Особенности перевода детской литературы

Особенности перевода детской литературы

Введение

Тема данной курсовой работы — перевод детской литературы. Она представляет несомненный интерес, т.к. детская литература является особым разделом литературы, требующим особых приемов в работе переводчика.

Актуальность данной проблемы, с точки зрения автора, в том, что детская литература способствует воспитанию личности ребёнка, развитию его эстетического сознания, формированию мировоззрения. Детская литература помогает активно овладевать речью, чувствовать красоту и выразительность слова, расширяет представление о мире. Автор полагает, что в наше время не уделяется должного внимания этой проблеме. Это связано с появлением большого количества других источников информации. По мнению автора, детская литература — самый лучший источник получения информации для ребёнка.

Объектом исследования в данной работе являются особенности перевода детской литературы на русский язык.

Предмет исследования работы — проблемы, которые появляются при переводе детской литературы на русский язык.

Цель исследования — изучение особенностей и рассмотрение проблем перевода детской литературы на русский язык.

Задачи, обусловленные поставленной целью, следующие:

рассмотреть теоретические основы перевода детской литературы;

провести анализ проблем перевода литературы для детей.

Эта цель обусловила структуру исследования: введение, две главы, одна из которых — практическая, и заключение.

Во введении автор определяет объект и предмет исследования, обозначает цель и задачи работы, приводит структуру работы.

В первой главе автор рассматривает теоретические основы перевода детской литературы.

Автор говорит о назначении художественной литературы (в том числе и детской), как средства нравственного, эстетического и других аспектов воспитания подрастающего поколения, а также об особенностях перевода иноязычной детской литературы на русский язык.

Из всех особенностей перевода автор работы выделил три наиболее важные на его взгляд проблемы и обосновал их теоретически, чтобы во второй главе работы исследовать проблемы на практике.

Вторая глава посвящена практическому исследованию проблем перевода детской литературы

В заключении автор приводит выводы, к которым он пришел на основании проведенного исследования.

При проведении исследования проблем перевода был использован метод сопоставительного анализа перевода, который предполагает сравнение двух или нескольких вариантов перевода одного и того же оригинала, что позволяет, с точки зрения автора, шире раскрыть исследуемые проблемы.

Материалом для исследования послужили произведение A.A. Miln «Winni-The-Pooh and All, All, All» и разные варианты перевода этого произведения. В работе были использованы научные труды известных исследователей в области переводоведения, за основу исследования были взяты произведения В.Н. Комиссарова «Теория перевода» и др., А.В. Фёдорова «Основы общей теории перевода», а также данные некоторых словарей.

1. Теоретические основы перевода детской литературы

1.1 Художественная литература как средство нравственного воспитания детей

воспитание перевод художественный литература

Произведения литературы и искусства (книги, картины, скульптура и музыка) являются активным средством воздействия в нравственном воспитании. «Они в яркой, образной, эмоционально насыщенной форме влияют на детей, вызывая разнообразные чувства, способствуя формированию у них нравственного отношения к явлениям окружающей жизни».

Являясь неотъемлемой частью всей художественной литературы, литература для детей своими художественными средствами способствует воспитанию подрастающего поколения. Книги для детей — равноправные граждане «огромной державы», как называл детскую литературу А.М. Горький.

Строго говоря, детская литература — это то, что создано мастерами слова специально для детей. Но, кроме того, юные читатели берут для себя многое из общей литературы (например, сказки А.С. Пушкина, басни И.А. Крылова, песни А.В. Кольцова, произведения фольклора и т.д.).

Обращаясь к писателям, создающим произведения для детей, А.М. Горький подчёркивал, что необходимо строить всю литературу для детей на принципе «совершенно новом и открывающем широчайшие перспективы для образного научно-художественного мышления; этот принцип можно сформулировать так: в человеческом обществе разгорается борьба «…за власть над силами природы, за здоровье и долголетие человечества, за его всемирное единство и за свободное, разнообразное, безграничное развитие его способностей, талантов. Вот этот принцип и должен быть основой всей литературы для детей и каждой книжки, начиная с книжек для младшего возраста». В полной мере это можно отнести и к зарубежной детской литературе, в частности, к фольклору, и, разумеется, к переводам его на русский язык.

Детский фольклор зарубежных стран — художественная классика. Дорогу к детскому фольклору зарубежных стран проложили старейшие поэты К.И. Чуковский и С.Я. Маршак и многие другие. Роль Маршака в детской литературе велика, но чаще и больше всего о нём говорят как о детском поэте. Благодаря проникновенной переводческой работе Маршака многие «…английские и шотландские народные баллады, не утратив своей национальной окраски, прозвучали для русского читателя как русские оригинальные стихи». С.Я. Маршак говорил: «Когда я познакомился с русской и английской поэзией для детей, меня поразило больше всего то, что самые незатейливые и весёлые песенки, сказочки, прибаутки, могут быть такими же произведениями большого и подлинного искусства, как народные песни и баллады».

Учёные (А.В. Запорожец, Д.Б. Эльконин, Л.С. Славина, Д.М. Арановская, Н.С. Карпинская и др.) отмечают, что дошкольный возраст — период активного становления художественного восприятия Художественное произведение привлекает ребёнка не только своей яркой образной формой, но и смысловым содержанием.

