пределах речевого акта.

Говоря об истории развития дейксиса, в данной работе приводятся несколько концепций.

В первую очередь сказано, что понятие «дейксис» известно с античных времен, но в новое время внимание к нему привлек немецкий индоевропеист К. Бругманн.

Семиотическая традиция связана с Ч. Пирсом, который предложил называть указательные местоимения индексальными знаками, создающими непосредственную связь между словом и объектом.

Так же еще один путь изучения дейксиса берет начало от О. Есперсена, который предложил понятие шифтер для характеризации языковых единиц, употребление и понимание которых радикально зависит от говорящего и других коммуникативных координат.

Диссель различает демонстративы нескольких синтаксических типов — субстантивные, адъективные, адвербиальные и «идентифицирующие». Он считал, что, в языках мира встречаются более сложные дейктические системы, основанные на видимости/невидимости референта для говорящего, на расположении референта выше/ниже говорящего (напр., в лезгинском — нахско-дагестанская семья), на расположении референта относительно водных преград — выше/ниже говорящего по течению реки, ближе к реке/дальше от реки по сравнению с говорящим, на той же/на другой стороне реки по сравнению с говорящим.

Во второй части первой главы рассматривается классификация дейксиса, а так же более подробно описан феномен пространственного дейксиса. Существует достаточно большое количество классификаций, согласно исследованию того или иного ученого, однако данная работа построена на следующей сфере дейксиса, включающий несколько видов указаний:

это, прежде всего, указание на участников речевого акта — говорящего и адресата; (1-го и 2-го лица: я, ты, вы, мой, твой, ваш и т.д).

указание на предмет речи — объект или человека, которое выражается местоимениями третьего лица;

указание на степень отдаленности объекта высказывания выражается указательными местоимениями (этот, тот, и др.);

указание на временную и пространственную локализацию события или факта (так называемый хронотопический дейксис) выражается местоименными наречиями (здесь, сейчас, и т.д.), а также глагольной категорией времени;

Подводя итог, следует выделить персональный (личный), пространственный и временной виды дейксиса.

Персональный дейксис. Немаркированные средства выражения персонального дейксиса — местоимения 3-го лица, сопровождаемые указующим жестом (рукой, головой, глазами). Так же данный вид дейксиса может осуществляться без помощи жестов, если используются местоимения, указывающие на участников коммуникативного акта. В обоих случаях- и при использовании жестов, и при опоре на координаты коммуникативного акта — при дейксисе устанавливается связь между языковыми выражениями и внеязыковым объектом.

Пространственный и временной дейксис осуществляется в языках мира формальными элементами двух основных типов: именными группами, включающими указательные местоимения или их аналоги (в этом лесу, в этом году) и элементами наречного типа (здесь,сегодня,сейчас). Помимо этого,во многих языках мира для выражения времени существует одноименная грамматическая категория.

II. Реализация пространственного дейксиса в русском и английском языка

.1 Реализация пространственного дейксиса в русском языке

В данной главе рассматриваются сферы, ориентиры и частотность употребления пространственного дейксиса в русском и английском языках.

В трудах Ю.Д. Апресяна и Е.С. Яковлевой пространственные отношения рассматриваются как фрагмент наивной картины мира. Языковые значения можно связывать с фактами действительности не прямо, а через отсылки к определенным деталям наивной модели мира, как она представлена в данном языке. В результате появляется основа для выявления универсальных и национально своеобразных черт в семантике естественных языков, вскрываются некоторые фундаментальные принципы формирования языковых значений, обнаруживается глубокая общность фактов, которые раньше представлялись разрозненными [Апресян 1995, т. 2, с.630]. Важным положением работ двух указанных авторов является учет антропоцентрического фактора — фигур говорящего и наблюдателя в локативной ситуации — и введение понятий личная сфера или пространство говорящего /с. 637/. Реализацией этих положений является описание фрагмента пространственных отношений в книге Е.С. Яковлевой и в некоторых ее статьях [Яковлева, 1993, 1994,1997]. Ее работы направлены на описание пространственно-временной лексики, которая объединена в языковых моделях или фрагментах. Языковой моделью пространства мы будем называть интерпретацию пространства, содержащуюся в семантике слов-носителей модели и далее: Фрагментом языковой картины мира мы будем называть совокупность моделей, дающих разные интерпретации одного и того же понятия [Яковлева 1994, с.13 — 14].

Дейктические знаки выделяют и дифференцируют факты, явления, предметы и лицо относительно координат речевого акта: актуального момента речи, участников коммуникативного акта, местоположения лиц, предметов в конкретной ситуации.

