Фразеологические единицы как средство художественной выразительности в русском и английском языке

Фразеологические единицы как средство художественной выразительности в русском и английском языке

Введение

фразеология лексический художественный

Фразеология — сокровищница образных средств любого языка, а сокровища, как известно, накапливаются веками и нередко надолго и надежно скрываются от постороннего взгляда.

Мир фразеологии русского и английского языков велик и многообразен и является одним из источников приобщения школьников, изучающих иностранные языки к образцам выразительной речи изучаемого языка. Изучение английского языка широко распространено в нашей стране. Знакомясь с иностранным языком, человек одновременно проникает в новую национальную культуру.

Средства массовой информации является важнейшим орудием формирования и отражения общественного мнения, а фразеология во всем своем многообразии отражает настроения современности.

Актуальность данного исследования состоит в том, что фразеология — это часть культуры и быта народа, никто не может овладеть иностранным языком без знания его фразеологии, а состав фразеологии и в русском и в английском языках очень велик и продолжает пополняться за счет современных реалий.

Новизна исследования в попытке проанализировать и сопоставить фразеологические единицы русского и английского языков и выявлении способов их использования.

Цель дипломной работы: изучить многообразие мира фразеологии русского и английского языков, установить сходство и различие словесно-понятийного аппарата фразеологии русского и английского языков, исследовать возможности использования известных способов образования новых фразеологических единиц публицистическим стилем.

Для достижения данной цели необходимо решить следующие задачи:

.Изучить взгляды ученых-лингвистов на фразеологию в русском и английском языках.

.Исследовать фразеологию как науку.

.Уточнить возможности использования фразеологии функциональными стилями.

.Выявить сходство и отличие фразеологических единиц в русской и английской литературе.

Объектом исследования являются средства массовой информации на предмет использования «образных» выражений.

Предметом исследования являются фразеологические единицы в средствах массовой информации.

Практическая значимость данного исследования в том, что оно может быть использована на уроках английского языка в школе при изучении фразеологии.

Методологической основой исследования являются монографии.

Использованы методы исследования: теоретический анализ, метод идентификации, метод сопоставления.

Структура работы: введение, две главы, заключение и список литературных источников.

Глава I. Фразеология как наука

.1 Взгляд на фразеологию в исследованиях известных лингвистов

Фразеологические обороты привлекают внимание исследователей на протяжении многих лет. Под различными названиями (изречения, «крылатые слова», афоризмы, пословицы и поговорки, идиомы, выражения, обороты речи и т.д.) они объяснялись как в специальных сборниках, так и в толковых словарях, начиная с конца XVIII в. Ещё М.В. Ломоносов, составляя план словаря русского литературного языка, указывал, что в него кроме отдельных слов должны войти «речения», «идиоматизмы» и «фразесы», т.е. обороты, выражения.

Вместе с тем, самостоятельной лингвистической дисциплиной фразеология стала сравнительно недавно. Некоторые учёные считают, что и в настоящее время фразеология является лишь разделом лексикологии. Предмет и задачи, объем и методы изучения ее еще недостаточно четко определены, не получили полного освещения. Менее других разработаны вопросы об основных особенностях фразеологизмов, отличающие их от свободных словосочетаний, о классификации фразеологических единиц и соотношении их с частями речи и т. д. Мнения языковедов относительно сущности фразеологизма расходятся. Некоторые исследователи (Смит Л.П., Жуков В.П., Телия В.Н., Шанский Н.М. и др.) относят к сфере фразеологии устойчивые сочетания, другие (Амосова Н.Н., Бабкин А.М., Смирницкий А.И. и др.) — только определенные группы. Так, некоторые лингвисты (в том числе и академик Виноградов В.В.) не включают в разряд фразеологизмов пословицы, поговорки и крылатые слова, считая, что они по своей семантике и синтаксической структуре отличаются от фразеологических единиц. В.В. Виноградов утверждал: «Пословицы и поговорки имеют структуру предложения и не являются семантическими эквивалентами слов» [1, 243].

Фразеология разрабатывает принципы выделения фразеологических единиц, методы их изучения, классификации. Фразеология пользуется различными методами исследования, например компонентным анализом значения. На базе существующих в общей теории языкознания методов исследования разрабатываются «собственно фразеологические приемы анализа и описания»[2, 49]:

)метод идентификации — установление тождеств слов и синтаксических конструкций, образующих фразеологизмы, с их свободными аналогами;

)метод аппликации, являющийся разновидностью метода идентификации;

)метод ограниченный в выборе переменных, устанавливающий отличные структурно-семантические организации фразеологизма от сочетаний образуемых в соответствии с регулярными закономерностями выбора и комбинации и т.п.

Труды отечественных учёных, посвящённые изучению непосредственно фразеологический состав языка, стали появляться сравнительно недавно. До 40-х годов XX в. в работах отечественных языковедов можно найти только отдельные мысли и наблюдения, касающиеся фразеологии (Потебня А.А., Булаховский Л.А., Срезневский И.И., Фортунатов Ф.Ф., Шахматов А.А., Поливанов Е.Д., Абакумов С.И.).

Возникновение фразеологии как отдельной лингвистической дисциплины со своими задачами и методами исследования в отечественной лингвистике относят к 40-м годам XX столетия и связывают с появлением работ В.В. Виноградова, в которых им были поставлены и решены многие вопросы общего теоретического характера, позволившие создать базу для изучения устойчивых сочетаний слов в языке. Именно им была впервые предложена синхронная классификация фразеологических оборотов русского языка с точки зрения их семантической слитности, были намечены пути и аспекты дальнейшего изучения фразеологизмов. Примером широкого понимания объёма и состава фразеологии могут служить работы Н.М. Шанского [3], В.Л. Архангельского [4], В.Н. Телии [5] и других. В.В. Горлов считает, что широкий подход «позволяет полнее и плодотворнее изучать фразеологизмы в контексте…». В связи с широким подходом, в данной работе нам мы будем придерживаться определения Н.М. Шанского: «Фразеологический оборот — это воспроизводимая в готовом виде языковая единица, состоящая из двух или более ударных компонентов словного характера, фиксированная (т.е. постоянная) по своему значению, составу и структуре»[3, 20].

С конца 50-х годов О.С. Ахмановой и А.И. Смирницким [6] разрабатывались вопросы, связанные с описанием фразеологизмов, как структурных единиц языка. Работы А.И. Ефимова, Б.А. Ларина, О.С. Ахмановой и С.И. Ожегова [7] посвящены изучению фразеологии в произведениях писателей.

В английской и американской лингвистической литературе работы, посвященные теории фразеологии, сравнительно немногочисленны. Наиболее значимыми представляются работы А. Маккая[8], У. Вейнрейха[9], Л.П. Смита [10]. Однако в них отсутствует рассмотрение фундаментальных вопросов в теории фразеологии таких, как научно обоснованные критерии выделения фразеологизмов, соотношение фразеологических единиц и слов, системность фразеологии, фразеологическая вариативность, фразеообразование, метод изучения фразеологии и др.

Кроме того, английские и американские ученые не рассматривают фразеологию, как отдельную лингвистическую науку, что объясняет отсутствие в английском языке названия для данной отрасли науки о языке. Вопросы фразеологии в Англии и США трактуются в основном в работах по грамматике и семантике.

Шарль Балли (1865-1947) — швейцарский лингвист французского происхождения, ввел термин phraseologie в значении «раздел стилистики, изучающий связанные словосочетания» [11,58]. Ш. Балли считается родоначальником теории фразеологии, т.к. впервые систематизировал сочетания слов в своей книге «Французская стилистика», в которую он включил главу о фразеологии. В своих трудах он выделял «четыре типа словосочетаний» [12, 8]:

.свободные словосочетания (les groupements libres), т.е. сочетания, лишенные устойчивости, распадающиеся после их образования;

2.привычные сочетания (les groupments usuels), т.е. словосочетания с относительно свободной связью компонентов, допускающие некоторые изменения, например, une grave maladie — серьезное заболевание (une dangereuse, serieuse maladie — опасное, серьезное заболевание);

.фразеологические ряды (les series phraseologiques), т.е. группы слов, в которых два рядоположных понятия сливаются почти в одно. Устойчивость этих оборотов закрепляется первичным словоупотреблением, например, remporter une victorie — одержать победу, courir un danger — подвергаться опасности. Эти сочетания допускают перегруппировку компонентов;

.фразеологические единства (les unites phraseologiques), т.е. сочетания в которых слова утратили свое значение и выражают единое неразложимое понятие. Подобные сочетания не допускают перегруппировки компонентов. Таким образом, «…концепция Ш. Балли строится на различии сочетаний слов по степени устойчивости: сочетания, в которых имеется свобода группировки компонентов, и сочетания, лишенные такой свободы» [13, 69].

В дальнейшем великий лингвист пересмотрел свою концепцию, о которой мы говорили выше, и пришел к выводу, что привычные сочетания и фразеологические ряды являются лишь промежуточными типами сочетаний. Теперь Ш. Балли выделил только две основные группы сочетаний:

.свободные сочетания

2.фразеологические единства, т.е. словосочетания, компоненты которых, постоянно употребляемые в данных сочетаниях для выражения одной и той же мысли, утратили всякое самостоятельное значение. Ш. Балли говорил о фразеологичности сочетания при наличии к нему синонима — так называемого, «слова-идентификатора» [11, 60].

Фразеология предлагает различные типы классификаций фразеологического состава языка в зависимости от свойств фразеологизмов и методов их исследования.

Наиболее распространенное определение идиомы принадлежит Дж. Сейдлу и У. Макморди [14]. Они понимают идиому как «ряд слов, изобретающих значение, отличное от значений его компонентов», особой организации нескольких слов, как считают авторы, странен, логичен и грамматически некорректен. Идиомы могут возникать как в источниках, так и разговорной речи. Примерами идиом из письменной речи может служить язык Шекспира и Библия. Идиома продолжает использоваться в речи долгое время после того, как слово вышло из употребления. Характерным признаком идиомы Макморди считает ее целостность, которая проявляется в возможности изменить состав или порядок слов внутри идиоматического выражения.

Данное понимание идиоматического выражения близко Б. Фрейзеру И. Страсслеру [15]. К ним относят:

1)Идиомы, которые неосознанно используются носителями языка как бы в функции сопутствующих обстоятельств (to have two strikes against one — «два против одного»).

2)Идиомы институализованной вежливости (конструкции типа May I… ? Could You… ?

)Идиомы со смягчением коммуникативного намерения (// seems that/to).

)Предложения в виде вопросов (How about?).

)Идиомы — приветствия (How are you doing? Good-bye).

6)Моралистические пословицы типа (Don’t carry coals to Newcastle).

7)Цитаты.

И. Страсслер, в свою очередь, отмечает, что каждая идиома имеет неидиоматический синоним на семантическом уровне, вследствие чего возникает вопрос, почему идиомы существуют, и почему они используются при определенных условиях. По мнению исследователя, это возможно благодаря наличию в семантике идиом некоторых элементов, отличающих их от буквальных эквивалентов.

Таким образом, следует отметить, что зарубежные исследователи, в отличие от отечественных, не обозначили четкие границы изучаемой области языкознания, у них не выработана методика анализа. Описание фразеологических единиц в работах отечественных ученых является более системным.

В данной работе, в том числе при анализе словаря, данная точка зрения считается наиболее обоснованной.

.2 Лексико-грамматическая характеристика фразеологических единиц с точки зрения фразеологической абстракции и семантической слитности

Фразеология (гр.phrasis — выражение + logos — учение) — наука о сложных по составу языковых единицах, имеющих устойчивый характер: вверх тормашками, попасть впросак, кот наплакал, спустя рукава. Фразеологией называется также вся совокупность этих сложных по составу устойчивых сочетаний фразеологизмов.

Фразеологизмы, в отличие от лексических единиц, имеют ряд характерных особенностей [16, 110].

.Фразеологизмы всегда сложны по составу, они образуются соединением нескольких компонентов, имеющих, как правило, отдельное ударение, но не сохраняющих при этом значение самостоятельных слов: ломать голову, кровь с молоком, собаку съел. Не принадлежат к фразеологизмам предложно-падежные сочетания типа с кондачка, под мышкой.

.Фразеологизмы семантически неделимы, они имеют обычно нерасчлененное значение, которое можно выразить одним словом: раскинуть умом — подумать, пятое колесо в телеге — лишний, вверх тормашками — навзничь, кот наплакал — мало и т.д. Правда, эта особенность свойственна не всем фразеологизмам. Есть и такие, которые приравниваются к целому описательному выражению: садиться на мель — попадать в крайне затруднительное положение, нажимать на все педали — прилагать все усилия для достижения или выполнения чего-либо. Такие фразеологизмы возникают в результате образного переосмысления свободных словосочетаний.

.Фразеологизмы в отличие от свободных словосочетаний характеризует постоянство состава. Тот или иной компонент фразеологизма нельзя заменить близким по значению словом, в то время как свободные словосочетания легко допускают такую замену. Например, вместо кот наплакал нельзя сказать «кошка наплакала», «котенок наплакал», «щенок наплакал», вместо раскинуть умом — «разбросить умом», «раскинуть головой»; (ср.свободные словосочетания читаю книгу, просматриваю книгу, изучаю книгу, читаю роман, читаю повесть, читаю сценарий).

Однако некоторые фразеологизмы имеют варианты: от всего сердца — от всей души, наводить тень на плетень — наводить тень на ясный день. Тем не менее существование вариантов не означает, что в этих фразеологизмах можно произвольно обновлять состав: нельзя сказать «от всего духа», «от всего сознания», а также «наводить тень на забор» (на ясное утро).

.Фразеологизмы отличает воспроизводимость. В отличие от свободных словосочетаний, которые строятся нами непосредственно в речи, фразеологизмы употребляются в готовом виде, такими, какими они закрепились в языке, какими их удерживает наша память. Так, сказав закадычный, мы обязательно произнесем друг( не: подруга, знакомый, юноша, товарищ), заклятый может быть только враг(не: недруг, вредитель). Это свидетельствует о предсказуемости компонентов фразеологизмов.

.Большинству фразеологизмов свойственна непроницаемость структуры: в их состав нельзя произвольно включить какие-либо элементы. Так, зная фразеологизм потупить взор, мы не вправе сказать «низко потупить взор», «еще ниже потупить взор», «потупить печальный взор» и т.д. Исключение составляют фразеологизмы, которые допускают вставку некоторых уточняющих слов разжигать страсти — разжигать роковые страсти.

Структурной особенностью отдельных фразеологизмов является наличие у них усеченной формы наряду с полной: пройти сквозь огонь и воду (… и медные трубы), выпить чашу — выпить горькую чашу (до дна), семь раз отмерь (…один раз отрежь). Сокращение состава фразелогизма в подобных случаях объясняется стремлением к экономии речевых средств.

.Фразеологизмам присуща устойчивость грамматической формы их компонентов: каждый член фразеологического сочетания воспроизводится в определенной грамматической форме, которую нельзя произвольно изменять. Так, нельзя сказать «бить баклушу», «вытачивать лясу», заменив формы множественного числа баклуши, лясы формами единственного числа; не употребляют полное прилагательное вместо краткого во фразеологизме на босу ногу и т.д. Лишь в особых случаях возможны вариации грамматических форм в составе отдельных фразеолгизмов: греть руку — греть руки; слыхано ли дело — слыханное ли дело.

