Разработка микроспутника связи

Разработка микроспутника связи

Тема: «Сущность и содержание психологической борьбы в локальном вооружённом конфликте»

Оглавление

Введение

I. Основные силы и средства психологических операций

II. Приёмы проведения информационно-психологических акций в боевых условиях

III. Способы психологического воздействия

Заключение

Введение

Практический опыт ведения боевых действий в различных регионах мира свидетельствуют о резком возрастании роли информационно-психологического фактора в современных условиях. При этом вооруженным силам все чаще приходится сталкиваться с необходимостью выполнения специфических задач, не требующих непосредственного применения силы. Информация все больше используется как средство для достижения политических, экономических, и военных целей на всех уровнях. Вторая половина 90-х годов характеризуется осмыслением опыта боевого применения вооруженных сил на фоне широкого внедрения информационных технологий, использование передовых достижений науки и техники во всех аспектах проведения военных операций. Все это способствовало формированию новых концептуальных подходов к проблемам информационно-психологического воздействия, интеграции его традиционных форм, проведению психологических операций в рамках единой системы воздействия на противника. Если до настоящего времени основное внимание уделялось военной безопасности государства, то сегодня уже стало очевидной ограниченность подобного подхода. На смену опасности возникновения ядерной катастрофы может прийти угроза применения «информационного оружия», которая по мощи воздействия не уступит оружию массового поражения. В этом контексте становится понятно стремление США выработать четкие принципы ведения «информационной войны», под которой, согласно официальным документам МО США, понимаются «действия, предпринимаемые для достижения информационного превосходства над противником в интересах национальной военной стратегии и осуществляемой путем влияния на информацию и информационной системы противника при одновременной защите собственной информации и собственных информационных систем».

Сферой проведения «информационной операции» является информационная окружающая среда, которая включает в себя информационные системы (в т.ч. и технические системы коммуникации), массовые коммуникативные процессы, глобальные и частные аудитории, социальные группы и отдельных индивидов, все виды общественных, политических, технических и иных организаций и объединений.

Одним из основных субъектов планирования и проведения информационных операций является служба психологических операций (ПсО). Служба ПсО, имеет основной целью оказать влияние на поведение объектов воздействия в направлении, необходимым для успешного выполнения своими войсками боевых и иных задач. Это достигается путем использования средств массовой информации и коммуникации, новых информационных технологий и психотехник.

В распоряжении органов психологического обеспечения находятся разнообразные средства информационно-психологического воздействия, позволяющие целенаправленно влиять на общественное мнение, сознание, подсознание, поступки и действия людей, на их психические состояния и чувства.

Таким образом, информационные операции включают в себя психологические операции, которые во многом определяют содержание, характер и направленность материалов информационно-психологического воздействия (ИПВ), сущность которого заключается в формировании определенных взглядов, установок и мотивов в сознании объектов воздействия, определенным образом влияющих на их поведение.

В ходе проведения контр террористической операции в Дагестане и Чечне незаконные вооруженные формирования, стремясь компенсировать свою неспособность, открыто противостоять российским войскам на поле боя, развернули активную деятельность в области информационного противоборства. При этом главари бандитов засчитывали на поддержку не только со стороны международных экстремистских организаций и стоящих за ними ортодоксальных арабских режимов, и ведущих стран Запада. В связи с этим цель моей работы заключается в раскрытии содержание и организацию информационно-психологического воздействия на личный состав войск в ходе выполнения служебно-боевых задач, при этом задачами работы являются, раскрытие сил и средств психологических операций приемы и способы психологического воздействия.

психологический боевой воздействие сознание

1. Основные силы и средства психологических операций

В настоящее время наиболее развитые армии мира обладают значительным потенциалом информационно-психологического воздействия на противника, который является важной составляющей их военной мощи и одним из средств достижения победы в современной войне.

В последнем совместном издании Устава СВ и корпуса морской пехоты ВС США ФМ33-1/ФМ33-5 психологические операции определяются, как «спланированные операции по передаче иностранным аудиториям выборочной информации с целью повлиять на их эмоции, мотивы, объективность суждений и, в конечном счете, на поведение иностранных правительств, организаций, групп и отдельных личностей. Цель ПсО заключается в изменении поведения и формировании взглядов зарубежной аудитории в свою пользу».

Организационно-штатная структура подразделений психологических операций не является постоянной. В ее построении применена концепция модульной структуры. В зависимости от особенностей боевой обстановки и поставленных командованием задач формируются соответствующие подразделения. Основной административно-тактической единицей органов психологической войны является батальон психологических операций. Существуют четыре вида таких батальонов: региональные, подготовки и распространения материалов психологической войны, тактических психологических операций и по работе с военнопленными противника.

Региональные батальоны психологических операций предназначены для ведения стратегических и оперативных психологических операций на конкретных театрах военных действий.

Батальон подготовки и распространения материалов предназначен для подготовки и распространения печатных, аудио и аудиовизуальных материалов, а также для обеспечения дальней и тактической связи частей и формирований.

Батальон тактических психологических операций отвечает за вопросы планирования психологических операций в штабах и проводит их для непосредственной поддержки боевых соединений и частей.

Батальон по работе с военнопленными противника, интернированными гражданскими лицами подразделения органов психологической войны резерва, предназначенное для работы в лагерях военнопленных и интернированных лиц, контроля больших скоплений людей, предварительной проверки и последующей оценки эффективности материалов психологических операций.