Итак, вернемся к понятию пространственного дейксиса. Следует сказать, что данное понятие может опираться не только на степень удаленности от говорящего/слушающего, но также различать видимые/невидимые (т.е. находящиеся вне поля зрения) объекты, существующие в настоящем/ существовавшие в прошлом, подвижные/неподвижные. Для русского языка указания типа вверх, вниз ориентируются как на положение человека в пространстве, так и на положение относительно поверхности земли. Это видно в некоторых примерах. Если представить себе, что человек лежит на кровати и читает газету, а дальнейшее описывается предложением «Он бросил газету вниз», по-русски в таком контексте вниз значит под кровать».

Дейксис может быть ориентирован и на адресата, как в командах: Направо! Налево! Вперед! Назад! — или если человек объясняет дорогу: Пойдете прямо, сверните направо, пройдете вперед, слева будет магазин, где направление и местоположение указываются не относительно говорящего, а по отношению к собеседнику.

Точкой отсчета может быть и третье лицо, он пошел вперед, он посмотрел направо. Но, безусловно, приоритетной точкой отсчета является сам говорящий.

Наконец, дейксис может ориентироваться не на ситуацию коммуникации, ее время и место, а определяться относительно других моментов и объектов: вчера (ориентировано относительно момента речи) и накануне (относительно какого-либо дня вне связи с моментом речи).

Так как основным ориентиром может быть не только говорящий (как в типичном случае), в лингвистике также используется термин наблюдатель для лица, с позиции которого представляется ситуация. Фактор наблюдателя исключительно важен для определения содержания многих языковых единиц и категорий. Это относится не только к рассмотренным выше местоимениям и наречиям, указывающим время, место и направление. А.М. Пешковский писал о необходимости включения наблюдателя в описание значений некоторых предлогов: так, за рекой значит по другую сторону от наблюдателя, на противоположном по отношению к наблюдателю берегу. Другое значение предлога за, по А.М. Пешковскому, более отдаленная сторона по отношению к другому лицу: Он спрятался за дерево. Предложение Мальчик вышел из-за ширмы предполагает, что наблюдатель находится по другую сторону ширмы и видит появление, а не исчезновение мальчика. Дейксис данного типа широко распространен у прилагательных, наречий и предлогов. Проанализируем наречия ВДАЛЕКЕ и ВДАЛИ.

«Хутор лежал вдалеке от железной дороги» (А.С. Пушкин) Данная фраза уместна и в ситуации, когда наблюдатель находился на хуторе, и в ситуации, когда он находился на железной дороге и в каком-то другом месте. Тем самым положение наблюдателя в данном случае нерелевантно. Наречия «вверху, внизу, вверх, вниз, сзади, далеко, недалеко, издалека, дальше, ближе, выше, ниже» могут означать абсолютную ориентацию не только в конструкциях с насыщенной валентностью ориентира, но и в конструкциях с ненасыщенной валентность ориентира. Высказывания типа «Володя был наверху», речь идет о соревнованиях по скалолазанию, уместны и в ситуации когда наблюдатель стоял наверху рядом с Володей, и в ситуации, когда наблюдатель и Володя находились в разных точках горы.

Перейдем к пространственным предлогам. Рассмотрим фразы «Из-за мыса, рассекая волны, выплыл громадный пароход» (М. Горький); «Солнце чуть показалось из-за темно-синей горы» (М.Ю. Лермонтов); «Из-за облака опять выплыла луна; Однообразное тиканье часов по-прежнему раздавалось из-за стены». Нет никаких сомнений, что помимо непосредственных участников в описываемых здесь ситуациях присутствует некий неназванный наблюдатель, местонахождение которого относительно пространственной преграды — мыса, горы, облака, стены — абсолютно жестко определенно: он находится по эту сторону преграды, между тем как фактически упоминаемые в текстах объекты либо находились, либо находятся по ту сторону преграды. Следовательно, в данном значении предлога ИЗ-ЗА содержится элемент интересующего нас типа. Анализ двух других дейктических пространственных предлогов — ЗА и ПЕРЕД- показывает, что пространственная ориентация предметов релятивизирована восприятием наблюдателя. Поскольку семантические структуры этих предлогов аналогичны, достаточно будет рассмотреть лишь один из них. Что значит высказывание « перед горой лежало озеро»? Прежде всего, то, что озеро находилось между горой и наблюдателем. Однако этого мало. Существенно, что в восприятии наблюдателя озеро соизмеримо по величине с горой. Высказывания, где эти условия не выполнено, по меньшей мере сомнительны. «Перед корпусом завода лежала горошина». Подчеркнем, что и здесь важны не фактические размеры озера и горы, а лишь их восприятие наблюдателем или говорящим. Фактически озерцо может быть крохотным, а гора — огромной; тогда важно, что бы она представлялась не слишком большой, например, в силу своей удаленности. Другое существенное условие — следующее. Расстояние от горы до озера должно восприниматься как соизмеримое с величиной озеро. Фактически от озера до горы может быть день пути, но в условиях плохой видимости, оптического обмана или других феноменов может казаться, что она находится более или менее непосредственно за озером. Тогда высказывание « перед горой лежало озеро» оказывается вполне корректным.