В восприятии художественных произведений дети проходят длительный путь — от эмоционального безотчетного отклика до понимания зависимости средств художественной выразительности от содержания произведения.

В одной своей статье, посвящённой роли искусства слова в становлении личности, Юрий Бондарев назвал процесс чтения «великим переселением из мира внешнего в мир внутренний». В этой метафоре содержится суть восприятия художественной литературы, тысячи страниц которой заполнены отображением души человека. По мнению известного психолога В. Зинченко, художественная литература на сотню лет опережает науку в познании жизни людей — их мыслей и чувств, радостей и печалей.

Юрий Коваль, один из лучших детских писателей, чьи произведения отличаются психологизмом, отметил у детей способность к восприятию определённой диалектики души: к сложности внутреннего мира людей, его подвижности, изменчивости. Они улавливают «переходы» одного чувства в другое, одной мысли в другую.

Детская литература — это искусство. Как искусству ей свойственно выражение обобщённых идей в яркой, художественной форме — в конкретных образах. «Поэтому важнейшее значение имеет художественный уровень литературного произведения».

Нормой художественности является органическое слияние содержания, идей произведения с такой формой их выражения, которая наиболее точно совпадает с идеей, выражает её наилучшим образом. Носителем идей в детской книге всегда является герой.

1.2 Особенности перевода художественной литературы

Художественный перевод — это перевод художественной литературы, т.е. текстов, основная функция которых заключается в художественно-эстетическом или поэтическом воздействии на читателя. Особенностью текстов этой разновидности перевода является их художественная ценность. По сравнению с другими коммуникативными функциями перевода, на первый план выходит функция «…создания художественного образа.» Поэтому на переводчике художественного произведения лежит особая задача — воссоздать при переводе то эмоциональное воздействие на читателя, которое намеревался передать своему читателю или слушателю автор оригинала.

В художественном переводе отдельные несоответствия слов, хотя и приводят порой к искажению текста, чаще всего играют третьестепенную роль. От художественного перевода требуется, чтобы он воспроизвёл перед нами не только образы и мысли переводимого автора, не только его сюжетные схемы, но и его литературную манеру, его творческую личность, его стиль.

К.И. Чуковский в своей книге «Высокое искусство» говорит: «Отражение личности писателя в языке его произведений и называется его индивидуальным стилем, присущим ему одному. Если при помощи перевода автору навязывается собственный стиль переводчика, автопортрет автора превращается в автопортрет переводчика. Поэтому напрасно рецензенты, критикуя тот или иной перевод, отмечают в нём только словарные ошибки. Гораздо важнее уловить такие злостные отклонения от подлинника, которые органически связаны с личностью переводчика и в своей массе отражают её, заслоняя переводимого автора. Гораздо важнее найти ту доминанту отклонений от подлинника, при помощи которой переводчик навязывает читателю своё литературное я.»

Вот что думает о переводе С.Я. Маршак: «Преодоление своей личной эстетики — обязанность всех переводчиков… Нужно возлюбить переводимого автора больше себя самого и беззаветно, самозабвенно служить воплощению его мыслей и образов, проявляя своё эго только в этом служении, а отнюдь не в навязывании подлиннику своих собственных вкусов и чувств.

Прежде чем взяться за перевод какого-нибудь иностранного автора, переводчик должен точно установить для себя стиль этого автора, систему его образов, ритмику. Многие прозаики в качестве средств художественного воздействия прибегают к тем же методам, что и поэты. Хороший переводчик, хотя и смотрит в иностранный текст, думает всё время по-русски и только по-русски, ни на миг не поддаваясь влиянию иностранных оборотов речи, чуждых законам родного языка».

Поэтому главная задача художественного перевода состоит в порождении на языке перевода речевого произведения, оказывающего аналогичное художественно-эстетическое воздействие.

Маршак сказал: «Для того чтобы овладеть живым, гибким языком, надо потратить немало труда — не меньше, чем, например, тратит балерина, добивающаяся свободы, плавности и грации движений. Надо научиться так глубоко и тонко понимать содержание и стиль переводимого текста, чтобы безошибочно чувствовать, какое слово мог бы сказать автор или герой, и какое было бы им чуждо.

Лучше совсем отказаться от перевода художественного произведения, чем перевести его плохо или посредственно.

Перевод выдающегося произведения и сам по себе должен быть событием. К сожалению, значение художественного перевода ещё недостаточно оценивается даже людьми, причастными к литературе.

А ведь это своего рода служба связи между людьми. Без этого Шекспир был бы известен только в Англии, Гёте — только в Германии, Лев Толстой — только в России. Правда, во всех странах найдутся люди, знающие, кроме своего языка, какой-нибудь иностранный язык. Но сколько бы таких людей ни оказалось, люди не будут знать литературы других стран без помощи художественного перевода».

Детская художественная литература широко известна множеством имён талантливых переводчиков. Большой популярностью пользуются всем известные переводы С.Я. Маршака, К.И. Чуковского, О Мандельштама, Н. Демуровой, Б. Заходера, В. Набокова и многих других талантливых переводчиков детской литературы.