Оперативная группа психологических операций используется, как правило, в крупных и достаточно продолжительных военных конфликтах средней и высокой интенсивности

Оперативные формирование психологических операций создается для небольших операций и конфликтов низкой интенсивности. Оно состоит из штаба, необходимых подразделений соответствующего регионального батальона, а также подразделений из состава батальонов подготовки и распространения информационных материалов и тактических психологических операций.

Когда в Чечне к власти пришел Дудаев Д., к нему обратился М.Удугов с развёрнутым планом идеологических диверсий против Российской армии, в котором особая роль отводилась газетам, радио, телевидению, как боевым средствам ведения идеологической войны. Основным в предстоящей работе должно было стать сознательный обман и дезинформация отечественной и зарубежной СМИ о происходящих событиях, используя принцип: «ложь, сказанная в тысячу первый раз, становится правдой» или «чем откровеннее ложь, тем охотнее в неё верят». Дудаеву план понравился, поэтому к услугам журналистов у М.Удугова всегда были «свежие свидетели» зверств российских солдат и офицеров, сомнительного вида «солдатские матери» с жуткими историями службы своих сыновей, повергавшими в шок общественность.

Структура и состав сил и средств информационно-психологических операций незаконных вооружённых формирований.

Выполнение задач психологического обеспечения возлагалось на специальные отряды психологического обеспечения, находившиеся в непосредственном подчинении командования Д.Дудаева в 1994-1996 годах, и А.Масхадова в 1996-2001 годах. Основной целью информационно-психологического давления незаконных вооружённых формирований (далее НВФ) и экстремистских элементов (далее ЭЭ) являлась дестабилизация морально-психологической устойчивости военнослужащих, склонение их к измене Родине и дезертирству. В первой чеченской военной кампании по решению Д.Дудаева на опыте западных подразделений психологических операций был сформирован батальон психологической борьбы численностью более 50-ти человек. В его составе действовали как представители отечественных и западных средств массовой информации (далее СМИ), так и специалисты психологи, диверсанты и т.д. Информационная война НВФ во второй чеченской кампании была начата задолго до вторжения на территорию Дагестана банд Ш.Басаева и Хаттаба. Для её ведения была создана специальная группировка сил и средств.

Более того, в октябре 1999 года по приказу А. Масхадова в Чечне был сформирован специальный батальон психологической войны. В его состав вошли 30 различных подразделений, и выделенная западными спецслужбами подвижная телевизионная станция. Террористы в ходе информационной войны избрали наступательную тактику. Ими тенденциозно подавались происходящие события, искажались задачи и цели контр террористической операции, грубо фальсифицировались события. Его ядро составлял отряд психологического обеспечения, состоящий из 4-х групп психологического обеспечения и группы выпуска пропагандистских материалов. Также были группа резерва и группа по работе с населением.

В настоящее время во многих странах мира информационно-психологические средства осуществления ПсО рассматриваются в качестве приоритетных при достижении военных целей. Для их разработки и практического применения привлекаются значительные материально-технические ресурсы, известные ученые, политики, деятели культуры и искусства, высококлассные военные специалисты. К числу основных средств информационно-психологического воздействия в системе ПсО относятся следующие:

1. Печатные средства

. Радио и телевидение

. Кино, видеофильмы, видеоклипы, аудиокассеты

. Звуковое вещание

. Предметы повседневного обихода, продукты питания, игрушки, спортивные принадлежности и другие с соответствующим информационным сопровождением.

. Средства вспомогательной деятельности.

. Печатные средства

Печатные средства — листовки, плакаты, газеты, буклеты, информационные бюллетени и другие средства их производства (полиграфическая база) и доставки.

Листовки являются наиболее действенным средством пропаганды. Подтверждением этому является тот факт, что при проведении психологического обеспечения НВФ было разработано более 30 вариантов листовок и более 10 видов брошюр. Среди местного населения было распространено более 1 млн. листовок и более 100 номеров газеты, издаваемой органом психологического обеспечения. Листовки издаются разных номеров и на различном материале. Во время войны в Персидском заливе на иранские войска и население региона американцами было сброшено более 30 млн. листовок.

В Чечне получили аккредитацию и работали журналисты почти всех ведущих мировых информационных агентств, таких, как Франс-Пресс, Рейтер, ИТАР-ТАСС, а также российских газет «Московские новости», «Московский комсомолец», «Независимая газета», других изданий. Кроме того, для ведения информационной войны боевиками активно использовались СМИ Чечни. Часто ложной и откровенно антирусской была информация о Чечне осенью и зимой 1999-2000 годов, которую публиковали большинство западных газет и журналов. Они отдавали предпочтение сообщениям из чеченских источников. В западных газетах печатались интервью с Масхадовым, уверявших своих собеседников, что его армия отступает по плану и сохраняет силы, чтобы разгромить российского «агрессора». Конечно, в западной печати встречались и объективные публикации, но задавали тон, к сожалению, не они. Анализ публикаций в российской и иностранной прессе и отрицательная тональность некоторых СМИ заставили по-новому взглянуть на вопросы координации информационно-аналитической работы федеральных органов исполнительной власти, принимавших участие в контртеррористических операциях.