И наконец, стоит рассмотреть дейктические элементы для значений некоторых глаголов, обозначающих пространственное перемещение. В русском языке имеется немало глаголов, в лексическое значение которых входит другой тип дейксиса — идея несовпадения говорящего и наблюдаемого объекта. В этом отношении интересен глагол показываться. Вполне правильна фраза « На дороге показался отряд всадников», но вряд ли говорящий может сказать о себе «Я показался на дороге», если, конечно, он не смотрит на факт своего появления на дороге глазами другого человека; «Иван сказал, что я показался на дороге совершенно неожиданно». Теперь становится ясным. Что данный глагол ведет себя совершенно так, как наречие вдалеке и вдали.

.2 Реализация пространственного дейксиса в английском языке

Пространственный дейксис обычно учитывает различия по степени удаленности от говорящего или слушающего, по видимости/невидимости , по степени доступности или же по направлению, причем направление обычно определяется относительно говорящего, то есть 1-го лица. (Теоретический анализ «указательности» дается у С о 11 i n s оn, 1937 и Shwayder, 1961.) Там, где существует только одна категория дейксиса, она чаще всего обозначает очевидность для 1-го и 2-го лица (this , thus); словесное указание может уточняться соответствующим жестом. Пространственный дейксис (как показал Хаусхолдер) также комбинируется с различными означаемыми, особенно- с обозначениями движения; come /go bring /take. В отношении частей речи пространственный дейксис характеризуется той же несимметричностью, что и вопросительные слова.

В аглийском языке имеются указательные существительные(неодушев.this), прилагательные (such), «сверх-дифференцированные» наречия (места: here, времени: now, образа действия: thus ), однако нет указательных предлогов или глаголов (to this).

Далее, тогда как существительные и наречия времени и места обычно выражают бинарное противопоставление близости/удаленности (this/that, now/ /then, here/there ), в наречиях образа действия и в прилагательных это противопоставление выражается реже.

Указание на временную и пространственную локализацию сообщаемого факта — выражается местоименными наречиями HERE и THERE.

«Well, we’re all friends here… I would advise you to take precautions, as he could arrive any time, if indeed he isn’t already there, and staying somewhere incognito…» (McDougall, The Government Inspector, 21);

«Here he was searched; and nothing being found upon him, locked up» (Dickens, The Adventure of Oliver Twist, 114);

«The best and the bravest supply their foreign masters with soldiers, and whiten distant lands with their bones, leaving few here who have either will or the power to protect the unfortunate Saxon» (Scott, Ivanhoe, 32);

«Thank you for having kept your word to stay as my guests," she began. "It’s not bad here, really» (Beketova, Fathers and Sons, 105);

«John Osborn , whom he had set up in life — who was under a hundred obligations to him — and whose son was to marry Sedleys daughter… then

«Osborne had the intolerable sense of former benefits to goad and irritate him.» [Вестник СамГУ.2007.№1)] ;

Пространственный дейксис по направлению в английском языке выражается следующими словами:

«This way. Grander. Come on in. Your shoes arent muddy.» (Cook, The three sisters,98);

«Yes, Yes. That will do for me. Im going that way» (Collins, The Woman in White);

Ориентация дейксиса на время и место выражается при помощи слов — before, ago, a week ago, a week before. Характерно, что в косвенной речи, где меняется говорящий субъект, заменяются все дейктические показатели.

Как уже была сказано ранее, в английском языке пространственный дейксис часто комбинируется с различными означаемыми, особенно с обозначаемыми движения. В этом плане характерно различие между глаголами to come and to go. Come указывает на движение, направленное к наблюдателю, go — от наблюдателя. Предложения «John came up to the door» и «John went up to the door» оба соответствуют русскому «Джон подошел к двери», но первое предложение подразумевает, что Джон двигался по направлению к говорящему(наблюдателю) т.е. наблюдатель находился ближе к двери, во втором же случае подразумевается, что Джон двигался в направлении от наблюдателя.