Большая популярность переводов Маршака среди самых широких читательских кругов в значительной степени определяется тем, что в своём творчестве он освоил особенности литературного и поэтического перевода. Его переводы обладают большой точностью, близостью к оригиналу, но это не буквальная точность, не воспроизведение лексики и синтаксических конструкций подлинника, а точность художественная, где поэтическим ценностям оригинала соответствуют поэтические и художественные ценности в переводных произведениях.

Например, переводы Маршака из Джанни Родари. В этих переводах, как и в переводах из английских поэтов, проявляются все отличительные особенности переводческого метода Маршака. В стихах из Родари можно столкнутся не просто с более вольной, чем обычно, трактовкой оригинала, в этих стихах индивидуальность Маршака-поэта сказалась больше, чем в каких бы то ни было переводах. Переводы Маршака из Родари могут быть весьма поучительны для переводчиков, наглядно показывая, что перевод детского стихотворения требует особого приближения к родной ребёнку языковой и поэтической стихии.

Детскими переводами Маршак занимался ещё с самого начала своего переводного творчества. Он отобрал лучшее из английского детского фольклора, он переводил то, что миллионы англичан знают с самого детства. Маршаку удаются и стихи, имеющие воспитательное значение, и простые, и весёлые, построенные часто на нарочитых нелепостях стишки для самых маленьких. В одних случаях это обычного типа перевод, например, стихи классического детского английского писателя Л. Керолла, народные стихи: «Королевский поход», «Кораблик», «Сказка о старушке» и другие. В других случаях Маршак изменяет отдельные части стихотворения, снимает или заменяет другими отдельные образы. Так, например, в известнейшем детском стихотворении «Дом, который построил Джек», где в оригинале последовательными персонажами оказываются солод, крыса, кот, пёс, корова, девушка, оборванец, пастор, петух и фермер, у Маршака порядок образов несколько изменяется — пшеница, синица, кот, пёс, корова, старушка, пастух и два петуха.

1.3 Проблемы перевода детской литературы

В процессе двуязычной коммуникации, когда необходимо преобразовать текст оригинала в равноценный текст перевода, на переводчике лежит ответственность за правильный выбор и оценку высказываний на языке перевода, обладающими полной или частичной общностью содержания (смысловая близость) с языком оригинала. Такую общность содержания, или смысловую близость, В.Н. Комиссаров называет «эквивалентностью перевода». Он утверждает: «В зависимости от того, какая часть содержания оригинала сохраняется при переводе, определяет уровень переводческой эквивалентности».

Для достижения максимального уровня эквивалентности оригинала и перевода переводчик старается максимально сблизить оригинал и перевод по смыслу и по структуре, а значит, подобрать максимально точные соответствия не только на уровне целого текста и соотнесённых высказываний, но и на уровне составляющих их единиц оригинала и перевода, на уровне «переводческих соответствий».

Теоретические знания автор попытается применить при рассмотрении проблем в практической части работы. Для этого обозначим эти проблемы.

Художественные произведения, в том числе и детские, на каком бы языке они ни были созданы, передают чувства автора, которые затем воспринимаются читателем. Передача чувств возможна путём создания образа.

Действенность образа основывается на том, что он воспроизводит в сознании читателя ощущения, при помощи зрительных, слуховых и других чувственных переживаний. Образ конкретной ситуации, конкретного героя складывается в образ целого произведения.

Автор упоминал выше, что для ребёнка очень важно отношение к литературным персонажам, их чувствам, поступкам. Отношение к героям произведений рождается у юного читателя из образа, который создаёт автор. Очень важно передать образ правильно и понятно.

Проблема 1. Проблема сохранения образности при переводе детского произведения.

Говоря об этой проблеме в переводе детской литературы, нужно сказать, что существует разные способы сохранения образности оригинала.

Это достигается определёнными ассоциативными и образными характеристиками. Иногда эти характеристики не являются эквивалентными, или имеют низкий уровень эквивалентности по отношению к оригиналу. В практической части работы автор попытается показать на примерах, как можно использовать уровни эквивалентности слов, словосочетаний и предложений для решения поставленной проблемы.

Сохранение образности связано со всем произведением в целом, но сохранение образности не будет достигнуто, если не учитывать жанрово-стилистические особенности перевода.

Проблема 2. Жанрово-стилистические особенности перевода детской литературы.

Под жанрово-стилистическими особенностями оригинала понимается его отождествление с определённым типом речи. Каждая из разновидностей переводимого материала отличается своими специфическими чертами, которые ставят особые требования к переводу.

В художественной литературе, в том числе и детской, используются разные возможности словоупотребления — прямых и переносных значений слов, тропов языковых и тропов стилистических. Разнообразие речевых стилей связано с многообразием описываемой действительности и богатством индивидуальных оттенков эмоционального отношения к ней. Это проявляется в употреблении различных синтаксических средств, которые сочетают в себе особенности как книжно-письменной, так и устно-разговорной речи.

Жанрово-стилистические особенности перевода детской литературы связаны с понятием контекста в произведении. «А понятие контекста — и более широкого и более узкого — всегда предполагает тесную связь с системой литературного стиля,…» к которой принадлежит подлинник и в которой он воссоздаётся на другом языке. Отсюда и необходимость рассмотреть подробнее жанрово-стилистические особенности перевода детской литературы на конкретных примерах.