.Для большинства фразеологизмов характерен строго закрепленный порядок слов. Например, нельзя переставить компоненты в фразеологизмах все течет, все изменяется; ни свет ни заря; кровь с молоком и др. В то же время фразеологизмы глагольного типа, т.е. состоящие из глагола и зависящих от него слов, допускают перестановку компонентов: набрать в рот воды — в рот воды набрать; не оставить камня на камне — камня на камне не оставить [16,111].

Фразеологический оборот — это воспроизводимая единица языка, состоящая из двух или более слов или ударных компонентов словного характера, целостная по своему значению и устойчивая в своем составе и структуре [17, 89].

Воспроизводимость — основное свойство фразеологического оборота, отграничивающее его от свободного сочетания слов и в то же время сближающее его со словом. Фразеологизмы не создаются в процессе общения, а воспроизводятся как готовые целостные единицы, точно так же, как отдельные слова. Так, если свободные сочетания слов За девять лет он ни разу не простыл. Все свои вещи она решила взять обратно. Крыть крышу оказалось нечем и т.д. создаются из отдельных слов во время общения, то фразеологические обороты за тридевять земель «далеко», след простыл «нет», взять свои слова обратно, нечем крыть извлекаются из памяти целиком, в виде готовых целостных образований.

Свойством воспроизводимости объясняются все остальные признаки, одинаково присущие словам и фразеологическим оборотам, прежде всего целостность значения и устойчивость в составе и структуре.

В смысловом плане фразеологизмы выступают как единое целое даже в том случае, когда их семантика зеркально отражает значения образующих их слов, напр.: всерьез и надолго, на данном этапе.

Фразеологические обороты состоят из определенных, всегда одних и тех же частей, тесно связанных между собой как части целого и располагающихся одна за другой в строго установленном порядке. Постоянство состава и местоположения компонентов фразеологизма носит такой же характер, какой можно отметить для морфемного состава слова. Любое (пусть самое небольшое) изменение порядка следования компонентов осознается говорящими как новообразование, лежащее за пределами системы языка[17,90].

Указанные группы не охватывают всего многообразия лексико-грамматического состава фразеологизмов и фразеологических выражений. В данном случае приведены наиболее распространенные типы устойчивых сочетаний.

Среди важнейших понятий, связанных с семантической фразеологической единицей, особо следует выделить понятие фразеологической абстракции [19,208]. Абстракция (от лат. absractio — «удаление, отвлечение») — результат мысленного отвлечения от тех или иных свойств исследуемого конкретного предмета. Абстракция может выступать в форме наглядного образа, например, модель языка в виде схемы, в форме философской категории (понятия количества, качества, времени, пространства и т.д.). В.Л. Архангельский, рассматривая фразеологическую абстракцию, определял ее так: «Фразеологическая абстракция состоит в отвлечении от значения слов как компонентов фразеологической единицы, обладающей единым целостным или единым расчлененным значением; фразеологическая абстракция обобщает в сложном синтаксически составном словесном комплексе, как в названии, существенные особенности целого класса однородных предметов, процессов, качеств, признаков, количеств, отношений и явлений» [4].

Поясним примером. У фразеологической единицы кот наплакал — «мало» — не реализуются обычные, «свободные» значения составляющих: речь идет не о животном и не о глаголе со значением «проливать слезы». Все это сочетание, имея (формально) грамматическое значение подлежащего и сказуемого, на самом деле выступает со значением наречия, которое обычно употребляется в функции предиката или обстоятельства: «- А наследства у нее кот наплакал…» (И. Тургенев. Провинциалка); «- В прошлом мне его [счастья] было отмерено — кот наплакал». (М. Шолохов. Поднятая целина).

С понятием фразеологической абстракции связан ряд теоретических вопросов [19, 210].

Во-первых, необходимо осмыслить понятие варианта/инварианта фразеологических единиц. Считать ли разными фразеологические единицы или вариантами одной фразеологической единицы такие формы: а) первый встречный; б) прийти в себя: 1) «стать самим собой», 2) «выйти из обморочного состояния», в) курам на смех — 1) «очень мало», 2) «бессмысленно, никуда не годно»?

Во-вторых, с мыслью о фразеологической абстракции связана проблема типологии фразеологических единиц по грамматическому значению.

В-третьих, с этим связана лексико-семантическая типология фразеологических единиц, о чем пойдет речь далее.

В-четвертых, с понятием фразеологической абстракции, которая иногда определяется как «деактуализация компонентов» [20], связано решение вопроса о том, являются ли компоненты фразеологической единицы словами или они уже утратили свои словесные качества.

Если рассматривать фразеологический состав русского и английского языков с точки зрения фразеологической абстракции при отвлечении от грамматических свойств компонентов, то можно выделить пять основных групп фразеологических единиц с точки зрения их общего грамматического значения:

)фразеологические единицы со значением предметности (хотя сама предметность в них определяется качественно): буква закона, место под солнцем, дойная корова; better half (жена), chip of the old block (копия отца), on the last leg of ones trip (заключительная часть поездки) [21, 360];

)фразеологические единицы со значением качества, признака: легкий на ногу, собаку съел, ни жив ни мертв, краше в гроб кладут; all thumbs (неуклюжий, неловкий), armed to the teeth (быть снабженным всем необходимым), blue blood (благородного происхождения);

)фразеологические единицы со значением действия, процесса: ходить на задних лапках, вешать лапшу на уши (кому-то), пудрить мозги (кому-то); to hit the nail on the head (попасть в точку), to keep the fall rolling (поддерживать разговор), mushrooming (растут как грибы), chew the fat (болтать);

)фразеологические единицы со значением признака действия: благим матом, вверх тормашками, нос к носу; with flying colors (с абсолютным успехом), till the cows come home (очень долго), to look like a million (отлично выглядеть);

)фразеологические единицы со значением модальности (то есть выражения, которые называют отношение к высказываемому, к предмету разговора): черт побери, вот так клюква!, чтоб тебе пусто было; its another pair of shoes (это совсем другое дело), its not my cup of tea (это не мое).

Однако фразеологическая абстракция связана не только с отвлечением значения фразеологических интенсификаторов от буквальных значений его компонентов, а также и с отвлечением конфигурации воспроизведения фразеологических интенсификаторов от авторской конфигурации. Проведенные исследования показали, что степень фразеологической абстракции фразеологических интенсификаторов повышается по мере отвлечения конфигурации их воспроизведения от контекстов их первоначального употребления. «Чем выше степень фразеологической абстракции от исходного контекста, тем значительнее, разнообразнее возможности фразеологических единиц за счет реализации их внутренних семиологических ресурсов» [22, 167].

Рассмотрим фразеологическую абстракцию as the day is long — ужасно, чертовски, чрезвычайно, на редкость и фразеологическую абстракцию like wildfire — стремительно, мгновенно. Первоначально фразеологическая абстракция as the day is long употреблялась только в составе шекспиризма as merry as the day is long, а фразеологическая абстракция like wildfire впервые была употреблена У.Шекспиром в сочетании с предикатом to burn. Например:

. Beatrice: … he shows me where the bachelors sit and there live we as merry as the day is long (W. Shakespeare Much Ado about Nothing, цит. по АРФС).

2. … whose words like wildfire burnt the shining glory of rich-built Illion [W. Shakespeare The Rape of Lucrece, p.185].

Постепенно данные фразеологические интенсификаторы абстрагируются от контекстов их первоначального употребления, т.е. от сочетаемости с предикатами merry и to burn, распад единичной сочетаемости привел к возможности фразеологизмов воспроизводиться в сочетаниях с самыми разнообразными предикатами.

В корпусе фразеологических оборотов выделяется группа, для которых характерен высокий уровень фразеологической абстракции. К таким фразеологизмам относятся: like the devil, as the devil, like a shot, like lightning, like mad, like crazy, like a house afire, like one oclock и др. Если на наивысшем уровне абстракции отсутствует двуплановость фразеологического значения вследствие разрыва связи между значением фразеологических интенсификаторов и значением его прототипа, то при высокой степени абстракции такая связь всегда наблюдается. Значение прототипа как бы просвечивает через значение фразеологизма.

Важным представляется замечание А.В. Кунина о том, что фразеологизмами могут стать только потенциальные фразеологические единицы, ибо каким бы путем не возникали фразеологические единицы, они обязательно должны пройти стадию потенциальной фразеологичности. Это закон фразеологии [12,91]. Потенциальную фразеологическую интенсификацию можно определить как единицу языка, обладающую на этапе порождения характерными для фразеологических единиц признаками, такими, как стилистическая окраска и метафоричность.

Таким образом, указанные выше фразеологические интенсификаторы с необходимостью проходят стадию потенциальной фразеологичности, на которой они входят в состав высказываний, представляющих собой метафорические сравнения или метафорические уподобления. Приведем пример, который демонстрирует контекст порождения фразеологизма like one oclock: Mr. Guppy and Mr. Jobling repair to the rag and bottle shop, where they find Krook still sleeping like one oclock; that is to say, breathing stertorously with his chin upon his breast, and guite insensible to any external sounds, or even to gentle shaking [Charles Dickens Black House, p.238].

Как видно из данного примера, фразеологический интенсификатор является единицей с очень высоким уровнем информативности, т.е. единицей, требующей для ее понимания компенсации средствами контекста. Поэтому значение фразеологизма like one o’clock дублируется частью контекста справа от фразеологического интенсификатора. На этом этапе механизм фразеологической абстракции начинает активно работать, он обеспечивает перевод сочетаний слов, обладающих потенциально целостным смыслом, из одной знаковой системы (контекст) в другую (язык), т.е. обеспечивает отвлечение конфигурации воспроизведения от авторской конфигурации.

В контекстах воспроизведения этого фразеологизма, которые приводятся ниже, фразеологизм like one o’clock (очень быстро, моментально) уже не воспринимается как новое, т.е. обладающее повышенной информативностью содержания, дублирование в этих контекстах не требуется. Знаковая избыточность фразеологического интенсификатора достаточна чтобы воспроизводиться за счет реализации своих внутренних семиологических ресурсов. Например:

) Anything about the meeting, sir? Your speech must read like one oclock [J. Galsworthy The White Monkey, p.261].

) Вut a devout admirer had entertained the preacher at luncheon that day in the hotel in which I was staying. … The preacher tucked in to the arroz like one oclock [W.S. Maugham Don Fernando].

В современной фразеологии характерны два подхода к семантике фразеологических единиц. Первый — с точки зрения общего значения фразеологических единиц, в результате чего выделяются особые семантические группы фразеологических единиц — фразосемантические группы, отражающие определенные сферы жизненных явлений, речевой: коммуникации; второй — с точки зрения внутренней формы фразеологических единиц, то есть с позиции выражения общего значения фразеологических единиц ее компонентами.

Дело в том, что фразеологические единицами называют (определяют) далеко не все сферы нашей жизни. Мы не можем общаться только с помощью фразеологических единиц. Поэтому важно определить, какие сферы жизни отражены во фразеологии каждого языка. В русской фразеологии такими сферами являются [19, 211]:

1.Человек (его внешний вид, состояние здоровья, ум, умения, характер, благосостояние, эмоции и т.д.).

2.Отношения между людьми: социальное положение, отношение к другим людям и т.д., например: (живут как кошка с собакой, водой не разольешь, на ножах и т.д.

.Количество (много — мало, есть что-то, кто-то — нет, достаточно — недостаточно и т.д.).

.Время (быстро — медленно, скоро — нескоро, и т.д.).

.Пространство (далеко — близко, скоро — нескоро, и т.д.).

.Движение (прямое — обходное, целенаправленное — случайное и т.д.).

С точки зрения компонентного состава фразеологических единиц представляют группы, в которых общее значение выражено компонентами, связанными с национально-культурными сферами, например: )с мерами длины (мерить на свой аршин, от горшка два вершка);

b)с мерами веса (мал золотник, да дорог; узнать, почем фунт лиха);)с историей русской графики (ни аза в глаза, от аза до ижицы);)с русскими ремеслами (лапти плести, разделать под орех);)с русской кухней (заваривать кашу, перебиваться с хлеба на квас);)с охотой, рыболовством, земледелием, бытом и т.д.

Говоря о семантике русской фразеологии, стоит отметить, что подавляющее большинство фразеологических единиц связано с отрицательной характеристикой (коннотацией). Это объясняется тем, что положительное рассматривается народом как норма, а внимание привлекает ненормальное.

Классификация русских фразеологизмов с точки зрения семантической слитности их компонентов принадлежит академику В.В. Виноградову. Он делит фразеологизмы на три типа: фразеологические сращения, фразеологические единства и фразеологические сочетания. Рассмотрим же эти фразеологических единиц применительно к современному английскому и русскому языкам [1, 89].

Фразеологические сращения — это такие семантически неделимые фразеологические обороты, в которых целостное значение совершенно несоотносительно с отдельными значениями составляющих их слов. Значение такого рода фразеологических оборотов условно, как и семантика слов с непроизводной основой. Например, фразеологические обороты бить баклуши — бездельничать и очертя голову — безрассудно являются такими же немотивированными и условными обозначениями явлений объективной действительности, как и составные по образованию слова типа подражать, стремглав, где производность не чувствуется и значения слов абсолютно несоотносительны со значениями составляющих их частей [17, 96]

Если элементы, составляющие фразеологическое сращение, и имеют одинаково звучащие с ними слова, то это соотношение является чисто омонимическим. Так, например, сочетание слов перемывать косточки, с одной стороны, может выступать перед нами как фразеологическое сращение, значение которого — сплетничать не вытекает из реальных значений отдельно взятых слов перемывать и косточки, а с другой стороны, может быть свободным употреблением этих слов в их прямом, номинативном значении (Косточки ископаемой птицы пришлось перемывать несколько раз).

Семантически сращение в большинстве случаев оказывается эквивалентом слова — своеобразным синтаксическим составным словом [1]. Например: шиворот-навыворот — наоборот, положа руку на сердце — откровенно, чистосердечно, из рук вон — плохо, трусу (или труса) праздновать — бояться, опасаться и т.д.

Грамматические формы слов, составляющих фразеологическое сращение, иногда могут изменяться. Например, в предложениях Прохор приглашал и Протасова: тот универсально образован и в горном деле собаку съел или: — Что до тканей, в них я не знаток, о них спросить царицу Марью. Бабы на том собаку съели — сохраняется зависимость между словом съел и субъектом действия: он съел, они съели и т.д. Однако на общее значение сращения такое изменение грамматических форм не оказывает влияния. В некоторых сращениях грамматические формы слов и грамматические связи уже не могут быть объяснены, мотивированы с точки зрения современного русского языка, т.е. они воспринимаются как своего рода грамматические архаизмы. Например, от мала до велика, на босу ногу, средь бела дня, так себе, себе на уме, шутка сказать, диву даться и т. д. [18, 48].

В английском языке имеются также фразеологические сращения: kick the bucket — загнуться, умереть; be at somebodys beck and call — быть всегда готовым к услугам, = быть на побегушках; to rain cats and dogs — лить как из ведра (о дожде); be all thumbs — быть неловким, неуклюжим. Фразеологические сращения возникли на базе переносных значений их компонентов, но впоследствии эти переносные значения стали непонятны с точки зрения современного языка. Например, слова «bay», означающее тупик, и «beck» — взмах руки являются архаизмами и нигде, кроме данного выше фразеологизма, не употребляются. Или, например, выражение to be all thumbs исторически сложилось из выражения ones fingers are all thumbs. Таким образом, во фразеологических сращениях утрачена связь между прямым и переносным значениями, переносное для них стало основным [23].