Стоит подчеркнуть предлоги, выражающих пространственный дейксис в английском языке — in front of, in the corner.« In front of the car stood a girl»

«The arrested man rushed through the room» — пространственное отношение, выраженное предлогом through может быть описано при помощи пространственных координат трех измерений, предложенных В.Д. Аракиным.

В английском языке выделяются следующие пространственные существительные:

)общее понятие пространственной ориентации — space, area, place, position;

)существительные, обозначающие пространственную ориентацию

относительно какой-либо точки — centre, front, back; направления — direction,north,south; существительные, обозначающие конкретные точки или поверхности в пространстве- village, country, island;

)сочетание существительное с предлогом — domestic — pursued at smbs home;

Так же особого внимания заслуживает пространственный дейксис имен прилагательных:

)прилагательные, имеющие разную структуру — far, remote, distant;

)предикативная группа, состоящая из прилагательных и пространственного предлога — in, on;

)предикативная группа, состоящая из причастия — happening, taking;

В соответствии с базовым принципом деления прилагательные были выделены в три группы::

)с общим локативным значение «где»;

а) обобщенным значением места — right, central, distant.

б) с конкретными вещественными значениями — local, suburban, rural ;

) с общедирективным значением «куда» и «откуда»;

обозначают расположение глагола плюс предлог — outgoing flight, incoming passengers;

)с общедистанционным значением «как далеко» ;

передают расположения объекта в пространстве на некотором

расстоянии от субъекта — remote, far horizon;

Пространственный дейксис обычно учитывает различия по степени удаленности от говорящего или слушающего, по видимости/невидимости, по степени доступности или же по направлению.

Для русского языка характерны указания типа «вверх, вниз», ориентирующиеся на положение человека в пространстве. Дейксис так же может быть ориентирован и на адресанта, кроме того, не только на ситуацию коммуникации, а определятся относительно других моментов и объектов. Так же основным ориентиром может быть не только говорящий, но и наблюдатель. В отношении частей речи пространственный дейксис в русском языке характеризуется указательными наречиями (этот, эта, налево, вперед, назад, вдалеке), пространственными предлогами (из-за, за, перед), местоимениями, выделяется несколько глаголов.

В отношении частей речи пространственный дейксис в английском языке характеризуется указательными существительными (неодушевленное this), прилагательными (such), «сверх-дифференцированные» наречиями (here, now, thus), однако нет указательных предлогов или глаголов (to this); Далее, тогда как существительные и наречия времени и места обычно выражают бинарное противопоставление близости/удаленности (this/that, now/ /then, here/there ), в наречиях образа действия и в прилагательных это противопоставление выражается реже.

Заключение

Дейксис (греч. «deiktikos», лат. «demonstratio») " — это способ указания на элементы ситуации посредством жестов или при помощи языковых выражений. Дейксис может трактоваться в более узком и более широком смысле в -зависимости от того, что является точкой отсчета: сам говорящий или какой-либо предмет, действие, событие в пределах речевого акта. Можно также говорить о языковом дейксисе как системной характеристике и речевой дейктичности, возникающей у языковой единицы в контексте.

В первую очередь данная работа обращает внимание на историю развития дейксиса. Говоря о многих теориях его становления. Впервые данное понятие в новом времени привлекло внимание К. Бургманна.

Затем Ч. Пирс так же стал заниматься исследованиями на данную тему, впоследствии он предложил называть указательные местоимения индексальными знаками, создающими непосредственную связь между словом и объектом.

Еще одна традиция изучений дейксиса ведет начало от О.Есперсена. В 1922 предложил понятие шифтер для характеризации языковых единиц, употребление и понимание которых зависит от говорящего и других коммуникативных координат.

Диссель различает демонстративы нескольких синтаксических типов — субстантивные, адъективные, адвербиальные и «идентифицирующие». Помимо наиболее распространенного противопоставления по близости/дальности относительно дейктического центра (обычно — местонахождения говорящего), в языках мира встречаются более сложные дейктические системы, основанные на видимости/невидимости референта для говорящего, на расположении референта выше/ниже говорящего (напр., в лезгинском — нахско-дагестанская семья), на расположении референта относительно водных преград — выше/ниже говорящего по течению реки, ближе к реке/дальше от реки по сравнению с говорящим, на той же/на другой стороне реки по сравнению с говорящим (атабаскские языки Аляски). В современной лингвистике постепенно формируется типология языков с точки зрения использования дейктических категорий. Так, С. Левинсон противопоставляет два типа языков с точки зрения того, какой момент времени принимается за основу при письменной коммуникации — момент создания сообщения или момент его получения адресатом. Подробно исследованы дейктические системы отдельных языков.