Жанрово-стилистические особенности переводимого текста сопутствует также и выбору средств выражения той или иной мысли автора. В детской художественной литературе очень важно выразить идею, события, описать героев выразительно и ярко. Ребёнок воспринимает и переживает всё эмоционально и открыто, поэтому в произведении должен присутствовать эмоциональный компонент.

Проблема 3. Передача эмоционального компонента при переводе детской литературы.

Эмоцией называется относительно кратковременное переживание: радость, огорчение, удовольствие, тревога, гнев, удивление, а чувством — более устойчивое отношение: любовь, ненависть, уважение и т.п. Слово или его вариант обладает эмоциональным компонентом значения, если выражает какую-нибудь эмоцию или чувство.

По утверждению А.Д. Швейцера: «Задачей перевода при передаче экспрессивной и эмоциональной функций является достижение экспрессивного и эмоционального эквивалента, т.е. создание в процессе межъязыкового общения такой ситуации, при которой эмоциональная реакция автора текста перевода могла бы соответствовать эмоциональной реакции автора текста оригинала».

Эмоциональная окраска может быть положительной или отрицательной. От сохранения или утери оригинального эмоционального компонента при переводе зависит достижение или отсутствие эквивалентности.

Как уже говорилось выше, у ребёнка при чтении преобладает эмоциональное отношение к героям, их чувствам, поступкам. Очень важно при переводе донести до читателя то эмоциональное состояние, которым наделяет автор героя своей книги. При передаче эмоционального компонента эмотивная и эстетическая функции учитываются.

Итак, полноценный перевод возможен только на основе правильного понимания подлинника как единства содержания и формы, на основе передачи его как целого, с соблюдением характерного для него соотношения между содержанием и формой и с учётом роли отдельных элементов для целого, образуемого этим отношением.

Для получения хорошего результата при последующей практике перевода, исследуем выявленные проблемы перевода детской литературы на конкретных примерах.

2.1 Сохранение образности при переводе детской литературы

Прежде чем поговорить о проблеме образности, автор хотел бы сказать несколько слов о способе сопоставительного анализа.

«Способ сопоставительного анализа является важным методом исследования в переводоведении. Сопоставляя тексты оригинала и перевода, можно раскрыть внутренние способы перевода, выявить эквивалентные единицы, а также обнаружить изменение формы и содержания, происходящие при замене единицы оригинала эквивалентной ей единицей текста перевода. При этом возможно и сравнение двух или нескольких переводов одного и того же оригинала. Сопоставительный анализ переводов даёт возможность выяснить, как преодолеваются типовые трудности перевода, а также какие элементы оригинала остаются непереданными в переводе. В результате получается описание «переводческих фактов», дающее картину реального процесса». Вот почему автор работы выбрал именно этот метод исследования проблем перевода детской художественной литературы.

Возможность правильно передать обозначения вещей, о которых идёт речь в подлиннике, и образов, связанных с ними, предполагает определённые знания о той действительности, которая изображена в переводимом произведении. Если образность соблюдена, сохранена, произведение воспринимается читателем. Оно запоминается либо героями, либо их поступками, либо событиями.

В философии образ — это отражение действительности в сознании человека. Образы, создаваемые реальной действительностью, называют первичными образами. А образы, создаваемые текстом детского произведения, являются вторичными. Такой образ можно определить как отрезок текста, который воспроизводит в сознании читателя ощущения, эмоции и чувства, которые закодировал в тексте писатель. Образности принадлежит ключевая позиция в разработке идей и тем произведений. Правильно воссозданный в переводе образ не искажает смысл целого художественного произведения.

Образ сохраняется благодаря различным средствам языка. Можно предложить три степени сохранения образности:

. Язык оригинала и язык перевода обладают одинаковыми ассоциативно-образными характеристиками. Например:

White as snow — белый как снег; White as sheet — белый словно лист бумаги;Cold as stone — холодный как камень; Bright as day — ясный как день;

Здесь имеется в виду и то, что это может быть просто передача как прямого, так и переносного значения, или же поэтическое воздействие на юного читателя или слушателя.

Можно сказать, что ассоциативно-образные характеристики имеют высокую эквивалентность при переводе, т.е. они могут быть одинаковы. Но, при передаче переносного значения, эквивалентность может быть и низкой, это означает, что ассоциативно-образные характеристики разные.

Ввиду того, что смысл высказывания складывается не из прямого значения языковых единиц, а опосредованно, в сочетании с другими единицами, при переводе нередки ситуации, когда может сложиться впечатление, что по сравнению с оригиналом в переводе речь идёт о разных вещах, то есть «совсем не то» или «совсем не о том». Например:

How sweet to be a Cloud Floating in the Blue! Every little cloud Always sings aloud. (A. Miln)Я Тучка, Тучка, Тучка, А вовсе не медведь, Ах, как приятно Тучке По небу лететь. (пер. Б. Заходер)

В данном случае, сохранении образности происходит через «поэтическое» воздействие песенки Винни-Пуха, основанное на рифме и размере. Для того, чтобы воспроизвести эту информацию и в дальнейшем правильно сохранить образ героя уже в образе Тучки, переводчик заменяет исходное сообщение, т.е. оригинал, другим, но обладающим похожими поэтическими качествами. Так, например, если этот отрывок перевести дословно, перевод не будет выглядеть и восприниматься так ярко и весело:

How sweet to be a Cloud Floating in the Blue! Every little cloud Always sings aloud. (A. Miln)Как приятно быть Тучкой Плавая в небе! Каждая маленькая Тучка Всегда поёт вслух. (дословн.)