Фразеологические единства — это такие фразеологические обороты, целостная семантика которых мотивирована отдельными значениями составляющих их слов. Неразложимое значение фразеологических единств возникает в результате слияния значений отдельных составляющих их частей в единой обобщенно-переносной семантике целого, напр.: закинуть удочку, тянуть лямку, зарыть талант в землю, семь пятниц на неделе, мелко плавает, из пальца высосать, первый блин комом, положить зубы на полку. Их значения в отличие от фразеологических сращений являются производными, мотивированными и вытекающими из семантики образующих их слов. Свойство реально существующей образности — это основное свойство фразеологических единств. Именно это отличает их от омонимических свободных сочетаний слов. Образность, присущая в той или иной мере фразеологизмам всех типов, является результатом употребления отдельных слов, составляющих фразеологизмы в переносном значении. В отличие от сращений фразеологические единства «обладают свойством потенциальной образности»[1, 26]. Именно это обстоятельство позволяет некоторым ученым (Б.А. Ларин, А.Г. Руднев) обороты подобного типа называть метафорическими сочетаниями. Замена слов в составе единства, а также подстановка синонима приводит или к разрушению образности, присущей данному обороту, или к изменению его экспрессивного смысла. Это создает благоприятные условия для индивидуального стилистического обновления единств в речи, что широко используется в художественной литературе. Например, у А.П. Чехова: В приемную входит маленькая, в три погибели сморщенная, как бы злым роком приплюснутая старушонка[18, 49].

В отличие от фразеологических сращений, утративших в языке свое образное значение, фразеологические единства всегда воспринимаются как метафоры или другие тропы. Так, среди них можно выделить устойчивые сравнения (как банный лист, как на иголках, как корова языком слизала, как корове седло), метафорические эпитеты (луженая глотка, железная хватка), гиперболы (золотые горы, море удовольствия, насколько хватает глаз), литоты (с маковое зернышко, хвататься за соломинку). Есть и фразеологические единства, которые представляют собой перифразы, т.е. описательные образные выражения, заменяющие одно слово: за тридевять земель — «далеко», звезд с неба не хватает — «недалекий», косая сажень в плечах — «могучий, сильный». Фразеологические единства придают речи особую выразительность и народно-разговорную окраску [16, 112-113].

Характерные признаки фразеологических единств в английском языке: )яркая образность и вытекающая отсюда возможность совпадения с параллельно существующими словосочетаниями (сравним: to throw dust into somebodys eyes, to be narrow in the shoulders, to burn ones fingers, to burn bridges);

b)сохранение семантики отдельных компонентов (to put a spoke in somebodys wheel);)невозможность замены одних компонентов другими (to hold ones cards close to ones chest);

d)эмоционально-экспрессивная окрашенность играет решающую роль (to throw dust into somebodys eyes, to paint the devil blacker than he is);

e)способность вступать в синонимические отношения с отдельными словами или другими фразеологизмами (to gild refined gold = to paint the lily).

Примеры: to spill the beans — выдать секрет; to burn bridges — сжигать мосты; to have other fish to fry — иметь дела поважнее; to throw dust into somebodys eyes — заговаривать зубы; to burn ones fingers — обжечься на чем-либо; to throw mud at somebody — поливать грязью; to be narrow in the shoulders — не понимать шуток; to paint the devil blacker than he is — сгущать краски; to put a spoke in somebodys wheel — вставлять палки в колеса ; to hold ones cards close to ones chest -держать что-либо в секрете, не разглашать что-либо, помалкивать, ~ держать язык за зубами.

Связь между компонентами фразеологического единства мотивирована, отчетливо ощущается метафоризация. Фразеологические единства несколько сближаются c фразеологическими сращениями своей образностью, метафоричностью. Для понимания фразеологического единства необходимо его компоненты воспринимать в переносном значении [5, 50-51]. Например, смысл выражения make a mountain out of a molehill — делать из мухи слона, т.е. сильно преувеличивать что-либо (буквально, делать гору из холмика норки крота), раскрывается только в том случае, если слово molehill рассматривать в значении «что-то незначительное, маленькое», а слово mountain — «что-то очень большое».

Фразеологические сочетания — устойчивые обороты, значение которых полностью зависит от значения составляющих слов [18, 50]. Рассмотрим оборот закадычный друг. Перед нами сочетание из двух слов. Слово друг имеет свободное употребление. Оно может сочетаться не только со словом закадычный, но и с целым рядом других слов, самых различных по своему лексическому значению, эмоционально-стилистической окраске и т.д. Что же касается слова закадычный, то оно как бы прикреплено к слову друг и может употребляться только с ним [17, 98]. Наличие постоянных и переменных членов в сочетании заметно отличает их от сращений и единств. Значение постоянных членов (компонентов) является фразеологически связанным. Например, в сочетаниях сгорать от стыда и тоска берет постоянными будут сгорать и берет, так как именно эти слова окажутся основными (стержневыми) элементами и в других фразеологических сочетаниях: сгорать — от стыда, от срама, от позора; сгорать — от любви; сгорать — от нетерпения, зависти; берет — тоска, раздумье; берет — досада, злость; берет — страх, ужас; берет — зависть; берет — охота; берет — смех. Употребление иных компонентов невозможно, это обусловлено существующими семантическими отношениями внутри языковой системы. Значения подобных слов являются в системе данных оборотов фразеологически связанными, т.е. реализуются только с определенным кругом слов [18, 50].

В английском языке фразеологические сочетания характеризуется следующими признаками:

a)в них допустима вариантность одного из компонентов (a bosom friend — закадычный друг, a bosom buddy — закадычный приятель);

b)возможна синонимическая замена стержневого слова (a pitched battle — ожесточенная схватка, a fierce battle — свирепая схватка);)возможно включение определений (he frowned his thick eyebrows — он насупил густые брови);)допустима перестановка компонентов (a Sisyfean labor — Сизифов труд, a labor of Sisyphus — труд Сизифа);)обязательно свободное употребление одного из компонентов и связанное употребление другого (a bosom friend — закадычный друг: закадычным не может быть враг или кто-либо другой).

В отличие от фразеологических сращений и фразеологических единств, обладающих целостным неразложимым значением, фразеологические сочетания характеризуются смысловой разложимостью. В этом отношении они сближаются со свободными словосочетаниями [3, 75].

Примеры: a bosom friend — закадычный друг; a pitched battle — ожесточенная схватка; (to have) a narrow escape — спастись чудом; to frown ones eyebrows — насупить брови; Adams apple — адамово яблоко; a Sisyfean labor — Сизифов труд; rack ones brains — ломать голову (усиленно думать, вспоминать); to pay attention to somebody — обратить на кого-либо внимание, и т.д.

Выдвижение воспроизводимости в качестве основного признака фразеологизмов позволило профессору Н.М. Шанскому развить классификацию академика В.В. Виноградова и выделить четвертый тип фразеологических единиц — так называемые «фразеологические выражения».

Фразеологические выражения — это такие устойчивые в своем составе и употреблении фразеологические обороты, которые не только являются семантически членимыми, но и состоят целиком из слов со свободными значениями: Любви все возрасты покорны (Пушкин); оптом и в розницу, всерьез и надолго, социалистическое соревнование. Основная специфическая черта, отграничивающая фразеологические выражения от свободных сочетаний слов, заключается в том, что в процессе общения они не образуются говорящим, как последние, а воспроизводятся как готовые единицы с постоянным составом и значением. Многие фразеологические выражения имеют принципиально важную синтаксическую особенность: представляют собой не словосочетания, а целые предложения: Счастливые часов не наблюдают; Быть или не быть; Свежо предание, а верится с трудом. К таким выражениям относятся отдельные цитаты, крылатые выражения, пословицы, поговорки, ряд терминологических сочетаний. Так, фразеологические выражения приобретают обобщенно-образный смысл, практически оторванный от первоначального контекста: тришкин кафтан, человек в футляре, с корабля на бал, карась-идеалист, после дождичка в четверг, звездный час и др.

Среди фразеологических выражений различаются две группы: фразеологические выражения коммуникативного характера и фразеологические выражения номинативного характера. Фразеологические выражения первого типа представляют собой предикативные словосочетания, равные предложению. Они всегда являются целым высказыванием, выражают то или иное суждение: Человек — это звучит гордо (Горький). Без труда не вынешь и рыбку из пруда. Суждены нам благие порывы и т.д. Фразеологические выражения второго типа являются сочетанием слов, идентичными лишь определенной части предложения. Они всегда выступают в качестве словесной формы того или иного понятия и, подобно словам, выполняют в языке номинативную (т.е. назывную) функцию: трудовые успехи, на данном этапе, высшее учебное заведение и т.д.

В английском языке к фразеологическим выражениям относятся такие устойчивые в своем составе и употреблении фразеологические обороты, которые целиком состоят из слов со свободным номинативным значением и семантически членимы. Их единственная особенность — воспроизводимость: они используются как готовые речевые единицы с постоянным лексическим составом и определенной семантикой [3, 76].

В состав фразеологических выражений включают многочисленные английские пословицы и поговорки, которые употребляются в прямом значении, не имеют образного аллегорического смысла: live and learn — век живи, век учись; better untaught than ill taught — лучше быть неученым, чем неправильно ученым; many men, many mind — сколько голов, столько и умов; easier said then done — легче сказать, чем сделать; nothing is impossible to a willing heart — кто хочет, тот добьется [23].

И.К. Сазонова в своём труде «Лексика и фразеология современного русского литературного языка» предлагает классификацию русских фразеологических единиц с точки зрения их функциональных свойств [24]:

1.Нейтральные фразеологические единицы входят в ткань языка как необходимые и нечем не заменимые лексические элементы. Они не имеют специальной экспрессивно-эмоциональной или стилистической окраски, обладают высокой частотностью. Так себе.

2.Экспрессивно-эмоциональные фразеологические единицы украшают и оживляют речь. Разговорный, просторечный, реже книжный стиль литературного языка. Может быть заменена другой лексической единицей языка. Частотность ниже. Сюда входят все фразеологические единства, большая часть фразеологических сращений, небольшая часть фразеологических сочетаний. Ни рыба ни мясо.

А.И. Смирницкий дает такую классификацию английских фразеологических выражений [6]:)фразеологические единицы — стилистически нейтральные обороты, лишённые метафоричности или потерявшие ее. get up, fall in love.

b)идиомы — обороты, основанные на переносе значения, на метафоре, ясно осознающиеся говорящим. Яркая окраска, отход от обычного нейтрального стиля. Take the bull by the horns — действовать решительно или взять быка за рога.

Фразеологические сращения, фразеологические сочетания и фразеологические выражения не входят в классификацию А.И.Смирницкого.

В структурном отношении он делит фразеологизмы на одновершинные, двухвершинные и многовершинные в зависимости от числа знаменательных слов. Например, одновершинный фразеологизм — это соединение незнаменательного слова или незнаменательных слов с одним знаменательным. Классификация устойчивых сочетаний слов в работе А.И. Смирницкого «Лексикология английского языка» [6] является эскизной и основанной в основном на стилистическом критерии. А.И. Смирницкий в основу своей теории кладет сопоставление фразеологической единицы и слова, «выясняя черты сходства и различия между ними по линии содержания, функции и структуры». Общими между ними он считает то, что и слово и фразеологизм являются готовыми единицами языка. Различие состоит в характере оформления: цельнооформленность слова и раздельнооформленность фразеологизма.

И.В. Арнольд [25] предлагает классифицировать фразеологические единицы по их грамматической структуре. Она выделяет:

2)Глагольные фразеологические единицы (to give one the bird — «уволить», to learn by heart ~ «учить наизусть», упустить из виду, пить горькую, плакать в жилетку).

)Адъективные фразеологические единицы (as cool as a cucumber — «совершенно хладнокровный», spick and span new — «новенький с иголочки», кожа да кости, в чем мать родила, себе на уме, чистой воды).

)Адвербиальные фразеологические единицы (through thick and thin — «несмотря на препятствия», to one’s heart’s content — «сколько душе угодно», хоть пруд пруды, на веки вечные, без году неделя, в три ручья).

)Фразеологические единицы междометного характера (Well, I never! — «кто бы мог подумать», My eye and Betty Martin! — «Вот так», Вот оно что! и никаких гвоздей).

Фразеологические единицы могут быть дифференцированы по компонентному составу значения (по наличию эмоционального и ассоциативного компонента, по общности предметного значения), по месту распространения, по сфере употребления. Т.И. Арбекова также классифицирует фразеологизмы по их происхождению.

Н.Н. Амосова делит фразеологические единицы на [13]:

1)фразема — единица постоянного контекста, в которой указательный минимум, требуемый для актуализации данного значения семантически реализуемого слово является постоянным. Beef tea — крепкий мясной бульон.

2)идиомы — единицы постоянного контекста, в которых указательный минимум и семантически реализуемый элемент составляют тождество, и оба представлены лексическим составом словосочетания. Red tape — волокита.

Следует отметить, что единичная сочетаемость во многих фраземах является крайне неустойчивой и они легко переходят в переменные сочетания слов.

Н.Н. Амосова выделяет следующие признаки идиомы:

1)устойчивая раздельнооформленность компонентов; зависимость стилистической и эмоциональной тональности идиомы от соответствующей окраски компонентов или их совмещения;

2)способность к преобразованию из целостного значения в сложно метафорическое содержание предложения Например, to pass the Rubicon — the Rubicon was passed [13, 13].

Устойчивые обороты с цельно-предикативной структурой (пословицы и поговорки) Н.Н. Амосова в состав фразеологии не включает. Фразеологическая концепция Н.Н. Амосовой, несмотря на ряд спорных положений, представляла собой новое слово в теории английской фразеологии.

В труде «Русская фразеология» В.Н. Телия даёт современную классификацию фразеологических единиц [5]:

)идиомы (ядро фразеологического состава). To twiddle ones thumbs.

)фразеологические сочетания — фразеологизмы с аналитическим типом значения, которые взаимодействуют с единицами лексико-семантической системой языка.

)паремии -пословицы, поговорки. Прямое и иносказательное значение. A friend in need is a friend indeed.

4)речевые штампы. How are you?

5)различного рода клише. Rain cats and dogs.

)крылатые выражения. Achilles heel.

Её классификация объединяет два признака: несколькословность (раздельнооформленность) и воспроизводимость.

В другой своей работе «Что такое фразеология?» В.Н. Телия приводит классификацию по характеру взаимосвязи фразеологических единиц с данными лексического уровня:

1)фразеологические обороты, одним членом которых является слово в его свободном употреблении, а другим — конституирующее оборот слово в его специфической форме существования. Чреватый последствиями.

)фразеологические обороты, полностью потерявшие семантические связи их компонентов с элементами лексической системы языка и ставшие своеобразными раздельнооформленными словами. To try ones hand, to take in hand, бить баклуши, ничтоже сумняшеся.

3)фразеологические обороты, представляющие собой «цитирование», т.е. воспроизводимые как чьё-либо или откуда-либо (пословицы, крылатые выражения, литературно-публицистические штампы или клише). Forgive and forget. Actions speak louder than words. Человек — это звучит гордо. Я только знаю, что ничего не знаю.