Во второй части первой главы рассматривается классификация дейксиса, а так же более подробно обращено внимание на изучение его пространственного феномена. Существует достаточно большое количество видов дейксиса, согласно исследованию того или иного ученого, однако в данная работа построена на следующей сфере дейксиса, включающий несколько видов указаний:

это, прежде всего, указание на участников речевого акта — говорящего и адресата; (1-го и 2-го лица: я, ты, вы, мой, твой, ваш и т.д).

указание на предмет речи — объект или человека, которое выражается местоимениями третьего лица;

указание на степень отдаленности объекта высказывания выражается указательными местоимениями (этот, тот, и др.);

указание на временную и пространственную локализацию события или факта (так называемый хронотопический дейксис) выражается местоименными наречиями (здесь, сейчас, и т.д.), а также глагольной категорией времени;

Подводя итог, следует выделить персональный (личный), пространственный и временной виды дейксиса.

Под персональным дейксисом понимают немаркированные средства выражения персонального дейксиса — местоимения 3-го лица, сопровождаемые указующим жестом, однако жесты могут и не использоваться.

И наконец, пространственный и временной дейксис осуществляется в языках мира формальными элементами двух основных типов: именными группами и элементами наречного типа. Помимо этого, во многих языках мира для выражения времени существует одноименная грамматическая категория.

Вторая глава посвящена особенностям пространственного дейксиса в русском и английском языках.

В первую очередь, следует подчеркнуть феномен пространственности в данных языках.

Функционально-семантическое поле пространственности в русском и английском языках при выражении пространственных отношений охватывает разноуровневые взаимодействующие средства языка и представляет собой языковую интерпретацию мыслительной категории пространства, обладающей объединенной системой значений. В категории пространственной локализации стыкуются событийные сферы реальной действительности и многообразие параметрических характеристик предметов, которые своеобразно преломляются в языке и образуют один из важнейших аспектов языковой картины мира.

Итак, обычно пространственный дейксис обычно учитывает различия по степени удаленности от говорящего или слушающего, по видимости/невидимости, по степени доступности или же по направлению.

В русском языке выделяют указания типа «вверх, вниз», которые ориентируются на положение человека в пространстве. Кроме того, дейксис так же может быть ориентирован и на адресанта, говорящего и наблюдателя.

В отношении частей речи пространственный дейксис в русском языке характеризуется указательными наречиями (этот, эта, налево, вперед, назад, вдалеке), пространственными предлогами (из-за , за, перед) , местоимениями, выделяется несколько глаголов.

В отношении частей речи пространственный дейксис в английском языке характеризуется указательными существительными (неодушевленное this), прилагательными (such ), «сверх-дифференцированные» наречиями (места: here, времени: now, образа действия: thus ), однако нет указательных предлогов или глаголов (to this).

Список литературы

1. Апресян, Ю.Д. Дейксис в лексике и грамматике и наивная модель мира [Текст] / Ю.Д. Апресян // Семиотика и информатика. — М.: школа Языки русской культуры, 1986.

. Арутюнова Н.Д. «Человеческий фактор в языке: коммуникативность, модальность, дейксис» Арутюнова, Н.Д. Типы языковых значений: Оценка. Событие. Факт [Текст] / Н.Д. Арутюнова. — М.: Наука, 1988.

. Белозерова Л.В. «Средство категорий дейксиса, метафоры, оценки»

. Бюлер, К. Теория языка: Репрезентативная функция языка [Текст] / К. Бюлер. — М.: Прогресс, 1995.

. Кибрик, А.А. Человеческий фактор в языке: Коммуникация, модальность, дейксис [Текст] / А.А. Кибрик. — М.: Наука, 1992.

. Матвеева, А.А. Дейксис как маркер категории «свой-чужой» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: www. URL: http: // www.web.ssu.samara. Ru

7. Якобсон, Р.О. Язык и бессознательное / Пер. с англ., фр., К. Голубович, Д. Епифанова, Д. Кротовой, К. Чухрукидзе, В. Шеворошкина; составл., вст. слово К. Голубович, К. Чухрукидзе; ред. пер. — Ф. Успенский [Текст] / Р.О. Якобсон. — М.: Гнозис, 1996. — 248 с.

. Ярцева, В.Н. Лингвистический энциклопедический словарь [Текст] / В.Н. Ярцева. — М.: Сов. Энциклопедия, 1990. — 410 с.