В этом примере даётся образ маленькой тучки. Образ главного героя как бы завуалирован, а в примере художественного перевода переводчик сопоставляет образ героя, который находится в образе маленькой тучки. Можно сказать, что с помощью ассоциативно-образных характеристик и «поэтического» воздействия цель сохранения образности достигнута.

. Ассоциативно-образная характеристика передаётся через слова, не являющиеся эквивалентами. Например:

Thin as a rake — тонкий как грабли. (дословн.) Strong as a horse — сильный как конь. Stupid as a goose — глупый как гусь.

Вот ещё один пример:

Chapter Two In which Pooh goes visiting and gets into a tight place (А. Miln)Глава вторая В которой Винни-Пух пошёл в гости, а попал в безвыходное положение (пер. Н. Демуровой)

Сохранение образности ассоциативно-образной характеристикой — самый верный способ. В каждом языке существуют свои ассоциативно-образные характеристики слов. Проблема может быть в том, чтобы правильно и понятно воспроизвести характеристику и сопоставить её с оригиналом, чтобы не потерялся смысл.

В данном случае дословный перевод прозвучит так:

Глава вторая, в которой Винни-Пух пошёл в гости, а попал в тесное положение

где tight (прил.) — сжатый, тесный, плотный, компактный, тугой, узкий.

Исходя из значений английского прилагательного и принимая во внимание контекст, речь идёт о ситуации, когда герой произведения оказывается зажатым в узком месте, в данном случае в норе. Но из норы можно выбраться либо вперёд, либо назад. А при переводе на русский язык переводчик употребил русское прилагательное, которое обозначает такое место, из которого выхода нет вообще. Но смысл от этого не потерялся, а образ героя и ситуации вполне понятен.

Итак, ассоциативно-образная характеристика переведена через слова, которые не эквивалентны, а образность сохранена.

Если сравнить употребление без ассоциативно-образной характеристики слова и с ней, видна существенная разница. Ребёнку будет проще понять и запомнить слово, которое уже обладает образной характеристикой.

. Образный компонент языка оригинала не соответствует образному компоненту языка перевода, что приводит к переводу на более низком уровне эквивалентности. Например:

«Pooh,» he said, «where did you find that pole? Pooh looked at the pole in his hands. «I just found it,» he said. «I thought it ought to be useful. I just picked it up» «Pooh,» said Christopher Robin solemnly, «the Expedition is over. You have found the North Pole!» (A. Miln)Пух, — сказал он, — где ты нашёл эту ось? Пух посмотрел на палку, которую всё ещё продолжал держать. — Ну, просто нашёл, — сказал он. Разве это ось? Я думал, это просто палка, и она ожет пригодиться. Она там торчала в земле, а я её поднял. — Пух, — сказал Кристофер Робин торжественно, — экспедиция окончена. Это — Земная Ось. Мы нашли Северный Полюс. (пер. Б. Заходер)Выбор при переводе более низкого уровня эквивалентности слов способствует лучшему пониманию и восприятию образа.

Так, значения английского слова pole (сущ.) — шест, жердь, столб, багор. Если значение этого слова употребить в высокой эквивалентности, т.е. использовать при переводе основное значение слова, читатель не воспримет это слово в значении ось. Этот момент может стать трудным в восприятии ребёнком в данной ситуации.

Или, например, выражение «I just found it» буквально переводится «Я только что нашёл её», а если воспользоваться более низким уровнем эквивалентности при переводе и сопоставить фразу с контекстом, получится удачная и понятная фраза «Ну, просто нашёл».

Говоря о сохранении образности, можно привести пример сохранения образа ситуации и образа героев в оригинале и переводе.

Одно дело, когда создаётся образ героя в произведении, а другое, когда герой попадает в какую-либо ситуацию, и нужно воссоздать и образ героя, и образ ситуации. В данном примере присутствует воздействие на читателя через прозу и «поэтическое» воздействие.

Этот пример рассмотрен автором с точек зрения трёх переводчиков. Каждый из них пытался передать образ Винни-Пуха и той ситуации, в которой он находился. При переводе используются степени сохранения образности, описываемые выше. Но, каждый из переводчиков пытался донести до юного читателя те особенности ситуации и поведении героя по-своему.

2.2 Жанрово-стилистические особенности перевода детской литературы

Как было сказано выше, под жанрово-стилистическими особенностями оригинала понимается его отождествление с определённым типом речи. У каждого писателя свободное владение средствами родного языка и стиля принимает самые разные формы — в зависимости от эпохи, от литературных принципов, от природного таланта.

Иногда писатель сознательно отклоняется от того, что привычно или литературно принято в его родном языке, например, нарушает синтаксическое согласование, приближая язык к непринуждённости разговорной речи или речи внутренней. Но, даже прибегая к подобного рода отклонениям, автор в целом ориентируется на норму языка, по контрасту с которой и на фоне которой они только и могут восприниматься.