. Радио и телевидение.

Важным средством психологического обеспечения являются радио и телевидение. Сюда относятся стационарные и подвижные (автомобильные, самолетные, корабельные) радио- и телецентры, как штатные, так и захваченные у противника, с соответствующими программами вещания. Роль этого средства психологического обеспечения особенно возрастает в регионах, насыщенных радио- и телеприемниками, а также при вещании на малограмотное население.

В боевых событиях последних лет органами психологического обеспечения широко используются средства вхождения в боевые радиосети противника с целью сбора информации, передачи дезинформации, распространения панических слухов, настроений. Так, например, специалисты подрывных акций Чечни иногда оперировали в своей пропаганде фамилиями наших военнослужащих, подробностями из жизни воинских частей и подразделений, а порой весьма успешно дезинформировали руководителей российских войск именно благодаря эффективному применению средств радиоперехвата, радиопередачи и радиоэлектронной борьбы (далее РЭБ).

На начальном этапе контртеррористической операции на территории Северо-Кавказского региона России в августе — сентябре 1999 года было выявлено более 150 пунктов управления и радиоэлектронных объектов, работавших в интересах НВФ. К исходу сентября средствами огневого поражения были уничтожены 77 из них, в том числе 22 радиовещательные станции из 38. 18 радиоэлектронных объектов были обесточены. 90% базовых станций (ретрансляторов) радиорелейной, сотовой и других видов связи были захвачены или выведены из строя. Интенсивность работы средств радиосвязи КВ и УКВ диапазонов, используемых НВФ, была практически сведена к минимуму.

. Кино, видеофильмы, видеоклипы, аудиокассеты.

Кино, видеофильмы, видеоклипы, аудиокассеты и другие носители видео- и аудиоинформации, рассчитанной как на убеждающее, так и на внушающее воздействие. Например, в ходе военных событий в Чечне среди населения различных регионов России и других государств активно распространялись видеокассеты с материалами, изображающими Б.Ельцина тираном народов Российской Федерации. В то же время они содержали сюжеты, свидетельствующие о могуществе и справедливости чеченцев.

В качестве пропагандистского материала на территории использовались видеоматериалы, отснятые членами НВФ в ходе боевых действий против федеральных сил. Например, засада, устроенная на тыловую колонну 245 мсп в апреле 1996 года на участке дороги, проходящей по западной окраине н.п. Ярышмарды, где в течение полутора часов вся техника и личный состав были уничтожены. Также, более свежие видеоматериалы 2000-2001 годов с операциями по уничтожению Пермского, Подольского, Сергеев-Пасадского ОМОНов, казни российских военнослужащих, попавших в плен.

. Звуковое вещание.

Одним из самых эффективных средств информационно-психологического воздействия на противника в рамках тактических психологического обеспечения является звуковое вещание.

Оно осуществляется с помощью звуковещательных станций (далее ЗС) и других средств усиления голоса. В том числе переносных, смонтированных на джипах, грузовиках, танках, БТР, вертолетах, самолетах. Громкоговорители на грузовиках используются преимущественно в тыловых районах, на танках — для сопровождения наступления, переносные и на малых машинах — для позиционного вещания.

. Предметы повседневного обихода, продукты питания, игрушки, спортивные принадлежности.

Эффективным средством информационно-психологического воздействия на население, являющееся объектом психологического обеспечения, служат предметы повседневного обихода, продукты питания, игрушки, спортивные принадлежности и другие с соответствующим информационным сопровождением.

Во время войны в Корее распространялись взрывающиеся карандаши и ручки, во Вьетнаме — одночастотные транзисторные радиоприемники, на Гаити — бейсболки, майки, футбольные мячи, в регионе Персидского залива — майки, аудиокассеты, в Чечне полевая форма одежды, головные уборы с их символикой, различного рода ножи с арабскими надписями и т.п.

. Средства вспомогательной деятельности.

В ходе осуществления психологического обеспечения часто используется такое эффективное средство подрыва морального духа противника, как «вспомогательная деятельность». Сюда относят:

  • демонстрацию силы;
  • повышение степени готовности войск; переброску войск в "кризисные регионы";
  • программы гражданских действий;
  • инициацию гражданского неповиновения, митингов, демонстраций в "стане" противника;
  • программы в области образования, сельского хозяйства, медицины; некоторые способы боевых действий.

Особенностью военных действий на Северном Кавказе являлось то, что оппозиционные силы на протяжении всего периода военного конфликта имели открытую поддержку в лице США, Англии, Франции и других стран блока НАТО, стран Ближнего Востока не только вооружением, финансированием, но и специалистами психологической войны, налаживали деятельность своих органов информационно-психологического воздействия. Причем, существовала широко разветвленная, структурно оформленная сеть этих органов на всей территории: снизу (районы), до верху (в масштабе страны). Кроме того, имелись учебные центры подготовки специалистов «психологической войны в соседних государствах (Саудовская Аравия, Иордания, Пакистан, Иран), которые на правах исламского братства оказывали сепаратистам помощь в размещении и содержании этих центров.

Анализируя уроки чеченской компании 1994-1996 годов, специалисты пришли к единому мнению, что СМИ в современных вооружённых конфликтах играют особую роль. Игнорировать их влияние на развитие событий — значит заведомо обречь себя на поражение.