1.3 Характеристика фразеологических единиц с точки зрения парадигматических отношений

Синонимия фразеологизмов

Фразеологизмы, обладающие близким или тождественным значением, вступают в синонимические отношения: одним миром мазаны — два сапога пара, одного поля ягоды. [16, 117]. Одни из синонимических оборотов по значению почти равноценны (ср.: и был таков — и след простыл — поминай как звали — только и видели, или, стреляный воробей — тертый калач и др.), другие, имеют различия в значении или в стилевом употреблении (ср.: падать духом — приходить в уныние — вешать голову — вешать нос на квинту; ждать у моря погоды — ждать, когда рак свистнет; ввести в заблуждение — сбить с толку — обвести вокруг пальца — пыль в глаза пустить и др.) [6, 46]. Фразеологические синонимы, как и лексические, могут отличаться и степенью интенсивности действия, проявления признака: лить слезы — обливаться слезами — утопать в слезах — выплакать все глаза. Количественно синонимические ряды фразеологизмов так же неодинаковы, как и синонимические ряды отдельных слов. Одни из них состоят из двух оборотов, другие — из трех и более. Сравним: отложить в долгий ящик — положить под сукно; понимать с полуслова — на лету схватывать; держать ухо востро — глядеть в оба — навострить уши; в мгновенье ока — в два счета — в один миг — в один мах — одна нога здесь, другая там и др.

В английском языке во фразеологических синонимах наблюдается сложное переплетение семантических и стилистических элементов. Примерами фразеологизмов с различной образностью могут служить draw a long bow — сильно преувеличить, привирать и make a mountain out of a molehill = делать из мухи слона. Стилистические синонимы обозначают одно и то же понятие, но различаются стилистической принадлежностью. Так, понятие умирать выражают многие фразеологические единицы, различающиеся в стилистическом отношении. На это указывают стилистические пометы: go the way of all flesh (книж.); go to ones last home (эвф.); go up the flume (амер. жарг.); kick the bucket (разг.) [17, 129].

Фразеологические синонимы входят в состав синонимических гнезд, синонимических рядов и синонимических групп. Возможно и смешанные синонимично-антонимичные группы. Это явление регулярное и является одним из проявлений системности фразеологии [17, 129-130].

. В состав синонимического гнезда входят фразеологические синонимы, содержащие общие компоненты, но не содержащие синонимических компонентов: have a head on ones shoulders — have ones head screwed on (the) right way — иметь голову на плечах, быть умным, сообразительным (первая ФЕ часто употребляется в сфере бизнеса). Возникновению синонимов этого типа способствует образование по аналогии, например по аналогии с ФЕ play the fool возникла вариантная ФЕ: act (play) the (giddy) goat — вести себя глупо, валять дурака.

. В состав синонимического ряда входят фразеологические синонимы, содержащие как синонимичные, так и не синонимичные компоненты: (as) clear as day (day-light) — (as) plain as a pikestaff (as the nose on your face) — совершенно очевидно, бесспорно, ясно как день, яснее ясного; (as) crazy as a fox — (as) mad as a march hare (as a hatter) — совсем помешавшийся, спятивший, рехнулся, совсем из ума выжил. Слова clear u plain, Crazy u mad являются синонимами.

. В состав синонимической группы входят фразеологические синонимы, не имеющие ни синонимичных, ни общих компонентов: down at heel — out at elbow — бедно неряшливо одетый, обносившийся (первая ФЕ может относиться к неряшливой наружности и небедного человека).

Антонимия фразеологизмов

Антонимические отношения во фразеологии развиты меньше, чем синонимические. Антонимия фразеологизмов часто поддерживается антонимическими связями их лексических синонимов: семи пядей во лбу (умный) — пороха не выдумает (глупый); кровь с молоком (румяный) — ни кровинки в лице (бледный). В особую группу выделяются антонимические фразеологизмы, частично совпадающие по составу, но имеющие компоненты, противопоставленные по значению: с тяжелым сердцем — с легким сердцем, не из храброго десятка — не из трусливого десятка, поворачиваться лицом — поворачиваться спиной. [16, 118]. По значению и структуре антонимия фразеологизмов чаще всего возникает в результате замены одного из компонентов на семантически соотносительный антоним. Например: на чужой счет — на свой счет, с ума не идет — на ум не идет и т.д. [18, 46].

А.В. Кунин выделяет несколько семантических типов фразеологических антонимов в современном английском языке [12, 131]:

.Тип «начинать — переставать»: put smth on foot — положитьначало чему-либо, начать осуществлять что-либо, get the ball rolling -сделать первый шаг, начать — ring down the curtain (ring the curtain down) положить конец чему-либо.

.Тип действие — уничтожение результата действия loosen ones purse strings — раскошеливаться — tighten ones purse strings — скупиться, экономить; придавать крылья — окрылять; подрезать крылья — лишать возможности проявить себя.

.Тип «хорошо», «плохо», «правильно», «неправильно», «честно», «нечестно» — сome to the right shop — обратиться по адресу, come to the wrong shop — обратиться не по адресу, earn an honest penny — зарабатывать честным трудом, live by ones wits — всеми правдами и неправдами добывать средства к жизни, fair play — честная игра, foul play — нечестная игра.

.Тип «больше», «меньше»:

.Количество: as plenty as blackberries — в изобилии, as scarce as hens teeth — (амер. австрал.) весьма скудные, редкие; расстояние: at close quarters, cheek by jowl, at ones elbow, under ones nose — рядом, бок о бок; a far cry from — далеко от …; вес, сила. скорость: as heavy as lead — тяжелый как свинец, as light as feather — легкий как перышко.

Фразеологические антонимы могут частично совпадать или не совпадать по лексическому составу. В обоих случаях в их составе могут быть компоненты, являющиеся антонимами в свободном употреблении: fair play — foul play; with a heavy heart — with a light heart, as gentle as a lamb — as hard as nails and so on.

Фразеологические антонимы входят в состав антонимических гнезд, антонимических рядов и антонимических групп.

.В состав антонимического гнезда входят фразеологические антонимы, содержащие как антонимичные, так и общие компоненты: be quick in the up take — быстро соображать, сразу понять в чем дело — be slow in the uptake — медленно соображать, быть тугодумом, не сразу понять в чем дело; come to the right shop — обратиться к тому, к кому следует, come to the wrong shop — обратиться не по адресу; fair play — честная игра, foul play — нечестная игра; with a bad grace — нелюбезно, неохотно; with a good grace — любезно, охотно.

.В состав антонимического ряда входят фразеологические антонимы, содержащие только антонимичные компоненты, но не имеющие общих неслужебных слов: as drunk as a lord — вдребезги пьян; sober as a judge — совершенно трезв; to smb.s face — в лицо, в глаза, открыто; behind smbs back — за спиной, тайком.

.В состав антонимической группы входят фразеологические антонимы, не имеющие ни антонимичных компонентов, ни общих неслужебных слов : at a nails pace — черепашьим шагом; at a breakneck speed -сломя голову; beat about the bush — ходить вокруг до около; come to the point — говорить по существу, перейти к делу.

Возможны и смешанные синонимично-антонимические группы: hold ones tongue, keep ones mouth shut — держать язык за зубами, let the cat out of the bag, spill the beans — проболтаться, разболтать секрет; sit on ones hands, twiddle ones thumbs — сидеть сложа руки, sweat ones guts out, work ones fingers to the bone — работать не покладая рук.

Однозначность и многозначность фразеологизмов

Большинство фразеологизмов характеризуются однозначностью: они имеют лишь одно значение, их семантическая структура достаточно монолитна, неразложима: камень преткновения — препятствие, витать в облаках — предаваться бесплодным мечтам, на первый взгляд — по первому впечатлению и т.д. Но есть фразеологизмы, обладающие несколькими значениями. Например, в 17-томном академическом «Словаре современного русского литературного языка» приведено пять основных значений и их оттенков у фразеологизма сойти с ума:

) лишиться разума, рассудка, становиться психически ненормальным: — Баснин сошел с ума! Это совершенно ясно. Пусть назначат медицинское обследование его умственных способностей (С.-Ц.);

) сильно беспокоиться, тревожиться: — Ты видишь и знаешь, — сказал Лось, — когда я не вижу тебя — схожу с ума от тревоги (А.Н.Т.);

) чрезмерно интересоваться чем-то или кем-то: Французы теперь с ума сошли на Берлиозе и от каждой нотки приходят в неистовый энтузиазм (П.И. Чайковский);

) делать глупости, поступать необдуманно: [Петр:] Едешь? Куда? Зачем? [Аксюша:] В театр, в актрисы. [Петр:] Что ты, опомнись, с ума ты сошла! (А.Остр.);

) в роли междометия. Восклицание, выражающее удивление, восхищение: Врач был очень удивлен тем, что Борис остался жив. — С ума сойти! — сказал он, когда дело пошло на поправку (Слонимский) [18, 45].

Основная масса фразеологических единиц английского языка однозначна [8], тем не менее, они, подобно лексическим единицам, могут быть многозначны. Данный факт, безусловно, объединяет их, однако, между лексической и фразеологической полисемией существуют определенные различия.

Во-первых, многозначных фразеологизмов значительно меньше, чем многозначных слов. Это объясняется тем, что фразеологическая номинация никогда не бывает первична, она всегда вторична или третична [12].

Во-вторых, в отличие от лексических единиц, которые порой имеют несколько десятков лексико-семантических вариантов, у многих фразеологических единиц количество лексико-семантическими вариантами чаще всего не превышает два слова.

Третье различие заключается в связи вторичных значений с главным и друг с другом. Между лексико-семантическими вариантами в лексических единицах существуют как радиальные, так и цепочные, и смешанные отношения, а между лексико-семантическими вариантами многозначных фразеологических единиц существуют только радиальные отношения. Это вызвано тем, что каждый новый лексико-семантический вариант фразеологизма возникает на основе повторяющегося метафорического переосмысления одного и того же свободного словосочетания.

Омонимия фразеологизмов

Омонимические отношения фразеологизмов возникают тогда, когда одинаковые по составу фразеологизмы выступают в совершенно разных значениях: 1) брать слово — по собственной инициативе выступать на собрании и 2) брать слово (с кого-либо) — получать от кого-либо обещание. Омонимические фразеологизмы могут появляться в языке, если в основе образных выражений оказываются разные признаки одного и того же понятия.

Например, фразеологизм пускать петуха в значении устраивать пожар, поджигать что-либо восходит к образу огненно-рыжего петуха, напоминающего по цвету и форме хвост пламени (вариант фразеологизма — пускать красного петуха); фразеологизм же пускать (давать) петуха в значении — издавать фальшивые звуки создан на основе сходства голоса певца, сорвавшегося на высокой ноте, с пением петуха [16, 119-120].

Особо следует сказать о так называемой «внешней омонимии» фразеологизмов и свободных словосочетаний. Например, фразеологизм намылить шею означает — «проучить (кого-либо), наказать», а семантика свободного сочетания намылить шею полностью мотивирована значениями входящих в него слов: Нужно хорошенько намылить шею ребенку, чтобы отмыть всю грязь. В таких случаях контекст подсказывает, как следует понимать то или иное выражение — как фразеологизм или как свободное сочетание слов, выступающих в своем обычном лексическом значении.

Фразеологизмы-омонимы в английском языке могут возникать в результате распада многозначных фразеологических единиц или в результате совпадения их компонентов. Однако, омонимы внутри фразеологических единиц явление довольно редкое, что вызвано лексической вторичностью фразеологизма и немногочисленностью многозначных фразеологических единиц, а также сверхсложным составом фразеологизмов, что, безусловно, уменьшает возможность их звукового совпадения [8].

Гораздо шире представлена внешняя фразеологическая омонимия, то есть омонимия между фразеологизмом и свободным словосочетанием, которое находится вне фразеологической системы: the golden calf — как свободное словосочетание — золотая фигура в виде теленка, как фразеологизм — власть денег, богатства; a dead dog — как свободное сочетание — мертвая, сдохшая собака, как фразеологическая единица — ненужная, бесполезная вещь; a white elephant — как свободное сочетание — слон белого цвета, как фразеологическая единица — обременительное или разорительное имущество, подарок от которого не знаешь как избавиться; shoot the cat — как свободное сочетание — застрелить, пристрелить кошку, как фразеологическая единица — тошниться; a black sheep — как свободное сочетнаие — овца черного цвета, как фразеологическая единица — паршивая овца, позор семьи, негодяй.

1.4 Происхождение фразеологических единиц

Библия является главнейшим литературным источником фразеологических единиц. Это величайшее произведение обогатило фразеологизмами не только английский язык, но и многие другие языки мира. «О колоссальном влиянии, которое оказали на английский язык переводы Библии, говорилось и писалось много» [10, 110]. На протяжении столетий Библия являлась самой широко читаемой и цитируемой в Англии книгой; «не только отдельные слова, но и целые идиоматические выражения вошли в английский язык со страниц Библии» [10, 111]. Число библейских оборотов и выражений, вошедших в английский язык, настолько велико, что собрать и перечислить их было бы весьма нелегкой задачей. «Фразеологизмы библейского происхождения часто во многом расходятся с их библейскими прототипами» [26, 21]. Это связано в ряде случаев с тем, что библейский прототип со временем был переосмыслен в нем также как и мог быть изменен порядок слов или архаические форы слов были отброшены.

Исконно русские фразеологические обороты, как и слова, в качестве воспроизводимой единицы возникли в русском языке или унаследованы им из более древнего языкового источника. Они подразделяются на общеславянские (праславянские), восточнославянские (древнерусские) и собственно русские [17, 99]. К общеславянским относятся, например: брать (взять) за живое, держать взаперти, дать (задать) трепака, как у Христа (Бога) за пазухой, ни рыба ни мясо, один как перст и др. К восточнославянским относятся обороты: без царя в голове (с царем в голове), медвежий угол, ни кола ни двора, при царе Горохе, собачий холод и др. Собственно русскими является большинство фразеологизмов, например: высунув язык, выставить на позор, держать язык за зубами, губа не дура, жить припеваючи, за милую душу, зубы заговаривать, и дешево и сердито, как будто в воду глядел, лакомый кусочек, на воре шапка горит, одним миром мазаны, через пень колоду, шапочное знакомство и многие другие[18,53]. В подавляющем большинстве исконно русские фразеологические обороты возникли из первоначально свободных сочетаний слов, которые по той или иной причине в определенный момент стали фразеологическими [17,100].

Основными причинами превращения свободных сочетаний слов в устойчивые по своему составу и строению и целостные по значению фразеологические обороты являются следующие:

)постоянное употребление свободных сочетаний слов не в прямом, а в обобщенном и образно-переносном значении;

)появление в свободном сочетании слов слова связанного, фразеологически ограниченного употребления;

Так, фразеологические обороты у разбитого корыта; не мудрствуя лукаво; не по дням, а по часам; окно в Европу и др. (из произведений А.С. Пушкина); человек в футляре; лошадиная фамилия; как бы ничего не вышло и др.(из произведений А.П. Чехова); из самой гущи народа; свинцовые мерзости, бывшие люди (А.М. Горький) и многих других писателей появились в результате метафоризации, при постоянном и повторяемом употреблении в переносном, обобщенном значении вне того художественного контекста, в котором они зародились.

Совсем по другой причине превратились во фразеологические обороты первоначально свободные сочетания слов красная девица, во сто крат (крат — раз), потерпеть фиаско, пропасть даром (слово даром здесь употребляется в значении «бесполезно»), скоропостижная смерть, истошный крик, чревато последствиями и т.д. Они стали фразеологизмами потому, что в их составе с течением времени у слов со свободным значением появилось значение фразеологически связанное. Так, фразеологическое сочетание красная девица состоит сейчас из двух слов: фразеологически связанного по своему употреблению в значении «красивая, хорошая» слова красная и свободного по своему употреблению слова девица[17, 100-101].