Всякие попытки перевести дословно тот или иной текст или отрезок текста приводят если не к полной непонятности этого текста, то, во всяком случае, к тяжеловесности и неясности. Это то, что называют «переводческим стилем».

Степень соответствия языка перевода общеязыковой норме играет существенную роль потому, что именно это соответствие обеспечивает возможность передать жанрово-стилистические особенности подлинника.

Существенным признаком жанрово-стилистического явления служит степень привычности или непривычности отдельного элемента — слова, словосочетания, грамматической формы — или целого отрезка речи по отношению к определённому типу текстов или форм речи.

Признак этот является результатом отбора определённых возможностей, существующих в языке или представляющих собой лёгкое отклонение от его нормы.

Язык, когда люди пользуются им, принимает конкретную форму одного из стилей речи данного языка с известной индивидуальной окраской, вносимой в него тем или иным говорящим или пишущим, а в литературе — форму индивидуального стиля, свойственного творческой манере отдельного писателя и сочетающего в себе элементы различных стилей языка.

В произведении иногда можно чётко увидеть переход от общелитературного языка авторского повествования и речей персонажей, например, к формам письменно-канцелярского стиля, или, наоборот, к элементам просторечия и диалекта.

Что касается детских художественных произведений, и в них могут быть такие переходы. Вот, например:

So Owl wrote… and this is what he wrote: HIPY PAPY BTHUTHDTH THUTHDA BTHUTHDY Pooh looked admiringly. «Im just saying «A Happy Birthday», said Owl carelessly. «Its a nice long one,» said Pooh, very much impressed by it. «Well, actually, of course, Im saying «A Very Happy Birthday with love from Pooh. Naturally, it takes a good deal of pencil to say a long like that.» «Oh, I see,» said Pooh. (A. Miln)И Сова начала писать… Вот что она написала: «Про зря вля бля сдине мраш деня про зра бля бля вля!» Пух с восхищением посмотрел на эту надпись. — Я тут написала: «Поздравляю с днём рождения», — небрежно заметила Сова. — Вот это надпись так надпись! — с уважением сказал Винни-Пух. — Ну, если уж всё тебе сказать, тут написано полностью так: «Поздравляю с днём рождения, желаю всего-всего хорошего. Твой Пух». Я не посчиталась с расходом графита. — Чего? — спросил Пух. — Тут одного карандаша, сколько пошло! — пояснила Сова. — Ещё бы! — сказал Пух. (пер. Б. Заходер)

Передача контраста, предполагаемого обрисовкой стиля или просто речевой характеристикой, как в данном случае, была бы в переводе невозможна вне той литературности языка, которая служит общим фоном.

Жанрово-стилистические особенности предполагают использование многих возможностей языка для соответствия языка перевода норме. Соответствие языка норме является предпосылкой общего понятия полноценности перевода, как в том случае, когда оригинал не заключает в себе нарушений нормы и отступлений от неё, так и в том случае, когда они в нём есть и передача их возможна. Об этом явлении автор упоминал в прошлых главах (см. также п. 1.3).

Данная работа построена на сопоставлении нескольких вариантах перевода и оригинала, что позволяет сравнить и различить их. А. М Пешковский, сформулировал понятие «стилистического эксперимента», говорил о нём «в смысле искусственного придумывания стилистических вариантов к тексту».

Так, при стилистическом анализе, контекст произведения играет важную роль. Контекст служит опорой при подыскании соответствия для того или иного слова при переводе. Содержание контекста наталкивает на выбор нужного слова или словосочетания и исключает использование неподходящих данных словаря.

Одно и то же многозначное слово подлинника, будучи употреблено в разных контекстах, хотя бы даже и близких, делает необходимым в переводе выбор разных слов, соответствующих разным его значениям. Разные значения одной и той же лексической единицы достаточно легко выявляются в контексте. Всё же при выборе нужного варианта в переводе каждое из этих значений, нередко обнаруживая ещё новые, более тонкие оттенки, может требовать дополнительной конкретизации применительно к содержанию подлинника — в связи с более широким контекстом. Примером может послужить раскрытие значений английского слова pole, описанного выше и правильно употреблённого в контексте.

Подтекст в детских художественных произведениях перевести явно невозможно. Можно попытаться его передать, заставить читателя задуматься о том, что было прочитано, проникнуться той информацией, которая заложена в контексте скрытно. Иногда это может быть просто какая-то случайная фраза, которую обронил один из героев произведения, иногда, это могут быть мысли героя, которые не совпадают с его поведением и т.д.

В детских произведениях выражение подтекста не должно глубоко скрываться, это поможет читателю научиться распознавать истинный смысл.

Итак, жанрово-стилистические особенности при переводе являются одним из критериев оценки степени соответствия перевода оригиналу — прежде всего в совпадении или несовпадении содержания.

Однако и этого недостаточно. Содержание и в оригинале и в переводе существует не само по себе, не в изолированном виде: оно выражено с помощью языковых средств, не просто отражающих содержание, а дающих ему то или иное освещение.

Перевод детской литературы не может не иметь ярких средств выражения, вот почему автору интересна проблема передачи эмоционального компонента при переводе детской художественной литературы.