Ввод войск в Чечню в декабре 1994 года обществом был встречен неоднозначно. Некоторые партии и движения резко осудили акцию российского руководства. Ими была развёрнута беспрецедентная кампания очернительства армии и внутренних войск, на плечи которых легла основная тяжесть борьбы с НВФ. Защитники Отечества подверглись яростной атаке СМИ. Их обвиняли в отсутствии профессионализма, в варварском отношении к местному населению, в неуважении религиозных святынь правоверных мусульман, мародёрстве, взяточничестве. Урон, который нанесли СМИ авторитету армии, внутренним войскам, удалось восполнить спустя годы. Журналисты посеяли в умах россиян сомнения по поводу правомерности и целесообразности действий политического руководства страны на Северном Кавказе. Они подорвали веру миллионов людей в армию, внутренние войска как гарантов стабильности в обществе. На фоне сложной международной обстановки, плачевного состояния отечественной экономики, социального расслоения общества, обострившихся межнациональных противоречий возникла реальная угроза национальной безопасности России. И её составляющей — безопасности информационной.

Причины неудачи в информационном противоборстве с чеченскими сепаратистами в 1994 -1996 годах:

  • большинство влиятельных российских электронных и печатных СМИ являлись неподконтрольными государству акционерными обществами;
  • имела место крупномасштабная финансовая подпитка СМИ дудаевским режимом, в результате журналисты стремились преподнести населению России и зарубежных государств только те факты, которые были выгодны лидерам НВФ;
  • отсутствие регулярного информирования общественности официальными лицами из правительственных и военных структур о том, что происходит в Чеченской Республике, в других субъектах федерации на Северном Кавказе;
  • однобокое освещение событий в Чеченской Республике, изобилие в массовых изданиях фотографий погибших солдат, мирных жителей, искорёженной военной техники, а также материалов, негативно освещавших действия российских войск;
  • лидеры НВФ с первых же дней ввода российских войск на территорию Чечни прочно завладели инициативой на фронте информационной войны, используя любой эпизод, любой повод для развития успеха.

В результате в России и за её пределами о действиях российского правительства и группировки федеральных сил в Чеченской Республике создавалось негативное общественное мнение. Как писал в своей книге «Моя война» Геннадий Трошев: «Неоперативное, некачественное, порой сумбурное информирование общественности в первой чеченской кампании сегодня практически возведено в ранг хрестоматийного примера порочной работы силовых ведомств с прессой. Чтобы там ни говорили о войне 1994-1996 годов, убеждён: проиграли её не военные, которые находились в окопах и боролись с бандитами, а те, кто отвечал за информационное обеспечение операции « по восстановлению конституционного порядка». Какие только сказки и небылицы не рождались в той войне! Увы, информационные «утки» почти никто не опровергал. Потому и живучи мифы о «бездарности» Российской армии…».

Таким образом, опыт служебно-боевой деятельности войск показывает, что морально-психологическая обстановка при проведении специальных, разноплановых операций во многом определяется наличием и эффективностью деятельности средств и органов психологической борьбы в стане противника. Умелое их использование НВФ и ЭЭ в чрезвычайных условиях региона способно оказывать ощутимое воздействие на сознание и психику личного состава, морально-психологическую устойчивость военнослужащих.

2. Приёмы проведения информационно-психологических акций в боевых условиях

Для проведения мероприятий информационно-психологического воздействия противником использовался широкий арсенал форм их осуществления. В деятельности НВФ по подрыву морально-психологического состояния наших войск просматривались два неразрывно связанные между собой направления: информационное и психологическое.

Формы информационного воздействия НВФ на наши войска:

. Печатная пропаганда;

. Устная пропаганда;

. Радио пропаганда;

. Телевизионная пропаганда;

. Интернет.

1. Печатная пропаганда.

О масштабах применения данной формы информационного воздействия противником в Чечне говорит, к примеру, такой факт. За период с 1994 по 1996 год оппозиционными силами было предпринято очень много попыток распространения среди военнослужащих ОГВ(с) печатного пропагандистского материала различной направленности.

Основным объектом их информационного влияния выступал личный состав срочной службы, как менее стойкий в морально-психологическом отношении и как самый многочисленный среди всех категорий военнослужащих ОГВ(с). Боевики старались, и в некоторых случаях небезуспешно, создавать через них разведывательную сеть. Иногда им удавалось не только вовремя узнавать о происходящем в той или иной части, но и в определенной мере воздействовать на ход событий.

С первых дней в местах дислокации воинских частей и подразделений распространялись листовки с угрозами в адрес российских военнослужащих.

Так, например, НВФ еще в ходе выдвижения группировки российских войск на территорию Чеченской Республики распространяли среди военнослужащих листовки, содержащие призывы к дезертирству, отказу от участия в выполнении боевых задач на территории Чечни. Использовались также листовки в качестве средств запугивания военнослужащих. Так, в мае 1995 года в ходе отражения ночных налетов боевиков в Грозном были найдены листовки с угрозами в адрес военнослужащих, их родных и близких.

Опыт показывает, что печатная пропаганда, осуществлявшаяся противником в условиях военных конфликтов на территории Чечни, выступала весьма эффективным средством информационного воздействия на морально-психологическое состояние наших войск. Это требовало от командиров, штабов, органов воспитательных структур активной и повседневной работы по формированию у личного состава морально-психологической стойкости и выработке «иммунитета» к пропаганде противника.