Во фразеологии русского языка есть и разряд фразеологических оборотов, созданных по модели. Фразеологизмы такого рода образуются по аналогии и появляются в речи всегда как новообразования, лишь постепенно входя в общее употребление. В качестве примеров моделированных фразеологизмов можно назвать такие обороты, как березовая каша, кормить завтраками, городить чушь, помирать со смеху, без году неделя, сапоги всмятку, без ножа зарезать, живой труп и т.п. Все они возникли по модели уже существовавших в языке фразеологических оборотов, причем в одном случае с использованием одной из структур, а в другом — с использованием, как структуры, так и отдельных их компонентов. Моделированные фразеологизмы появляются всегда как фразеологические неологизмы индивидуально-авторского характера.

Заимствованные фразеологические обороты [17, 102] — это иноязычные по происхождению фразеологизмы, употребляющиеся без перевода. По своему характеру они распадаются на две группы: фразеологизмы, заимствованные из старославянского языка, и иноязычные обороты без перевода из западноевропейских языков. После появления на Руси христианства в результате влияния старославянского языка на древнерусский в последнем закрепилось довольно большое количество выражений, представляющих собой ходячие цитаты из книг священного писания (Библии, Псалтырей, Нового завета и т.д.). Старославянские фразеологические обороты содержат в себе как устаревшие слова, так и архаичные грамматические формы. Например: ничтоже сумняшеся (ничтоже «ничуть не», сумняшеся «сомневались»); око за око, зуб за зуб (око «глаз), тьма кромешная (кромешная «беспросветная»), как зеницу ока (зеница «зрачок»), всякое даяние — благо (даяние «подношение, дар», благо «хорошо») и т.д. Например, оборот to kill the fatted calf в притче о блудном сыне употребляется в буквальном значении заклать упитанного тельца. Позднее этот оборот приобрел новое значение угостить лучшим, что есть дома. В фразеологической единице gall and wormwood — нечто ненавистное, отвратительное изменен порядок слов по сравнению с библейским прототипом и отброшены артикли (the wormwood and the gall). В выражении whatever man sows, that shall he reap — что посеешь, то и пожнешь — отброшена архаическая форма глагола to sow (ср. whatever a man soweth, that shall he reap). Существуют случаи, когда библейский оборот употребляется в положительном смысле, а в современном языке он переосмыслен и является фразеологической единицей с отрицательной оценкой, например:

Not to let ones left hand know what ones right hand does — левая рука не ведает, что делает правая (совр. вариант).

When thou doest alms let not thy left hand know what thy right hand doeth -«У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая» (библейский прототип).

Некоторые фразеологические единицы восходят к библейскому сюжету. Так библейские образы и понятия мы находим в таких фразеологизмах, как forbidden fruit — запретный плод, Jobs comforter — горе-утешитель, Judas kiss — поцелуй Иуды, a prodigal son — блудный сын, a dead letter — мертвая буква; потерявший свое значение закон, лозунг [26].

От фразеологических оборотов, заимствованных из старославянского языка из церковно-богослужебных книг, следует отличать фразеологизмы, возникшие позднее, уже в русском языке, на базе библейских и евангельских мифов. Такими, например, являются обороты избиение младенцев, зарыть талант в землю, строить на песке, волк в овечьей шкуре, вавилонское столпотворение, Содом и Гоморра и т.д.

Нерусское происхождение иноязычных фразеологических оборотов проявляется как в том, что они нередко передаются посредством латинского алфавита, так и в том, что слова, из которых они состоят, сохраняют обычно все присущие им в языке-источнике свойства. Например: alea jacta est «жребий брошен» (лат.), all right «хорошо, все в порядке» (англ.). Чужеязычность соответствующих выражений лишний раз подчеркивается наличием у многих из них соответствующих им фразеологических калек, например: O tempora, o mores! (лат.) и «О времена, о нравы!» (Цицерон) [17, 104].

Значительный разряд существующих в современном русском литературном языке фразеологических оборотов составляют фразеологические кальки. Под фразеологической калькой следует понимать фразеологический оборот, появившийся в русском языке в результате буквального, т.е. пословного, перевода иноязычного оборота. Фразеологические кальки возникают тогда, когда чужой фразеологический оборот переводится на русский язык не целиком, а по составляющим его компонентам, т.е. по словам, из которых он складывается. Например, фразеологический оборот борьба за существование — это фразеологическая калька английского выражения struggle for life, восходящего к заключительным словам заглавия книги Ч. Дарвина «Происхождение видов путем естественного отбора, или Сохранение благоприятствуемых пород в борьбе за существование» (1859). Соответствующий фразеологизм был переведен по частям: существительное struggle — словом борьба, предлог for — предлогом за, существительное life — словом существование. Следующие примеры: синий чулок (англ. blue stocking), время — деньги (англ.time is money), иметь место (фр. avoir lieu), медовый месяц (фр. la lune de miel), вот где собака зарыта (нем. Da ist der Hund begraben), разбить на голову (нем. aufs Haupt schlagen) [17, 104].

В фразеологической системе современного языка имеется также группа фразеологических полукалек. Фразеологическая полукалька появляется тогда, когда часть компонентов иноязычного фразеологического оборота переводится, а часть заимствуется без перевода. Так, французский фразеологизм battre en bréche подвергся в русском языке неполному калькированию, при котором слова battre en breche были переведены глаголом пробить, а слово breche заимствовано. В результате возникла фразеологическая полукалька пробить брешь. Примеры фразеологических полукалек: принять резолюцию (фр. prendre une resolution), смешать карты (фр. brouiller les cartes), артезианский колодец (фр. puits artesian) и т.д. [17, 105].

Заимствованные из древней мифологии Греции

В английском и русском языках существует много пословиц, афоризмов и образных выражений, возникших у древних греков и римлян. Фразеологизмы the golden age — золотой век, the apple of discord — яблоко раздора, Pandor as box — ящик Пандоры, Achilles heel — ахиллесова пята, Augean stable(s) — авгиевы конюшни, a labor of Hercules — геркулесов труд, a labor of Sisyphus — сизифов труд, Lares and Penates (книжн.) — лары и пенаты, то, что создает уют, домашний очаг (лары и пенаты) в древнеримской мифологии — боги-покровители домашнего очага), the thread of Ariadne (книжн.) — ариаднина нить, путеводная нить, способ, помогающий выйти из затруднительного положения [12].

Шекспиризмы

Многие фразеологические единицы произошли в связи с обычаями, реалиями, историческими фактами, но большая часть английского фразеологического фонда, так или иначе, возникла благодаря художественно-литературным произведениям. Произведения знаменитого английского классика У.Шекспира являются одним из наиболее важных литературных источников по числу фразеологизмов, обогативших английский язык. Число их свыше ста. Приводим примеры некоторых наиболее распространенных шекспиризмов. Все нижеследующие примеры фразеологические единицы взяты из англо-русского фразеологического словаря А.В. Кунина [23], всего в практической части представлено 350 фразеологизмов.

From work «Hamlet» — из произведения «Гамлет»:

To be or not to beбыть или не быть?The observed of all observersцентр всеобщего вниманияTheres the rubвот в чем загвоздка, ~ вот где собака зарытаSweets to the sweetпрекрасное — прекрасной (любезное обращение при поднесении подарка)To give pause to (smb.)приводить в замешательство

From work «Othello» — из произведения «Отелло»

The green-eyed monster(книжн.) чудовище с зелеными глазами, ревностьTo wear ones heart upon ones sleeveВыставлять напоказ свои чувства ~ душа нараспашкуCurled darlingsЗолотая молодежь, богатые женихи, богатые бездельникиThe head and front ofСамое главное, важное, существенное

В современном английском языке шекспиризмы могут употребляться с некоторыми изменениями. Шекспиризм the better of valour is dicretion (King Henry IV) — одно из украшений храбрости — скромность, — существует в современном английском языке с измененным порядком слов: discretion is the better part of valour. В шекспиризме buy golden opinions — заслуживать благоприятное лестное мнение о себе, вызывать восхищение, — в современном языке вместо глагола buy употребляется глагол win [12].

Фразеологизмы, заимствованные из литературных произведений других языков и стран. Заимствованные из американской литературы

Многие фразеологизмов пришло в Англию из США. Они относятся к внутриязыковым заимствованиям. Некоторые из этих фразеологизмов были в свое время созданы американскими писателями и получили широкое распространение в современной английской речи. Э. ОКоннор: the last hurrah — «последнее ура»; ~ лебединая песня (обычно о политическом деятеле, завершающем свою бурную политическую карьеру, по названию романа). Ф.Купер: the last of the Mohicans — последний из Могикан (по названию романа). Могикане — вымершее племя североамериканских индейцев. Популярность произведений Купера способствовала внедрению в английский язык фразеологизмов, связанных с жизнью индейцев. Дж. Лондон: the call of the wild — «зов предков», «зов природы» (по названию романа); the iron heel — «железная пята».

Число фразеологизмов, заимствованных из американской художественной литературы не так велико как число фразеологизмов, созданных английскими писателями. Но, следует отметить, что американцы, приведенные выше, обладают наиболее яркой образностью и повышенной экспрессивностью по сравнению с высказываниями английских писателей [12].

Заимствованные из французской литературы

Французская художественная литература произвела немалый вклад во фразеологический фонд современного английского языка. Многие произведения французских писателей были переведены на английский язык и до сих пор пользуются широкой популярностью в Англии. Можно привести примеры фразеологизмов, созданных французскими писателями и наиболее употребляемых в современном английском языке: Appetite comes with eating — аппетит приходит во время еды (выражение впервые встречается в сочинении «О причинах» (1515) Жерома дАнже, епископа города Ле Ман; for smbs fair eyes (или for the fair eyes of smb.) — ради чьих-либо прекрасных глаз, не ради его заслуг, а по личному расположению, ни за что, даром (выражение из комедии Ж.Б. Мольера «Жеманницы»); let us return to our muttons — вернемся к теме нашего разговора (выражение из средневекового фарса Бланше об адвокате Патлене, позднее путем обратного образования возник инфинитив to return to ones muttons) [12].

Заимствованные из немецкой и датской литературы

Фразеологические заимствования из немецкой и датской художественной литературы немногочисленны. Лишь несколько писателей Германии и Дании пополнили английский фразеологический фонд «крылатыми» выражениями. Приводим примеры этих фразеологизмов: «Speech is silvern, silence is golden — слово — серебро, молчание — золото»; пословица впервые встречается у немецкого писателя Томаса Карлейла: As the Swiss Inscription says: Sprechen ist silbern, schweigen ist golden; «Storm and stress — буря и натиск» (течение в немецкой литературе 70-80 годов XVIII века); период беспокойства, волнения; напряжение (в общественной или личной жизни), стремительный натиск (нем. Sturm und Drang — по названию пьесы Ф. Клингера); «The emperor has (wears) no clothes — а, король-то голый! (выражение из сказки датского писателя Г.Х.Андерсена «Новое платье короля», 1837г.); «An ugly duckling — гадкий утенок» (человек, несправедливо оцененный ниже своих достоинств, проявляющихся неожиданно для окружающих; по заглавию сказки Г.Х. Андерсена о гадком утенке, который вырос и стал прекрасным лебедем) [6].

Заимствованные из испанской литературы

В современном английском языке существует всего несколько фразеологизмов, заимствованных из испанской художественной литературы. В этом отношении следует выделить одного из наиболее знаменитых испанских писателей Мигеля Де Сервантеса Сааведра, прославившегося на весь мир произведением «Дон Кихот». Например: «The knight of the Rueful Countenance — рыцарь Печального Образа, Дон Кихот» (исп. el Caballero de la triste figura. Так назвал Дон Кихота его оруженосец Санчо Панса); «Tilt at windmills — сражаться с ветряными мельницами, донкихотствовать» (исп. acometer molions de viento; сражение с ветряными мельницами — один из эпизодов в романе «Дон Кихот»).

Заимствованные из арабской литературы

Также в английском языке есть фразеологизмы, связанные с арабской художественной литературой. Из сказок «Тысячи и одной ночи» в английский язык пришло несколько выражений несколько выражений: Aladdins lamp — волшебная лампа Аладдина (талисман, выполняющий все желания своего владельца). С этой же сказкой связан фразеологизм to rub the lamp — легко осуществить свое желание; Alnascharns dream — пустые мечты, фантазирование (в одной из сказок «Тысячи и одной ночи» говорится об Альнашаре, который на все свои деньги купил изделия из стекла и положил их в корзину, но, размечтавшись о том, как он станет богачом, и рассердившись на свою будущую жену, ударил по корзине и разбил все стекло); An open Sesame — Сезам, откройся! — быстрый и легкий способ достижения чего либо (магические слова, с помощью которых открывалась дверь в пещеру разбойников в сказке «Али-Баба и сорок разбойников») [12].

Глава II. Фразеологические единицы как средство художественной выразительности

.1 Фразеология в публицистическом стиле

Публицистический стиль — функциональная разновидность речи, обслуживающая широкую сферу общественных отношений: культурных, спортивных, общественно-политических и др. Наиболее полно публицистический стиль проявляется в газетах и общественно-политических журналах, отчего его называют также газетно- или журнально-публицистическим [1, 76].

Средства массовой информации и пропаганды являются важнейшим орудием формирования и отражения общественного мнения, мировоззрения. В плане содержания и выражения средства массовой информации и пропаганды являются сферой проявления публицистического стиля во всем многообразии его лексических, фразеологических, грамматических и стилистических ресурсов.

Публицистическому стилю присущи две основные функции, слитые в единстве, — информационная и воздействующая. Журналист сообщает о фактах и дает им оценку. Взаимодействие этих двух функций и определяет употребление слова в публицистике. По сравнению с другими функциональными стилями (кроме художественного и разговорно-бытового), доля средств и способов достижения экспрессивности оказывается в публицистической речи в целом весьма высокой. Не случайно характеристику публицистического стиля обычно ограничивают описанием специфически экспрессивных средств.

Функция сообщения обусловливает употребление нейтральной, общестилевой лексики, в которой особую роль играет политическая, экономическая и вообще концептуальная лексика. Например, слова — термины: маркетинг, менеджмент, бизнес, биржа, идеология, курс валют, разгосударствление и многие другие — стали лексемами, постоянно встречающимися на газетных страницах.

Функция воздействия (экспрессивная функция), важнейшая для газетно-публицистического стиля, обусловливает острую потребность публицистики в выразительных средствах. Поэтому публицистика берет из литературного языка практически все средства, обладающие экспрессивностью. Важнейшим лингвистическим признаком газетно-публицистического стиля является тесное взаимодействие и взаимопроникновение выразительных, эмоционально воздействующих речевых средств и стандартных, широко употребляемых в данном стиле языка средств.

На основании двух ведущих функций публицистики Д.Э. Розенталь выделил следующие отличительные черты языка газеты [27, 41-43]:

.экономия языковых средств, лаконичность изложения при информативной насыщенности;

.отбор языковых средств с установкой на их доходчивость;

.наличие общественно-политической лексики и фразеологии, переосмысление лексики других стилей для целей публицистики;

.использование характерных для данного стиля речевых стереотипов, клише;

.жанровое разнообразие и связанное с этим разнообразие тематики и жанров;

.совмещение черт публицистического стиля с чертами других стилей, обусловленное разнообразием тематики жанров;

.использование изобразительно-выразительных средств.

Данные черты обуславливают выразительность газетной публицистики. Присущая газете ориентация на массового и многоликого читателя, безмерная широта и разнообразие тематики — все эти особенности газеты требуют броских, мгновенно воспринимаемых выразительных средств. Наиболее часто эти средства используются в газетных заголовках.