2.3 Передача эмоционального компонента при переводе детской литературы

Называя то или иное явление окружающей действительности, человек нередко выражает своё эмоциональное отношение к нему. Для этого в его распоряжении имеются языковые единицы с соответствующей экспрессивно-стилистической окраской.

Передача значений не является в переводе самоцелью. То же самое можно сказать и о передаче содержания. Содержание несёт и осуществляет определённые, заданные автором функции воздействия на читателя. К этим функциям можно отнести эмотивную и эстетическую функции.

Эмотивная функция воплощает стремление автора произведения воздействовать непосредственно на эмоциональную сферу психики читателя посредством «эмоционального заражения». Этот термин ввёл А.Н. Леонтьев.

Эмоции могут порождаться и чисто информативными сообщениями, сухо излагающими факты. Однако эмоции создаются в результате переработки читателем интеллектуальной информации. Достигается эмоциональный эффект.

Если эмотивная функция связана с вызовом самых разнообразных эмоций — от возвышенных до отрицательных, то в рамках эстетической функции речь адресована к эстетическому чувству — к чувству прекрасного. А детская литература, о чём говорилось выше, направлена на воспитание чувства прекрасного у детей.

Иногда перевод может сохранять только ту часть содержания оригинала, которая составляет цель коммуникации.

«Цель коммуникации — это часть содержания текста, которая указывает на общую речевую функцию текста в акте коммуникации». Целью коммуникации можно назвать «производный», «подразумеваемый» или «переносный» смысл, выводимый из всего высказывания как смыслового целого, то есть не столько то, «о чём» говорит автор, сколько то «что он хочет этим сказать». Такой целью высказывания может быть передача эмоций говорящего. Правильно переданный коммуникативный эффект является важной составляющей передачи эмоционального компонента. Например:

«Oh, help!» said Pooh, as he dropped ten feet on the branch below him. (A. Miln)Мама! — крикнул Пух, пролетев добрых три метра вниз и чуть не задев носом толстую ветку. (пер. Б. Заходер)

В этом примере цель коммуникации заключается в выражении эмоций героя произведения, который переживает смесь чувств сильного неожиданного испуга, беспомощности и растерянности, а также острое желание оказаться немедленно защищённым от этих неприятных обстоятельств.

Для передачи этого коммуникативного эффекта, переводчик выбрал более типичное русское выражение, подходящее для передачи эмоций героя, маленького, нуждающегося в защите медвежонка Винни-Пуха. Вот ещё пример:

Through copse and spinney marched Bear; down open slopes of gorse and heather, over rocky beds of streams, up steep banks of sandstone into the heather again; and so at last, tired and hungry, to the Hundred Acre Wood. For it was in the Hundred Acre Wood that Owl lived. (A. Miln)Винни шагал мимо сосен и ёлок, шагал по склонам, заросшим можжевельником и репейником, шагал по крутым берегам ручьёв и речек, шагал среди груды камней и снова среди зарослей, и вот, наконец, усталый и голодный, он вошёл в Дремучий Лес, потому что именно там, в Дремучем Лесу, жила Сова. (пер. Б. Заходер)

Здесь также достигается выражение эмоционального компонента. В этом примере использованы такие средства как: членение первого предложения на два; объединение второй части первого предложения со вторым, начинающимся с for; выделение из второго предложения самостоятельного предложения, начинающегося с союза and;

Более свободный порядок слов в русском языке по сравнению с английским может сделать более эффективным выражение коммуникативного центра высказывания, а это служит хорошей позицией для передачи эмоционального компонента.

Можно уловить эмоциональность высказывания, когда она выражена и простыми ясными словами и не «скрывается» в переводе. Например:

«Owl,» said Pooh solemnly, «you made a mistake. Somebody did want it.» «Who?» «Eeyore. My dear friend Eeyore. He was — he was of it.» «Fond of it?» «Attached to it,» said Winnie-the-Pooh sadly. (A. Miln)-Сова, — сказал Пух торжественно, — он кому-то очень нужен. — Кому? — Иа. Моему дорогому другу Иа-Иа. Он… он очень любил его. — Любил его? — Был привязан к нему, — грустно сказал Винни-Пух. (пер. Б. Заходер)

Говоря о передаче эмоционального компонента, следует упомянуть об интонации.

«Термин «интонация» прежде всего, относится к реально звучащей речи. Первоначально он означал лишь мелодический рисунок речи, т.е. систему повышений и понижений голосового тона. В дальнейшем он закрепился в более широком значении всей совокупности взаимосвязанных средств фонетики, к которым относятся: повышение и понижение тона голоса, сила звучания, перерывы в звучании, общий темп речи и относительная длительность её отдельных элементов, тембр речи».

Термин «интонация» широко применяется и к материалу литературных произведений, в том числе и детских. Применяется он потому, что особенности содержания и строения текста, сообщающие ему разговорную или книжную окраску, придают ему тот или иной эмоциональный тон и предполагают выбор той или иной интонации при чтении вслух. В нашем случае, чтение вслух является основным способом восприятия литературы детьми определённого возраста.

Но, интонация не является отдельным элементом в составе фразы или текста. Это результат верно уловленного и воспроизведённого соотношения тех факторов семантики и синтаксиса, которые определяют эмоциональный характер высказывания.