. Устная пропаганда.

Устная пропаганда — это форма информационного воздействия, осуществляемого на противоборствующую сторону путем передачи через звуковещательные станции, громкоговорящие устройства (рупоры, мегафоны), средства записи различных сообщений и программ. А также путем установления контактов и проведения индивидуальных (групповых) бесед в целях снижения боевой активности, склонения к отказу от выполнения боевых задач, к дезертирству и сдаче в плен неприятельских сил. В условиях острого военного противоборства федеральных войск и НВФ в Чечне устная пропаганда с первых дней стала одной из эффективных форм информационного воздействия боевиков. Возможности средств устной пропаганды использовались сепаратистами для того, чтобы посеять сомнения среди военнослужащих федеральных войск в отношении правомерности силового характера разрешения чеченского кризиса, создавшейся оперативной обстановки в районе боевых действий. Так, в августе 1995 года на участке боевой задачи 205 омсбр личным составом были обнаружены аудиокассеты с обращением к военнослужащим федеральных войск от имени «независимого чеченского народа».

НВФ уделяли особое внимание проведению индивидуально-психологического воздействия на личный состав наших войск посредством звукового вещания и вступления в контакты. При осуществлении индивидуально-психологического воздействия боевиками использовались подкуп, шантаж и запугивание военнослужащих, склонение их к дезертирству, симуляции, членовредительству

Таким образом, в условиях боевой обстановки Чечни противником осуществлялось тщательно подготовленное информационное воздействие на наши войска. Оно проводилось, дифференцировано, согласовано по месту, времени и задачам, посредством печатной, устной и радиопропаганды. При этом наблюдалось развитие системы средств информационного воздействия противника на наши войска в ходе рассматриваемых военных конфликтов.

3. Радиопропаганда.

Радиопропаганда — это форма информационного воздействия на силы неприятельской стороны, осуществляемого путем передачи в эфир через военные и гражданские радиопередатчики специальных радиопрограмм, а также путем вхождения в сети боевого управления и каналы связи через войсковые радиосредства.

В ходе боевых действий на территории Дагестана и Чечни главари банд формирований активно использовали радиопропаганду, осуществляя вхождение в радиосети федеральных войск с целью оказания психологического воздействия на военнослужащих.

Радиопропаганда предстала мощной формой информационного воздействия на личный состав российских войск в ходе чеченской военной кампании. Отличительной особенностью явилось то, что с самого начала боевых действий чеченские МВФ старались привлечь на свою сторону всех журналистов, которым удавалось проникнуть в контролируемые ими районы, любых политических и общественных деятелей. Журналистам не было отказано ни в одной просьбе в интервью. Иностранные журналисты по достоинству оценили, подчеркнуто внимательное отношение к себе и в долгу перед боевиками не остались. На всем протяжении чеченского конфликта Д. Дудаев, А.Масхадов, полевые командиры, такие как С.Радуев, Ш.Басаев и другие регулярно появлялись в информационных выпусках, их голоса постоянно звучали по радиостанции «Свобода», по радио десятков стран мира.

В начальном периоде боевых действий в 1994 году по некоторым подсчетам до 90 % информации о событиях в Чечне российские и иностранные корреспонденты получали исключительно от чеченской стороны. Вследствие таких обстоятельств, мировая пропагандистская машина, освещавшая события в Чечне, оказалась практически под контролем дудаевских сил и невольно работала на них, нередко посылая в радиоэфир искаженную информацию, иногда переходящую в дезинформацию. Это вносило сумятицу и психологическое напряжение в сознание и души российских воинов.

Нередко, в целях информационно-психологического «прессинга» на военнослужащих, представители НВФ без помех со РЭБ, успешно использовали технику прослушивания боевых радиочастот частей и соединений наших войск. Главари НВФ в Чечне использовали возможности радиоперехвата для шантажа и попыток подкупа российских военнослужащих.

О профессионализме ведения эфирной войны дудаевскими боевиками свидетельствовали факты знания ими частот, используемых федеральными войсками, прослушивания многих радио-переговоров и вступления в них с целью угроз военнослужащим и передачи ложных радио-распоряжений и дезинформации. Дудаевское окружение неоднократно сообщало по радио, что сумело получить фамилии и адреса ряда военнослужащих, принимавших участие в штурме президентского дворца и железнодорожного вокзала города Грозного.

Известны факты, что после откомандирования офицеров с мест постоянной дислокации в Чечню немедленно начинались телефонные звонки с угрозами семьям и близким родственникам.

Опыт показывает, что умелая дезинформация с помощью применения радиоразведки боевиками было одним из эффективных источников добывания сведений в целом.

Так, радиоразведкой вскрывалось сосредоточение автомобильных колонн, мест их нахождения, и после дополнительной разведки колонны уничтожались. По данным радиоперехватов определялись замыслы командиров по проведению определённых действий, операций.

Использование боевиками дезинформации для нашей разведки приводило к срыву операций. Так, 5 сентября 1999 года, когда НВФ уже вторглись на территорию Новолакского района и шли ожесточённые бои, в командование войск продолжали поступать донесения, что основное направление для боевиков — Кизлярское, а группировка боевиков на Хасавюртовском направлении готовится только к решению оборонительных задач.