Заголовки материалов в периодике — одни из важнейших её элементов. От их характера и оформления во многом зависит «лицо» издания. Заголовки помогают читателю ознакомиться с номером, быстро получить представление о содержании его материалов, выбрать главное и интересное, дать представление о теме. Эффективность газетного текста во многом определяется его заглавием, т.к. «исследования психологов показывают, что около восьмидесяти процентов читателей уделяют внимание только заголовкам» [28, 3].

Газетный заголовок представляет собой релевантный компонент газетной информации. Его основной целью является привлечение внимания читателя к наиболее важной и интересной части сообщения: заголовок, как правило, не раскрывает до конца содержание статьи, стимулируя читателя ознакомиться с предложенным материалом. Таким образом, чтобы выполнить своё основное предназначение, то есть заинтересовать и даже заинтриговать читателя, заголовок должен быть максимально броским и запоминающимся. В качестве броских, обращающих читательское внимание газетных заголовков, широко используются фразеологические обороты.

С точки зрения английского языка, заголовки — это важная часть газетного стиля, именно они во многом и определяют, будут ли читать статью или нет. От того как написан заголовок можно понять какую газету мы держим в руках, либо это «желтая пресса», либо это «серьезная газета». «The Independent» — это известный таблоид. Как известно, заголовок для такого вида газет является чуть ли не важнее самой статьи и содержащейся в ней информации. Именно от него и зависит эффект, произведенный на читателя и тот интерес, с которым он читать данную статью. В практику вошли дезинформационные заголовки следующих подвидов:

.Внетекстуальные заголовки, связанные не с конкретным текстом материала, а с внетекстовой ситуацией, которая более интересна, чем само содержание текста.

.Заголовки, представляющие собой один из нескольких тезисов публикации. От содержательных заголовков качественной прессы бульварные заголовки отличаются тем, что не выявляют всю суть истории, а привлекают внимание какой-либо деталью.

.Заголовок, который представляет собой прямое искажение, подтасовку содержащихся в тексте фактов.

Фразеология придает речи силу и убедительность, красочность и образность, «Крылатое слово», полное народной мудрости поговорка, выразительная идиома оживляют язык, делают речь более эмоциональной. Эти специфические качества фразеологизмов четко проявляются даже в разговорно-бытовом общении, когда никаких художественно-изобразительных целей говорящими — не преследуется. Однако особенно ясно выразительные свойства фразеологизмов проявляются в литературных произведениях. В руках художников слова — писателей и публицистов — фразеологизмы становятся одним из наиболее действенных языковых средств воплощения художественного образа, их используют для создания речевой характеристики героя, для оживления авторской речи и т.д. В результате фразеологического новаторства писателей и публицистов возникают оригинальные словесные образы, в основе которых «обыгранные» устойчивые выражения. Творческая обработка фразеологизмов придает им новую экспрессивную окраску, усиливая их выразительность, за счет качественного изменения исходных фразеологизмов создается высокая образность. При этом измененные фразеологизмы сохраняют художественные достоинства общенародных — образность, афористичность, ритмико-мелодическую упорядоченность. Изменения фразеологизмов позволяют журналистам избегать штампов, так как в этих случаях «фразеологизм получает, помимо свойств, заложенных в нем самом (а иногда и вопреки им), новые экспрессивные свойства» [3, 10].

Т.С. Гусейнова считает, что особенно важную роль трансформированные фразеологизмы играют в газетном заголовке, т.к. «…отклонения от нормы, традиционного облика устойчивой единицы, выступающей в качестве заглавия газетной статьи, уточняет ее содержание, выделяя такое заглавие в общем потоке названий публицистических материалов» [29, 7].

Трансформированный фразеологизм в заголовке выступает в роли ассоциативного элемента, при помощи которого наша память находит нужную информацию, связывая измененное выражение с исходным. При изменении фразеологизма создается языковая игра, рождается некий новый смысл, но смысловой каркас остается. Этот смысловой каркас являет собой рациональное состояние фразеологизма, т.е. объективный, всеобщий характер. Например:

«Лужи по колено» [«Комсомольская правда»] — трансформация фразеологизма море по колено. Речь в статье идет о моде на резиновые сапоги. Смысловой каркас — все нипочем, не страшно, ничего не значит, однако семантика фразеологизма уточняется — все нипочем в резиновых сапогах.

Инородный компонент в структуре фразеологизма концентрирует внимание читателя на определенной мысли:

«Холод — не тётка» [«Комсомольская правда»] — сравним: голод — не тётка. Данный заголовок заставляет читателя задуматься о наступлении холодов. Компоненты голод и холод контекстуально синонимичны, компонент не тётка обозначает нечто чуждое, неродное. Смысловой каркас сохраняется. Замена привлекает внимание созвучием исходного и заменяющего компонентов.

Обратимся теперь к английскому заголовку. «David Cameron says dont bash the banks as RBS fat cat is set to scoop ₤2.5million bonus», — данный заголовок принадлежит известному британскому таблоиду «The Independent». Прежде всего, нужно отметить, что здесь используются фразеологизмы fat cat и to be set to scoop. Fat cat — означает хозяин, руководитель местной политической организации, в данном случае это начальник Королевского Банка Швейцарии Стефен Хэстер; to be set to scoop — урвать куш, to be set to scoop ₤2.5million bonus — урвать бонус в 25 миллионов фунтов стерлингов, аббревиатура RBS означает Royal Bank of Scotland или Королевский Банк Швейцарии. Данные фразеологизмы содержат элементы разговорного, просторечного стиля.

Заголовок — это способ дать читателю возможность с первого взгляда сориентироваться, нужно ли читать остальной текст. Трансформация фразеологизма обусловлена стремлением авторов усилить экспрессивную окраску заголовка. Мы выяснили, что такое изменение фразеологизмов служит «противоядием» от речевых штампов. Преобразуя фразеологизм, журналист повышает эффект сознательного воздействия на эмоции и чувства читателей. При трансформации «изменяется стилистическая окраска фразеологизма, ему придается значительная весомость и экспрессивность» [30, 42]. В результате трансформации фразеологизма заголовок получается более броским, ярким, обращающим непроизвольное внимание читателей:

«Выпивка: запасайся кто может!» (сравним: Спасайся, кто может!) «Комсомольская правда» 06.01.2012. №1/1.

«Хождение по льготам» (сравним: Хождение по мукам) «Комсомольская правда» 08.02.2012. №22.

Устойчивые выражения в какой-то мере отражают жизнь общества, его культуру, ценности, народную мудрость. А так как жизнь общества не стоит на месте, «крылатые выражения» меняются вместе с ней. Материал исследования свидетельствует, что процесс обновления устойчивых выражений особенно заметен в газете. Те крылатые слова, которые пришли к нам из далекого прошлого, в газете получают новое звучание, отвечающее духу времени. Можно сказать, что трансформация устойчивых выражений отражает настроение современности. Трансформация даёт эффект новизны, «находки», переосмысления. Публицисты стремятся к изменению устойчивых выражений, потому что это дает своего рода «эксклюзив».

Наиболее активно трансформируются фразеологизмы, которые, с точки зрения их семантической слитности, являются фразеологическими выражениями: пословицы, поговорки, крылатые слова, афоризмы, известные многим фрагменты литературных произведений, песен и т.п.:

«Тише, деточка, не плачь,

Не исчезнет детский врач»

(сравним: Тише, деточка, не плачь,

Не утонет в речке мяч. Агния Барто) [«Комсомольская правда», 17.02.2012];

А за «Победой» мы и постоим.

Одна на всех — мы за ценой не постоим. Владимир Харитонов) [«Комсомольская правда», 28.01.2012]

Зачастую в газете трансформации подвергаются такие фразеологические выражения, как отрывки современных песен, названия фильмов и т.д.:

«Когда богатые плачут» (cравним: «Богатые тоже плачут»);

«Девять с половиной» (cравним: «Девять с половиной недель»);

«Ах, эта свадьба пела и рычала…» (cравним: «Ах, эта свадьба пела и плясала»).

Трансформация фразеологизмов данного типа в большей степени характеризует стиль «массовых» газет (таких, как Комсомольская Правда, Аргументы и Факты, Костанайские новости), читатели которых принадлежат к разным возрастным и социальным группам и хорошо знакомы с названиями нашумевших фильмов, известных книг, часто исполняемых песен, фрагментов рекламных роликов и т.д.. В связи с узнаваемостью подобных выражений, их употребление четко маркирует журналиста как «своего», что, в свою очередь, способствует сближению автора и адресата газеты, и делает последнего более «открытым» для восприятия текстовой оценки.

«Кто куда, а мы — на Марс».

«Судя по количеству властных выступлений и задач по поводу инноваций и высоких технологий, наверху свято верят в теорию материализации мыслей. Осталось только понять две вещи: станет ли слаще во рту,…» (Т. Байтукенов)

Возьмем фразеологизм «понять две вещи: станет ли слаще во рту…». «две вещи» — это предмет который мы можем потрогать, взять в руки, увидеть наконец и от этого станет «слаще во рту» — явно видно, что не может стать от этого «слаще во рту», «слаще во рту» — это предмет вкуса, осязания — то что можно попробовать, отсюда и фразеологизм «понять две вещи: станет ли слаще во рту…»

«Как разорвать «братский круг»?»

Премьер поручил срочно разработать единый закон о госзакупках. На это историческое решение наложились два обстоятельства. Во-первых, с этого года рынок госзакупок во всем Таможенном союзе стал общим.… («Угол зрения», П. Своик). Фразеологизм «братский круг» в данной статье говорит о том, что вовсе не родные люди, стали братьями по роду и деятельности в работе.

«Гусь от свиньи недалеко падает».

Как в МВД правоведов-практиков не оценили. Как Ерболат Досаев волну погнал. Как в борьбе со сговорами все закупки были хороши. Как Дарига Нурсултановна за малых заступилась… (Говорун Аль-Рашид, Р. Гарипов). «Гусь от свиньи не далеко падает» — идиомологический троп. Как правило, идиомы используются в негативных смыслах, что гусь, что свинья — это говорится о людях, а даже если о животных — гусь не сможет ужиться со свиньей хотя бы в одной клетке. В этом фразеологизме смешанны две русские пословицы «Гусь свинье не товарищ» и «Яблоко от яблони не далеко падает» и в соединении они дают союз о людях, которые разные может быть по должности, может быть по национальности, может быть работают на разных этажах, но работают в одной компании, они связанны работой, отсюда журналист считает нужным написать «Гусь от свиньи не далеко падает». В этой же заметке фразеологизм «Ерболат Досаев волну прогнал», опять же самостоятельно человек прогнать волну не может, волна это природное явление, не подвластное человеку. Волна может быть слабой, а может быть большой. В речи обычно человек использует для экспрессии, для преувеличения и поднятия самооценки.

2.2 Авторское использование фразеологизмов в языке

Как уже отмечалось, трансформация устойчивых выражений активно используется в публицистике. Застывание, однообразие фразеологической единицы, частота ее употребления в известной степени стирают образность и выразительность. Журналисты стремятся избегать устойчивых формул, поэтому прибегают трансформациям фразеологизмов. Преобразование устойчивых единиц расширяет границы авторской мысли, делает выражение более заметным и ярким.

Мы проанализировали пятьдесят трансформированных фразеологических единиц, выявленных нами в заголовках газеты «Комсомольская правда» за период с 01.01.2012 г. по 31.05.2012 г.. На основе классификаций разных авторов, мы выделили основные типы преобразований фразеологизмов, используемых в публицистике. Рассмотрим, как они реализуются в заголовках газеты «Комсомольская правда»:

.замена одного или нескольких лексических компонентов фразеологической единицы:

«Мой сейф — моя крепость» [«Комсомольская правда» 28.01.2012] — трансформация устойчивого выражения мой дом — моя крепость. Данная замена не влечет за собой изменение общего смысла высказывания. Семантический акцент сделан на слове мой, слова же дом и сейф находятся в ассоциативной связи и имеют в значении общую сему — нечто надежное, крепкое.

«Комсомольская правда» и армия — едины!» [«Комсомольская правда» 25.02.2012] — изменение советского лозунга «Народ и партия — едины!». Изменены субъекты высказывания, однако основная сема данного выражения — единство — не утрачивается.

«Хождение по льготам» [«Комсомольская правда» 08.02.2012] — обыгрывается выражение, которым характеризуются тяжелые жизненные испытания, в советской печати известна также одноименная трилогия А.Н. Толстого «Хождение по мукам». По ассоциации льготы уподобляются мучениям, что обеспечивает сатирический эффект.

«Дурацкое дело — хитрое!» [«Комсомольская правда» 01.04.2012] — преобразование выражения дурное дело — не хитрое. Речь в статье идет о том, как организовать веселый розыгрыш в День дурака — 1 апреля. Компонент дурное, имеющий смысл нечто плохое, заменен на дурацкое, в контексте статьи имеющий значение одурачивания, какого-либо обмана. Отрицательная частица не элиминируется, что ведет к изменению первоначального смысла высказывания на противоположный (не хитрое — простое, хитрое — сложное, трудное).

Замена компонентов фразеологизма закрепляет его за конкретной речевой ситуацией, повышает выразительность, наполняет его новыми смысловыми оттенками, при этом исходное выражение и производное могут находиться в разных отношениях друг с другом: синонимических, паронимических, антонимических. Кроме того, в результате такой трансформации актуализируются семантические поля, способствующие пониманию.

.расширение фразеологизма за счет введения добавочных компонентов:

«Красота — страшная политическая сила» — об экс-«Мисс Вселенной» Оксане Федоровой [«Комсомольская правда» 26.01.2012]. Выражение красота — страшная сила изменено за счет расширения состава. Слово политическая не изменяет общего значения выражения, а лишь сужает смысл высказывания, конкретизирует его, а также придает выражению комический оттенок.

«Каждая погода — благодать (если знать, куда зимой летать)» [«Комсомольская правда» 14.01.2012] — за счет расширения состава строка песни из известного кинофильма «Служебный роман» приобретает дополнительный оттенок: любая погода хороша, если правильно выбрать место для отдыха. В выражение вносится уточнение, а особую яркость заголовок приобретает за счет рифмы. Распространение фразеологизма, включение в него нового слова или слов, с одной стороны, напоминает читателю исконный фразеологизм, его смысл, а с другой стороны, позволяет журналисту кратко выразить содержание газетного материала и дать его оценку.

.усечение фразеологической единицы:

«Путь к сердцу через желудок» [«Комсомольская правда» 05.03.2012] — усечение выражения Путь к сердцу мужчины лежит через желудок. Компонент сердце в исходном выражении имеет переносное значение — любовь; компонент желудок подразумевает — вкусная пища. В статье даются рекомендации, как правильно питаться, чтобы сохранить сердце здоровым. Таким образом, значение заголовка становится понятным только в контексте, компонент сердце в данном случае имеет прямое значение — орган человека. Компонент мужчины элиминируется, что позволяет отнести измененное выражение к любому человеку. Выражение утрачивает образность и метафоричность.

«Соломки бы подстелить…» [«Комсомольская правда»№10, 21.01.2012] — сокращение выражения Знал бы, где упасть, соломки бы подстелил. По окончанию пословицы сознание носителя языка легко восстанавливает первоначальное высказывание. Смысл высказывания, о желании подстраховаться в случае неприятностей, сохранен. Прием усечения фразеологической единицы создает эффект усиленного ожидания.