Таким образом, нужно говорить не о передаче интонации как таковой, средствами другого языка, а о создании такого текста перевода, как целого, который по своим особенностям — и лексическим, и синтаксическим, по характеру переходов от одной эмоциональной окраски к другой и по своему членению на смысловые и композиционные отрезки — допускал такую же степень естественности, живости, эмоциональной насыщенности в живом произнесении, как это возможно в отношении подлинника.

Из вышесказанного можно сделать вывод о том, что передача эмоционального компонента при переводе детских художественных произведений очень важна. Пусть передача эмоционального компонента не является основной переводческой операцией, но если не воспользоваться этим приёмом при переводе, он не будет полноценным.

Заключение

Проведенное автором исследование позволяет сделать следующие общие выводы:

) Художественная литература является основным средством нравственного и эстетического воспитания детей.

) Детская переводная литература, рассматриваемая автором в аспекте художественной литературы, также является средством воспитания детей.

) Особенности перевода детской литературы тесно связаны с особенностями перевода художественной литературы.

) Проблемы перевода детской литературы связаны не только с наукой переводоведение, но и с педагогикой и психологией.

) Метод сопоставительного анализа — наиболее действенный метод при исследовании оригинала и его переводов.

Обзор особенностей, свойственных переводимому материалу детской литературы, и анализ применяемых к ним способов перевода убеждает в том, что большому разнообразию языковых средств, встречающихся в подлинниках, отвечает не меньшее разнообразие средств, служащих для их передачи в русском языке.

В соотношении между данными оригинала и средствами их воспроизведения можно наблюдать некоторые закономерности:

постоянная необходимость отступать от дословной точности;

определять выбор отдельного элемента в переводе в зависимости от функции его в контексте, а не от степени прямого формального соответствия элементу оригинала;

использовать специфические элементы и средства языка перевода при передаче специфических же элементов и средств языка оригинала;

Таким образом, изучив подробно некоторые проблемы перевода детской литературы с разных точек зрения и проведя сопоставительный анализ этих проблем на конкретных примерах, можно сделать следующие более конкретные выводы:

. При переводе детской литературы на русский язык важно сохранить образность произведения в целом.

Для этого необходимо на протяжении всего произведения с помощью различных, описанных выше средств, добиваться сохранения образности и героев произведения и ситуаций, в которые они попадают, и поступков, которые они совершают.

. Жанрово-стилистические особенности при переводе должны учитываться.

Переводимое произведение может содержать в себе совокупность нескольких стилей. Важно проследить за использованием этих стилей автором оригинала и правильно передать их при переводе.

. Передача эмоционального компонента при переводе детской литературы имеет большое значение.

Автор оригинала осуществляет определённые функции воздействия на читателя. Автору перевода следует выявить эти функции, найти в языке перевода нужные экспрессивно-окрашенные средства и правильно их использовать.

При верной передаче эмоционального компонента достигаются эмоциональный и эстетический эффекты, которые, в свою очередь, являются средством воспитания детей.

Воспитание маленького человека — основная задача детской литературы, и, возможно нет в этом мире задачи важнее и сложнее данной. Извинением пафосу данных строк служит, по мнению автора, реальная наша действительность, которая их ставит.

Список использованных источников

1.Аникин В.П. Русская народная сказка. Пос. для учителей. — М., 1977

.Бархударов Л.С. Язык и перевод. — М., 1975.

.Белякова Е.И. Переводим с английского. — СПб., 2003.

.Карп П.В. Томашевский Б.Н. Высокое мастерство. — М., 1954.

.Комиссаров В.Н. Слово о переводе. — М., 1973.

.Комиссаров В.Н. Современное переводоведение. — М., 2000

.Комиссаров В.Н. Теория перевода. — М., 1990.

.Левидов А.М. Автор — образ — читатель. — М., 1977

.Левый И. Искусство перевода. — М., 1974.

.Лорие М.О. Мастерство перевода. — М., 1959.

.Миньяр-Белоручев Р.К. Теория и методы перевода. — М., 1996.

.Михайлов Н.А. Мастер. Записки о творчестве С.Я. Маршака.

.Попович А. Проблемы художественного перевода. — М., 1980.

Рецкер Я.И. Теория перевода и переводческая практика. — М., 1974.

.Рецкер Я.И. О закономерных соответствиях при переводе на родной язык. // Вопросы теории и методики учебного перевода. — 1950. — №4.

.Фёдоров А.В. Основы общей теории перевода. — М., 2002.

.Чуковский К.И. Высокое искусство. — М., 1988.

.Швейцер А.Д. Теория перевода. — М., 1988.

.Цвиллинг М.Я., Туровер Г.Я. О критериях оценки перевода. // Тетради переводчика. — 1978. — вып. 15.

Мюллер В.К. Англо-русский словарь. — М., 1969.

.Гальперин И.Р., Медникова Э.М. Большой англо-русск словарь в 2т. — М., 1987.

.Детская литература./ Под ред. Е.Е. Зубаревой. — М., 1985.

.Дошкольная педагогика./ Под ред. В.И. Ядэшко — М., 1978.

.Заходер Б.В., Милн. А.А. Винни-Пух и Все-Все-Все. — М., 2003.