Анализ боевого опыта применения противником форм информационного воздействия на военнослужащих в Чечне позволяет сделать вывод о том, что радиопропаганда антиправительственных сил являлась одной из самых распространенных форм снижения морально-психологической устойчивости военнослужащих.

. Телевизионная пропаганда.

В ходе боевых действий в Чечне наряду с радио, важным средством информационного воздействия противника на военнослужащих федеральных войск выступало телевидение. Имея мощные и компактные телепередатчики, НВФ нередко ловко использовали их как в управленческих целях, так и в пропагандистской деятельности среди военнослужащих и местного населения.

В этих целях боевикам удалось «мобилизовать» под свои знамена российских и иностранных телевизионных корреспондентов. Не случайно, в первой чеченской кампании на начальном этапе боевых действий большая часть телерепортажей о действиях российской армии велась из стана тех, кто был объявлен вне закона. Кадры о событиях, происходивших в Чечне, показывались по телевидению не иначе как через прицел оружия, стреляющего в российских солдат и офицеров. Примечательным является тот факт, что вплоть до середины июня 1995 года в центре Москвы практически без каких-либо осложнений с государственными властями действовало бюро агентства «Чечен-пресс». Как оказалось, бюро практически занималось подрывной деятельностью на территории России, выполняя прямые распоряжения Д. Дудаева.

5. Интернет.

Военные кампании с НВФ и ЭЭ в Чеченской Республике радикально изменили взгляды государств и международных организаций на терроризм. При подготовке и исполнении террористических актов были использованы мощные инструменты, характеризующие информационный век, такие как интернат.

Всего в глобальной компьютерной сети было размещено более 100 про чеченских байтов на русском, английском, арабском, французском, немецком, японском, украинском, эстонском, литовском, и других языках.

Способы, с помощью которых использовали интернат в целях содействия террористическим группам:.

. С помощью интерната осуществлялся сбор подробной информации о предполагаемых целях, включая изображение местонахождения целей и их. Озабоченность по поводу реальности использования больших возможностей, которые заключены в изобразительной информации, для планирования террористических актов была сразу же продемонстрирована после событий 11 сентября 2001 года, когда с ряда сайтов были удалены фотографии и данные, которые поле этих событий сразу перешли в разряд конфиденциальных. Далее было сообщение о том, что в начале октября Комиссия по ядерному регулированию США закрыла свой сайт в интернате, и заново отрыла его 17 октября, внеся в сайт специфические изменения. Агентство по защите окружающей среды США удалило со своего сайта информацию о безопасности химических заводов.

. С помощью интернета осуществлялся сбор денег для поддержки НВФ или манипулирование ценными бумагами с тем, чтобы обогатиться на них после осуществления террористического акта. Один из сайтов, посвященных целям и задачам Чеченской Республики в борьбе по отделению от России, адресует читателей к банку в г. Сакраменто (штат Калифорния) и предоставляет номер счета, на который можно послать деньги для поддержки усилий НВФ.

. Интернет может собрать воедино различные группы людей по характерным признакам. Теперь диаспора религиозных сект из любых стран или регионов мира могут находиться в тесном контакте друг с другом. С помощью сайта в интернете можно давать указания о времени и месте проведения встречи, формах протеста или вопросах для изучения. Таким образом, интернет оказывает объединяющее воздействие на деятельность таких групп.

. Интернет НВФ использовали и для осуществления нападок на отдельные лица, группы людей или компании, например, на финансовые институты, а также для непосредственного лоббирования тех лиц, кто принимает решения. Вымогатели используют интернет для того, чтобы требовать деньги у финансовых институтов с тем, чтобы последние могли бы избежать актов кибертерроризма и не потерять свою репутацию.

. Интернет НВФ использовали в рекламных целях. С помощью интернета можно мгновенно обратиться как к массовой аудитории по всему миру, так и к отдельным лицам. Использование Д.Дудаевым, а затем и А.Масхадовым телевидения и интернета для распространения своих выступлений, призывавших «убивать всех русских собак» после начала ввода войск в Чечню, является наглядным примером в этой области. Террористы оставляли сообщения о будущих или уже спланированных действиях на страницах сайтов в интернете или рассылали их по электронной почте, а также придавали широкой гласности свою ответственность за совершение того или иного террористического акта. Поскольку в информационную эпоху коммуникационные возможности эквиваленты обладанию силой, то и общественное мнение стало приоритетом номер один.

. Благодаря интернету терроризм уже не ограничен лишь государством, где скрываются террористы, им не надо предъявлять паспорт. Более того, базы подготовки террористических операций уже, как правило, не располагаются в странах, где находятся цели террористов.

Таким образом, опыт служебно-боевой деятельности войск показывает, что в современных условиях боевых действий, а тем более достижения победы без тщательной информационной подготовки стало немыслимо.

. Способы психологического воздействия

Не менее сильным и интенсивным направлением воздействия противника на военнослужащих федеральных войск в Чечне было психологическое. Исследование показало, что оно осуществлялось различными способами:

. обстрелы (огневые налёты) и совершение нападений;

. снайперская война;

. минная война;

. устройство засад;

. диверсионные и террористические акты;

6. зверства и жестокость по отношению к пленным, глумления над телами погибших и издевательства над ранеными военнослужащими;

. развитие у местного населения ненависти, мести и враждебности по отношению к военнослужащим;

. призыв родителей военнослужащих к массовому воспрепятствованию от участия солдат в боевых действиях;

9. захват и насильственное удерживание заложников из числа военнослужащих и мирных граждан не чеченской национальности;

. использование химических веществ и боеприпасов с запрещенными элементами поражения.