.контаминация фразеологизмов:

«Президент всея Черёмушек» [«Комсомольская правда» 31.03.2012] — сознание носителя языка без труда восстанавливает исходные выражения: Президент Российской Федерации и Патриарх всея Руси. Речь в статье идет об экс-премьере Михаиле Касьянове, который построил особняк в московском районе Черёмушки. Столкновение официального звания главы государства и главы церковной епархии, а также замена названия страны на название района Москвы создает острый сатирический эффект. Такое «скрещение» вовлекает исходные выражения в новую образную систему. Это придает особую семантическую емкость и экспрессивность подобным каламбурам.

«Вечная память стала мультимедийной» [«Комсомольская правда» 25.03.2012] — статья повествует о выпуске электронной хрестоматии «Новосибирская область в годы Великой Отечественной войны». Обыгрывается выражение вечная память, которое, как правило, употребляется в отношении солдат Вов и неологизм мультимедийная память. Языковая игра строится на общем компоненте память, который в первом выражении обозначает память человека, а во втором — компьютерную память.

Кроме перечисленных способов трансформации, публицисты зачастую используют несколько способов преобразования одновременно. Например:

«Выпивка: запасайся, кто может!» [«Комсомольская правда» №1, 14.01.2012] — прием, совмещающий два вида трансформации: расширение и замену. В трансформированном выражении сохранена исходная интонация призыва к действию. Замена традиционного компонента спасайся на схожее по звучанию, но имеющее другой смысл запасайся, создает комический эффект.

«Не родись красивым…» [«Комсомольская правда» №27, 15.02.2012] — усечение известной пословицы «Не родись красивой, а родись счастливой». Усечение приводит к расширению семантических границ заголовка, позволяет читателю проявить воображение. Замена женского рода прилагательного на мужской создает комический эффект.

Не смотря на то, что семантические преобразования используются в публицистике гораздо реже, они остаются излюбленным приемом трансформации у многих писателей и журналистов.

.буквализация значения фразеологической единицы — в этом случае сохраняется синтаксическая структура фразеологизма и характер образного обозначения отношений, внешне фразеологизм не изменяется, но утрачивает свое метафорическое значение и воспринимается буквально:

«Удовольствие — дело техники» [«Комсомольская правда» 25.04.2012] — в основе лежит выражение дело техники, обозначающее, что данный процесс — вопрос чьего-либо мастерства. Статья рекламного характера повествует о бытовой технике, предназначенной для удовольствия: массажерах, гидромассажных ванночках для ног и пр.. При взаимодействии семантического поля фразеологизма и содержания газетного контекста образная семантика фразеологизма утрачивается; контекст способствует буквальному (прямому) пониманию значения, вызывающему в сознании читателя вполне конкретную картину: удовольствие — это дело бытовой техники.

.переосмысление фразеологической единицы — данная трансформация также не затрагивает лексико-грамматический состав фразеологизма, его внешняя форма обычно сохраняется, но смысл толкуется по-новому:

«Опять с гуся вода?» [«Комсомольская правда» 09.03.2012] — обыгрывается фразеологизм как с гуся вода, имеющий значение совершенно безразлично, все нипочем (кому-либо), решительно ничего не действует (на кого-либо). При прочтении статьи становится ясно, что речь идет о неприятностях российского медиа — магната Владимира Гусинского и аресте его счетов. Языковая игра строится на ассоциации существительного гусь с созвучной фамилией Гусинский. В контексте статьи выражение приобретает явный комический оттенок и наполняется новым содержанием. Прием переосмысления совмещается с заменой компонентов. Замена компонента сама по себе не ведет к переосмыслению фразеологической единицы, новое содержание фразеологизм получает только в контексте. Кроме того, данное выражение демонстрирует еще один вид семантической трансформации.

.преобразование фразеологизма по цели высказывания — помимо новой семантики, фразеологизм приобретает вопросительное звучание.

Автор статьи задается вопросом — неужели российский олигарх снова останется безнаказанным?

. двойная актуализация:

«Шахматный король сделал ход конём» [«Комсомольская правда» 16.03.2012] — в основе заголовка лежит фразеологизм ход конем, имеющий значение решительное действие, средство, рассчитанное на успех в чем-либо. В статье говорится о гроссмейстере Гарри Каспарове, который сыграл последнюю шахматную партию и объявил о своем уходе в политику. Таким образом, в контексте проявляется двуплановое значение фразеологизма: буквальное и образное.

В свою очередь, мы также проанализировали пятьдесят фразеологических единиц в заголовках газеты «The Independent» за период с 01.01.2013 г. по 31.12.2013 г. Рассмотрим, как они реализуются в заголовках газеты «The Independent»:

«A stiff upper lip helped them to build an empire and to survive two world wars, but it seems the English have finally lost their reputation for stifling their emotions»[The Independent, June 22, 2013].

«Vicky Price is keeping a stiff upper lip during her first week in Holloway Prison, according to her brother» [«The Independent», January 25, 2013].

«а stiff upper lip» — сохранять присутствие духа, не терять мужества, проявлять твердость. Традиционно британское качество не показывать никаких эмоций во время затруднения или беды, (часть выражения carry или keep a stiff upper lip). How the Italians are facing up to austerity with a stiff upper lip. В суровых условиях режима экономии итальянцы проявляют выдержку.

«A villagers life is terminated, but the killing and the poaching goes on» [«The Independent», December 2, 2013].

«to go on = to continue» — продолжать, идти дальше;

«from all over the world» — со всего мира (найти, собрать что-либо).

«The Government answer to global warming? Cold feet» [«The Independent», October 13, 2013].

«сold feet» — трусость, малодушие, обычно используется с глаголом to get, to have, первоначальный американский военный жаргон. We got out of car. Favell strolled up to meet us. «What were you all waiting for, cold feet?» he said. Мы вышли из машины, Фавел пошел мне навстречу — Чего вы ждали? Струсили? — спросил он.

«With the cost of living on all our minds, I can see why it might seem that dirty energy is a necessary evil and that cleaning up our fuel supplies is a luxary we cant afford in these austere times» [The Independent, October 13, 2013].

«to live on others» — жить за чужие средства, «to live on ones minds» — жить за счет чьих-либо умственных способностей, разума.

«Political pundits recount the story of a once-forgotten brother who, for the first free years of the Labour leadership, was written-off as a political non-entity, compared to an automaton and dubbed «Red Ed»»[«The Independent», October 6, 2013].

«Red Ed» — так прозвал английский народ Эда Милибенда, выигравшего выборы в политике, который за последние три года не придавал значение лейбористской партии в политике Англии.

«BBC bosses are all at sea in the ocean of self-regard» [The Independent, September 9, 2013].

«to be all at sea» — быть в полном недоумении, в растерянности; в тупике (обычно употребляется с глаголом to be: сравним: как в темном лесу). On many matters he was still at sea and knew that he needed more reading and experience. Во многих вопросах Дойл был еще несведущ и сознавал, что ему не хватает знаний и опыта.

«Even if it is a housing bubble, it can bring benefits. The story is more complex than whether or not we are entering a bubble» [The Independent, September 17, 2013].

«а bubble» — сокращенно от «bubble and squeak», суета, суетность, мишура. And there in the dusk of it he was sitting when they came, full of bubble and squeak. Он сидел там в полумраке, когда они явились, громко болтая о всяких пустяках.

«Campbell obviously has tungsten resolve — he gave up all those years ago simply by going cold turkey — so the occasional glass does not necessarily come from a bottle of Chateau Slippery Slope, but I dont think this would work for me» [The Independent, September 11, 2013].

«cold turkey» — американский жаргон, под влиянием минуты, не раздумывая; без подготовки, без предупреждения. He had been kicked out of NCO School point blank, cold turkey. Его выгнали из сержантской школы сразу, без предупреждения.

«be slippery on a slop» — быть рискованным, быть чреватым неприятными последствиями. I should not use that guess method if I were you. It is slippery on a slope. На вашем месте я бы не стал действовать наугад. Это рискованно.

«The Michael Le Vell verdict is in, but all the lessons are still to learn» [The Independent, September 11, 2013].

«the lessons are still to learn» — получать, извлекать хорошие уроки в промежутке времени. But he had learned his lesson. Never since then had he speculated. Это урок не прошел для него даром. С тех пор он больше не играл на бирже.

«Instead Prime Minister Cameron, alongside President Obama, has made it clear that any military strikes will not be aimed at removing the Assad regime or afford the rebels any meaningful victory — but that strikes would be punitive in their nature and give, at most, the Assad regime a bloody nose» [The Independent, September 12, 2013].

«a bloody nose» — разг. поражение, разгром. Health has tried to hold down wages by bashing trade unionists into submission and received a bloody nose. Хит пытался заморозить зарплату и хотел запугать тред-юнионистов и заставить их подчиниться, но потерпел поражение.

«Im in favour of anything that keeps the world of Harry Potter alive and well» [The Independent, September 12, 2013].

«in favour of (smb/smth)» — 1) в защиту, в поддержку кого-либо или чего-либо; в пользу за кого-либо или что-либо. The present rules may be revised by each congress, provided that two-thirds of delegates present are in favour of such revision. Настоящий устав может пересматриваться на каждом конгрессе — при условии, если за пересмотр выскажутся 2/3 присутствующих делегатов. It speaks in his favour. Это говорит в его пользу; 2) (smb) — в пользу кого-либо; на чье-либо имя (тж. In smbs favour) — Ill give you enough to live on and Ill make a will in your favour. Я буду выплачивать тебе сумму, на которую ты сможешь жить. Кроме того, я сделаю завещание в твою пользу.

«Out of touch? As peers vote on gay marriage. LobbyaLord bridges the gap» [«The Independent», June 4, 2013].

«While the House of Lords reforms continue to sit on the shelf, a simple website, built by people who just want to get married, has shown that it is possible to inject a bit of new life and relevancy into a dated and stuffy institution» [«The Independent», June 4, 2013].

«to sit on the shelf = to be on the shelf «- (of smb) быть отстраненным от дел, списанным в архив (за ненадобностью); to lay (put) on the shelf — 1) (smb) отстранять от дел, списывать со счета кого-либо; 2) (smth) выбрасывать что-либо (за ненадобностью) = класть под сукно. He arrived at a Peace Conference which had laid all his Fourteen Points on the shelf. Президент Вильсон вернулся в Париж ….. А мирная конференция успела тем временем положить под сукно все его четырнадцать пунктов.

«I always thought that frantic gum-chewing was a sigh of controlled violence, for you have to be a bully, a nasty piece of work, an obsessive, deluded, a workaholic, a maniac, short-tempered, vindictive, grudge-holding and, perhaps most of all, cunning and clever to be successful football manager» [«The Independent», May 8, 2013].

«a piece of work» — 1) трудное дело, сложная задача. Its quite a piece of work to make him do it. Не так-то это легко заставить его сделать это; 2) разг. шум, крик, скандал; 3) разг. презрительный субъект, тип, обычно употребляется как a nasty piece of work. «Christie is a nasty piece of work», — he said at last. «Кристи мерзкий тип», — сказал наконец Пирс.

«most of all» — в большинстве, больше всего

«Decisions made now will tie the hands of the next government too» [«The Independent», May 28, 2013].

«tie smbs hands = the hand of smb» — связать кому-либо руки. In this country goes in, its hands will be tied at a time when it needs maximum freedom to arrange a foreign trade policy to suit itself. Если наша страна вступит в «Общий рынок», у нее будут связаны руки как раз в тот момент, когда ей больше всего понадобится свобода действий для проведения наиболее выгодной внешней политики.

«These spending cuts go to the heart of what sort of society we want to be» [«The Independent», May 28, 2013].

«to the heart of = at the heart of» — в основе чего-либо. And yet these questions … are at the heart of all domestic problems of Britain … with which both conferences sought in vain to grapple. И все же эти вопросы … лежат в основе всех внутренних проблем Англии … которые безуспешно пытались разрешить обе конференции.

«Western military intervention has not, therefore, been averted and is still a probable scenario; and it can still make an important contribution to the Syrian conflict, as well as beyond» [«The Independent», September 12, 2013].

«as well as beyond» — 1) желательно, лучше, с таким же успехом (редк. as good). Its nothing very secret, but its always as well to keep quiet about these things. В этом нет ничего особенно секретного, но все же о таких вещах лучше помалкивать; 2) кроме того, вдобавок; наряду, так же (как), а также, в равной степени, в такой же мере — часто употребляется as well as. He learns English as well as French. Кроме английского языка он изучает и французский.

«Crazy in love with fizzy drinks: Why sugar tax (or a burping Beyoncé) is needed to break the addiction» [«The Independent», January 31, 2013].

«to be in love with» — быть влюбленным в кого-либо, во что-либо.

«first of all» — прежде всего, в первую очередь

«at first sight» — (blush или glance, at the first blush или glance) — с первого взгляда, сразу; на первый взгляд. …. the thing, at the first blush, was undiscoverable. … на первый взгляд казалось, что невозможно выяснить, в чем дело.

.3 Фразеологизмы — неологизмы

Обновленные журналистами, писателями фразеологизмы иногда выделяют в особую группу окказиональных фразеологических неологизмов — новые устойчивые фразеологические сочетания, встречающиеся в настоящее время. Как и лексические неологизмы, они выполняют в художественной речи экспрессивную функцию, приближаясь к тропам: Слывет за то он человеком долга, что никому еще не отдал долга. Вносил предложения, но только придаточные. Скромность украшает даже тех, кому она не к лицу.

Рассмотрим следующий пример, в котором употребляются фразеологизмы-неологизмы.

«Эксперты "Диссернета" заинтересовались научной деятельностью Дмитрия Гордеюка, после того как он несколько раз в составе коллегии судей принимал участие в рассмотрении кассационных жалоб участников "болотного дела" и отказывал в обжаловании ареста. С "Новой газеты" Басманный суд Москвы постановил взыскать в общей сложности 410 тыс. рублей»[«New Times», October, 2012].

В настоящее время сформировалось устойчивое выражение — «басманный суд» или «басманное правосудие» чаще всего употребляемое в смысловом значении как заказной суд, инструмент политических репрессий. Фразеологизм «Басманный суд» — пришел к нам недавно (2010 год) и означает: Заказной, неправый, откровенно бессовестный суд. Данный суд находится в центральном административном округе Москвы. Исходя из новостей ВВС и статьи из газеты «New Times» этот фразеологизм открыто употребляется и в Америке, возможно и на других континентах. «Кассационная жалоба» — фразеологизм, пришедший в нашу речь более 10 лет назад, но актуален и в наши дни. Каждому гражданину <#»justify»>Мнения лингвистов по ряду проблем фразеологии расходятся, и это вполне естественно. Тем не менее важной задачей лингвистов, работающих в области фразеологии, является объединение усилий и нахождение точек соприкосновения в интересах как теории фразеологии, так и практики преподавания иностранных языков. Фразеологические единицы, которые я рассматривала, связаны не только с сокровищницей английского языка, нашей, обычной жизнью, которая полна и инновационными технологиями. Наука в Великобритании занимает одно из ведущих мест в мире. Здесь ведётся множество важнейших исследований и большинство научных открытий и изобретений принадлежит именно этой стране. Количество научных организаций и учреждений в стране доходит до двухсот. Их научные исследования и разработки признаны во всем мире. Многие из них выпускают свои периодические научные издания. Таковых изданий насчитывается свыше четырёхсот. Основные научные журналы Британии — широко известные «Nature», «Британский медицинский журнал» и «The Lancet». Поэтому не удивительно, что очень большую часть фразеологизмов-неологизмов происходят из-за переосмысления каких либо явлений, связанных с этой сферой. Приведем примеры:

1.Hold the wire — «повиси на линии» или «побудь на проводе». Английское слово «wire» взято из сферы телефонных коммуникаций и обозначает «телеграфный провод». Употребляя эту идиому, человек просит собеседника, с которым разговаривает по телефону, немного подождать. («Haaretz» Wednesday, June 15, 2012).