. Обстрелы (огневые налёты) и совершение нападений.

Систематические и внезапные обстрелы противником подразделений ОГВ(с) вызывали повышенную тревожность в действиях военнослужащих, побуждали командование к принятию дополнительных мер по обеспечению безопасности личного состава. Этим, в частности, объяснялось увеличение численности боевого охранения частей и соединений, особенно в ночное время. Так, если для выполнения задач боевого охранения днем в подразделениях ОГВ(с) привлекалось 30 % личного состава, то в ночное время не менее 70 %.

Обстрелам (огневым налётам) подвергались пункты временной дислокации, базовые центры воинских частей, войсковые наряды, опорные пункты, сторожевые заставы, посты охранения, КПП, комендатуры. Налёты боевики чаще осуществляли на посты, которые являются серьёзным препятствием для их перемещений, мешающие проводке караванов и транспортов, расположенные тактически невыгодно, без огневой поддержки и связи с другими постами.

Значительную психологическую нагрузку на наш личный состав создавали диверсии, внезапные налеты мелких групп противника, которые приводили к немалым человеческим жертвам и большому материальному ущербу. В условиях чеченского конфликта наиболее интенсивным периодом «беспокоящих» обстрелов позиций федеральных войск был период моратория на применение вооруженной силы на территории Чеченкой Республики, введенного Указом Президента России Б.Н. Ельцина № 417 «О дополнительных мероприятиях по нормализации обстановки в Чеченской Республике» от 26 апреля 1995 года. В период действия моратория, с 00 часов 28 апреля до 00 часов 12 мая 1995 года обстрелу подверглись позиции федеральных войск в различных районах Чечни и в Грозном более 170 раз. За этот период погибло 20 военнослужащих федеральных войск, и около 100 получили ранения.

Обстрелы часто применялись в целях поддержания постоянной напряжённости и изнурения личного состава федеральных сил, нанесения максимального материального и морального ущерба, избегая при этом потерь своих сил и средств, и являлся наиболее характерным примером беспокоящих действий.

Не вступая в непосредственное противостояние с нашими войсками, бандиты действовали группами (3-5 человек), включающими гранатомётчика, снайпера, пулемётчика и 1-2 автоматчиков. Наиболее эффективны были действия боевиков на мобильных огневых средствах. На автомобилях типа "УАЗ", джип устанавливались миномёты, ЗУ, КПВТ, ДШК, АГС, секции реактивных установок.

В зависимости от значения поста, опорного пункта и численности охраняющего его личного состава к нападению привлекались как небольшие группы в 5-10 человек, так и группировки, включающие до 100 и более человек.

2. Снайперская война.

Большую опасность для войск в Чечне представляли снайперы НВФ. Они оказывали сильное психологическое воздействие на личный состав ОГВ(с). В последние годы размах их действий принял такие масштабы, что специалисты правомерно заговорили о "снайперской войне".

Анализ действий снайперов НВФ в контртеррористической операции на территориях республики Дагестан и Чеченской Республики показывает, что они действовали как в одиночку, так и в составе боевых и снайперских групп. Снайперы вооружены специальным снайперским оружием или приспособленными под него автоматами, винтовками. Как правило, они являются профессионалами. Они детально планирует свои действия, выбирает выгодные, малозаметные позиции на чердаках, средних или верхних этажах домов (в их угловых квартирах, откуда можно вести огонь в нескольких направлениях). Боевая группа может включать 1-2 снайперов (наблюдателя и стрелка), прикрывающих их автоматчиков и гранатомётчиков (2-3 чел.), а также сапёров, которые минируют позицию после отхода. Заняв господствующие высотные здания или их нижние этажи вблизи расположения войск (мест несения боевой службы), группа открывает огонь, иногда не прицельный, по объекту. Снайпер, под прикрытием шума боя, выбирает и поражает наиболее важные цели, не раскрывая при этом себя.

. Минная война.

С разгромом основных сил НВФ и восстановлением мирной жизни в Чечне развернулась минная война. Следует признать, что тактика минной войны НВФ, в зависимости от условий обстановки, постоянно совершенствовалась. Если в период ввода войск и ведения активных боевых действий за Грозный и другие населённые пункты Чечни, взрывные устройства и мины применялись эпизодически, то с окончанием крупномасштабных операций действия по минированию существенно активизировались. Подрывы на минах и фугасах НВФ, как военнослужащих ОГВ(с), так и местного населения, имели не только физическое действие (человеческие жертвы и материальный ущерб), но и мощное психологическое воздействие.

Минирование дорог, маршрутов выдвижения наших войск боевики производили в основном там, где затруднён манёвр транспорта. Установку мин и фугасов производили на поворотах, в узких местах и крутых подъёмах дорог, а также там, где видимость ограничена складками местности. Известны приёмы, когда для направления колонны на засаду или заминированный участок создавались искусственные препятствия, а в городе дорожным указательным знаком, который заводил в тупик.