2. Garbage in, garbage out (дословно «мусор внутри, мусор снаружи»). Выражение используется в компьютерном жаргоне по отношению к компьютерной системе: если она поставлена плохо, результат будет таким же. («Nature» Tuesday, November 26, 2011).

3.Rocket science — идиома чаще всего употребляется в выражении «It’s not a rocket science» (дословно «это не ракетная наука»). Таким образом, характеризуется что-то несложное, элементарное, как правило, чаще всего употребляется в негативном контексте.

4.Hit the airwaves — (дословно «достичь эфира») — выражение применяется тогда, когда кто-то попал на радио или телевидение, чтобы рассказать что-то или поделиться информацией. («The Lancet» Tuesday, June 29, 2011).

Следующая не менее важная сфера жизни Великобритании — политика. Политическая жизнь государства всегда находит свое отражение в речи. Любой ныне живущий человек не может оставаться в стороне, когда речь идет о политических решениях и о различных изменениях в законодательстве, потому что все законы и явления, происходящие в этой сфере, оказывают непосредственное явление на народ. Существуют фразеологические единицы, в которых зафиксирована эта неотъемлемая часть человеческой жизни. Именно в них отображается отношение народа к власть имущим, а также общий человеческий настрой на политический лад, поэтому примеры подобных выражений вызывают интерес.

1.A political football — политические игры. Дословный перевод выражения звучит как «Политический футбол». Интересно, что для обозначения отношений между политиками (не всегда правомерных) используется именно футбол. Потому что в такой игре возможны различные поведенческие реакции на поле, проведенные по правилам и в обход них. Проведена так называемая параллель между спортом и политикой [35]

2. A dark horse — темная лошадка. Выражение используется для характеристики политического деятеля, взгляды и намерения которого не вполне понятны и прозрачны. В русском языке этот фразеологизм расширил свой диапазон, и его употребляют не только в политике, но и в повседневной жизни.

Следующий пласт — военные конфликты, оружие, война. Военная тема очень плотно вошла в жизнь общества и является очень актуальной и по сей день. В прошлом веке подобная беда коснулась каждого жителя планеты. Позже возникали военные стычки в отдельных государствах, поэтому подобная тематика не могла обойти стороной речь народа. Кроме того, Вооруженные Силы Великобритании активные и постоянные участники операций НАТО и сил коалиции в Ираке и Афганистане. С конца 90-х годов Великобритания участвует в регулировании внешней политики и политики безопасности Европейского союза, что подразумевает поставки войск достаточно большой численностью. Данная тема является очень важной на сегодняшний день, потому её рассмотрение просто необходимо.

)Cold war — Холодная война. Идиома вошла в обиход после отчуждения между США и СССР, которое длилось с 1946 по 1991 гг. [35].

2)Great guns — Быстро, сильно (дословно «Большие пистолеты»). Используется для характеристики быстрого или стремительного действия [35].

)Stick to one’s guns — не сдавать позиций, держаться стойко, не уступать (дословно «насаждать, наклеивать на чьи-то пистолеты»). Смысл дословного перевода совсем не совпадает со смыслом идиомы. Выражение используется, когда необходимо сказать о человеке, который ни при каких условиях не сдает позиций и стоит на своем [35].

Как правило все люди , так или иначе, но соприкасаются с темой здоровье и медицина. Британская медицина имеет длительную историю и славные традиции. Известные всему миру имена Джорджа Паркинсона, Томаса Аддисона, Джорджа Дауна, Вильсона и многих других объединяет подданство британской короне. По данным Всемирной организации здравоохранения, в 2000 г. по уровню развития медицины Великобритания занимала 15 место в Европе и 18 место в мире. По темпу внедрения инноваций и уровню развития научных исследований в области медицины Соединенное Королевство неизменно входит в десятку мировых лидеров. Огромное количество прорывов и открытий в этой области принадлежит Великобритании. Именно поэтому это не могло не найти выражение во фразеологических оборотах.

)Catch a cold — простудиться. Поскольку дословный перевод звучит как «подхватить холод», становится понятным природа простудных заболеваний, которые зачастую свирепствуют именно в холодное время года. В русском языке глагол «простудиться» также происходит от слова «стужа», т.е. сильный мороз.

2)Just what the doctor ordered — то, что доктор прописал; дословный перевод совпадает с эквивалентом. Подобную фразу употребляют тогда, когда говорят о чем-то подходящем в данный момент, наиболее оптимальном варианте, ведь врач назначает именно те лекарства, которые необходимы в данный момент.

3)Fit as a fiddle — здоров, как бык; «крепок, как скрипка» — дословный перевод. В Англии скрипка считается самым нежным и изящным инструментом, потому, при малейшей ее неисправности, на ней играть становится невозможно. В русском же максимальную степень здоровья подчеркивают, сравнивая человека с быком, сильным и крепким животным.

Каждый из нас независимо от места жительства, возраста и пола имеет прямое или косвенное отношение к спорту. Даже если мы не занимаемся им непосредственно, мы можем просто болеть за какого-то спортсмена или команду, увлекаться какими-то видами спорта с теоретической точки зрения. Потому в каждом языке существуют определенные устойчивые выражения, освещающие данную тематику. Что касается Великобритании, то она породила целый ряд крупных международных видов спорта в их числе: футбол, регби, крикет, гольф, теннис, бадминтон, сквош, хоккей, бокс, снукер, бильярд и кёрлинг. Она также играл ключевую роль в развитии видов спорта, таких как парусный спорт и Формула-1. В большинстве соревнований отдельные команды выступают за Англию, Шотландию, Уэльс и Северную Ирландию, в том числе и на Играх Содружества. Однако бывают и случаи, когда единая команда выступает за Великобританию, в том числе Олимпийские игры, где представлена единой сборной. Лондон был местом проведения Олимпийских игр в 1908 и 1948 годах, а в 2012 году стал первым городом, принимавшим Олимпийские игры трижды. Давайте обратимся к примерам фразеологических единиц, которые имеют непосредственное отношение к спорту:

.Foul play — дословно «грязная, (нечистая) подлая игра». Конечно же, мы таким образом характеризуем ту игру, где команды играли нечестно, возможно, имела место какая-либо договоренность; очень часто подобное выражение можно встретить в футболе или волейболе.

.No sweat — дословно «без пота, не вспотев». Как известно, любые физические нагрузки в результате мышечной работы вызывают активное потоотделение. А уж если такого не произошло, значит, слишком легкой была победа, что «даже попотеть не пришлось». В русском языке существует выражение «Придется попотеть», то есть потребуется много сил, чтобы выполнить задачу. Конечно же, подобное высказывание мы не используем в рамках спортивной тематики, но, сравнивая фразеологизмы, отмечаем сходство мышления на уровне физиологических особенностей строения тела.

.Get your skates on — дословный перевод «одевай свои коньки». Выражение употребляется тогда, когда кто-то хочет поторопить человека. Заметим, что в английском языке оригинально используется слово «skates» (коньки) и обыгрывается его значение. Народ выбрал именно его, чтобы указать на необходимость быстрого действия, ведь именно на коньках человек передвигается гораздо быстрее, чем пешком.

Заключение

Фразеологический фонд каждого народа отражает в своих многочисленных образах историю жизни, материальной и духовной культуры нации. Национально-культурное своеобразие идиоматических оборотов особенно наглядно проявляется при сопоставлении двух языков, которое показало, что в русском и английском языках есть сходства. С помощью фразеологических выражений, которые не переводятся дословно, а воспринимаются переосмыслено, усиливается эстетический аспект языка. С помощью идиом, как с помощью различных оттенков цветов, информационный аспект языка дополняется чувственно-интуитивным описанием нашего мира, нашей жизни.

Проведенный нами сравнительно-сопоставительный анализ фразеологических единиц английского и русского языков дает возможность установить основные сходства.

В русском языке фразеологизмы включают в свой состав разного рода устойчивые сочетания слов предикативного характера. По своему строению фразеологизмы весьма многообразны, ибо в основе их лежат те же структурные схемы, по которым создаются свободные предложения. В английском языке же фразеологизмы неинтенсифицирующего характера выражены сочетаниями знаменательных и служебных слов.

В английском языке междометные идиоматические выражения представлены замкнутыми междометными фразеологизмами с целостным значением и константной зависимостью компонентов. В русском языке же междометные фразеологизмы не имеют специальных категориальных, лексико-грамматических показателей и рассматриваются в нашей работе с семантической точки зрения.

Идиоматические обороты по типу предложения в английском и в русском языках представлены, в большей степени, коммуникативными по характеру и целью или частично предикативными по структуре конструкциями. Вследствие этого, в идиоматике русского и английского языков существует целый ряд случаев перехода поговорки в «неразложимое словосочетание». В то же время обратный процесс развертывания лаконичного идиоматического выражения в более распространенное выражение в русском языке практически не наблюдается.

В русской и английской периодической печати наблюдается частое употребление фразеологических единиц для красочности, убедительности и образности. Проведенный нами анализ авторского использования фразеологизмов в публицистическом стиле показал, что в большей части журналисты используют в своих статьях фразеологические единицы. Данные фразеологические единицы имеют свои свойства:

)замена одного или нескольких компонентов;

)использование фразеологизма в общественно-политической лексике;

)переосмысление лексики для целей публицистики, совмещение черт публицистического стиля с чертами других стилей;

)разнообразие тематики жанров.

В руках художников слова — писателей и публицистов — фразеологизмы становятся одним из наиболее действенных языковых средств воплощения художественного образа, их используют для создания речевой характеристики героя, для оживления авторской речи и т.д. В результате фразеологического новаторства писателей и публицистов возникают оригинальные словесные образы, в основе которых «обыгранные» устойчивые выражения.

Список литературных источников

1.Виноградов В.В. Об основных типах фразеологических единиц в русском языке // Виноградов В.В. Лексикология и лексикография, Избр. Тр. — М.: Наука, 1986.

.Копыленко М.М., Попова З.Д. Очерки по общей фразеологии: проблемы, методы, опыты. Воронеж. Изд-во Воронежского университета, 1990.

.Шанский Н.М. Фразеология современного русского языка, 3-е изд. — М.: Высшая школа, 1985.

.Архангельский В.Л. Устойчивые фразы в современном русском языке. Ростов-на-Дану, 1964.

.Телия В.Н. Метафора как модель смысла произведения и ее экспрессивно-оценочная функция.- М.: Наука, 1988. // Телия В.Н. Русская фразеология. Что такое фразеология? — М.: Наука, 1986.

.Смирницкий А.И. Лексикология английского языка. — М.: Изд-во Литература на иностранном языке.

.Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка.

8.Makkai, A. Idiom Structure in English, The Hague, 1987.

.Weinreich, U. Problems in the Analysis of Idioms: Substance and Structure of Language. — University of California Press, Berkley and Los Angeles, 1984.

10.Смит Л.П. Фразеология английского языка. — М.: 1998.

.Балли Ш. Французская стилистика. — М.: Эдиториал УРРС, 2001.

.Кунин А.В. Английская фразеология. Теоретический курс. — М.: 1970. // Кунин А.В. Фразеология современного английского языка. — М.: Международные отношения. 1996.

.Амосова Н.Н. Основы английской фразеологии. — Л., 1962.

Амосова Н.Н. Основы английской фразеологии. — Л., 1989.

. Seidl J., McMordie W. English Idioms and how to use them. Moscow, 1983.

15.Третьякова Т.П. Английские речевые стереотипы. Указ соч. СПб, 1995.

.Розенталь Д.Э., Голуб И.Б., Теленкова М.А. Современный русский язык, 8-е изд. — М.: Айрис — пресс, 2006.

.

. Гвоздарев Ю.А. Современный русский язык. Лексикология и фразеология. — Ростов-на-Дану. Изд. центр Март, 2008.

. Жуков В.П. Семантика фразеологических оборотов. — М.: 1990.

. Chafe, W. Meaning and Structure of Language. Chicago: University of Chicago Press, 1970.

. Каплуненко А.М. Историко-функциональный аспект идиоматики (на материале фразеологии английского языка). — М.: 1992.

. Кунин А.В. Англо-русский фразеологический словарь. 3-е изд., стереотип. — М.: Русский язык, 2001.

. Сазонова И.К. Лексика и фразеология современного русского литературного языка. — М.:

. Арнольд И.В. Лексикология современного английского языка. — М.: 1959.

26. Федуленкова Т.Н. Английская фразеология. Курс лекций. — Архангельск, 2000.

27.Розенталь Д.Э. Русский язык. — М.: 1981.

.Лазарева Э.А. Заголовок в газете. Свердловск, 1989.

.Гусейнова Т.С. Трансформация фразеологических единиц как способ реализации газетной экспрессии. — Махачкала, 1997.

.Вакуров В.Н. Фразеологический каламбур в современной публицистике. // Русская речь, 1994, №6.

.Жуков В.П, Жуков А.В. Школьный фразеологический словарь русского языка. Изд. 2-е. М., 1989.

.Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В.Н. Ярцевой. М., 1990.

.Молотков А.И. Фразеологический словарь русского языка. М., 1986.

.Крикунов Ю.А. Сила газетного слова. Алма-Ата: Казахстан, 1980.

.Комиссаров В.Н. Современное переводоведение. — М., 2011.

.Литвинов П.П. Фразеология. — М.: Примстрой-М, 2001.

37.Longman Dictionary of English Idioms.L., 1981.

38.Литвинов П.П. Англо-русский фразеологический словарь с тематической классификацией. — М.: Яхонт, 2000.

39.Алехина А.И. Фразеологическая единица и слово. — Минск, 1991.

.Захарова М.А. Стратегия речевого использования образных фразеологизмованглийского языка. — М., 1999.

.Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В.Н. Ярцевой. М., 1990.

.Кумачева Т.Н. Фразеологические сочетания как часть словарного состава. «Иностранные языки в школе». — М.: 1953.

.Алефиренко, Н. Ф. Фразеология в свете современных лингвистических парадигм : монография. М.: Элипс, 2008.

.Гальперин И.Р. Стилистика английского языка. Учебник, 3-е изд. — М.: Высшая школа, 1981 г. -(Англо-украинский фразеологический словарь, 2005; Англо-русский фразеологический словарь, 1967; Cambridge dictionary of American idioms, 2003; Cambridge idioms dictionary, 2006; Longman idioms dictionary, 1998; Oxford dictionary of English idioms, 2002; The American Heritage dictionary of idioms; The Australian Oxford dictionary, 2004 и т. д.)

45.Hornby A.S. et. al. Oxford Advanced Learners Dictionary of Current English. — London: Oxford Univ.Press, 1980.

.Cowie, A. Phraseology: Theory, Analysis and Applications (Oxford Studies in Lexicography and Lexicology). New York: OUP, 2001.

47.Эльянова Н.М. Крылатые слова. Их происхождение и значение (Пособие для студентов педагогич. ин-тов на англ. языке). — Л.: Просвещение, 1971.

48.Ginzburg R.S. et al. A Course in Modern English Lexicology. M., 1979.

49.Медникова Э.М. Англо-русский словарь глагольных словосочетаний.- М.: Высшая школа,1984.

50.The Oxford English Dictionary. 12 volums/ Ed. by James A.H. Murray, Henry Bradley, W.A. Cragic, C.T. Onions. Oxford: Clarendon Press, 1979.

51.Chomsky, N. Aspects of the Theory of Syntax. Cambridge, MA: MIT Press, 1969.