Установка мин на дорогах с твёрдым покрытием производилась прямо на трассе под кучей щебня, песка, мусора, в различных предметах. На асфальтированных дорогах мины устанавливались на обочине, а также в местах повреждения покрытия (трещинах, выбоинах, ямах). Они обязательно усиливались фугасом из 120-мм миномётной мины, артиллерийского снаряда, авиационной бомбы. В основном мины и фугасы устанавливались на неизвлекаемость.

В населённых пунктах и горно-лесистой местности боевиками широко применялась установка взрывных устройств с помощью различного рода растяжек. При их установке учитывалась тактика действий войск, навыки поведения наших военнослужащих, время года. Широко практиковалась установка растяжек на уровне ног, груди или пояса. На уровне ног могла готовиться ложная растяжка. Ветви кустов и деревьев в качестве растяжек использовались при минировании троп в лесу и посадках. При надевании ветки происходил взрыв.

Установка растяжек и мин осуществлялась между деревьями на просёлочных, лесных дорогах на высоте от 3 до 5 метров. Особенно часто авто-, бронетехника с десантом подрывалась на таких растяжках. Двигаясь колонной, бронеобъект антенной задевал растяжку, мина взрывалась, поражая личный состав, сидящий сверху, а также идущие спереди и сзади машины. Военнослужащие не всегда чувствовали в себе состояние полной защищенности даже в бронированной боевой технике. Когда воины ехали в «броне», у них появлялись опасения подрыва на управляемых минах (фугасах) противника, а у находящихся на «броне», возникала озабоченность вероятностью оказаться жертвой снайперов или растяжек на деревьях. Подобные акции чеченских боевиков, безусловно, приводили в шок и смятение военнослужащих, вызывая обоснованный страх и даже панику. Причем подобные негативные проявления наблюдались как у военнослужащих срочной службы, так и у офицеров. Это обстоятельство ставило в затруднение командиров, штабы, офицеров воспитательных органов при решении задач поддержания высокой морально-психологической стойкости личного состава.

Имели место случаи минирования ящиков с имуществом, сейфов, жилых помещений, входных дверей, брошенного оружия, военного и гражданского имущества, теле, видео, радиоаппаратуры, а также счётно-вычислительной техники. Иногда минировались трупы (с этой целью применялись как мины, так и гранаты, устанавливаемые в подмышечную впадину). Боевики часто применяли самодельные взрывные устройства, которые изготавливались в основном кустарным способом.

4. Организация, устройство и проведение засад НВФ.

Очень негативное психологическое воздействие на военнослужащих ОГВ(с) оказывала установка НВФ засад. Засада — это неожиданное нападение с укрытого места для уничтожения противника на марше огнём.

Практика показала, что боевики удачно подбирали место для засады. В горах засады устраивались на входе или выходе из ущелья, где маневр силами и средствами очень затруднён. Численность боевиков для проведения засад колебалась от 10-15 человек и до 100 и более.

Перед нападением боевики вели активную разведку объекта засады, засылая разведчиков, переодетых в гражданскую одежду. Смешавшись с местными жителями, боевики по радио сообщали командиру о приближении колонны, её составе, порядке ведения разведки и охранения, скорости движения и интервалах между машинами, о месте в колонне командно-штабной машины (далее КШМ), бронетехники и т.п. Нередко разведчиками были женщины. Получив нужную информацию, полевой командир уточнял задачу. Нашу разведку и походное охранение боевики обычно пропускали и на выходе из района засады сковывали боем отвлекающей группы. Затем после первых выстрелов снайперов по водителям и старшим машин все остальные незамедлительно открывали огонь с флангов и тыла. Первыми уничтожалась техника, головная и замыкающая машины для лишения манёвра колонны и перекрытия дороги спереди и сзади. Также уничтожались КШМ и подвижные средства связи, чтобы нарушить управление.

Эффект неожиданности играл роковую роль, так как попавшие в засаду военнослужащие первые секунды испытывали страх, шок. Именно в этот момент плотность огня противника высока, как из гранатомётов, так и стрелкового оружия. Направлено это не только на поражение техники и живой силы, но и на подавление воли к сопротивлению.

. Диверсионные и террористические акты НВФ.

В большинстве случаев, как показал анализ контртеррористической операции на территории Чеченской Республики, боевики, осознавая превосходство федеральных войск в силах, часто оставляли населённые пункты равнинной части республики без боя, при этом в каждом из них оставались диверсионно-разведывательные группы численностью 4-6 человек. Они собирали информацию о положении и характере действий войск, а по установленному сигналу могли начать совершение диверсий и террористических актов.

Основные объекты диверсий — государственные и культурно-просветительные учреждения, промышленные и сельскохозяйственные объекты, жилой сектор, линии электропередач, места массового скопления людей.

Главные задачи террористической деятельности сепаратистов:

  1. физическое уничтожение руководителей различного уровня, лиц командного состава вооружённых сил, милиции, органов безопасности, политических и религиозных лидеров;
  2. создание в стране обстановки страха, неуверенности;
  3. подрыв доверия к государственной власти, чтобы показать неспособность правительства навести порядок;
  4. неспособность государственной власти обеспечить безопасность населения.

Основные методы террора:

§убийства и захват должностных лиц и заложников;

§поджоги и грабежи;

§минирование транспортных средств, перевозящих людей;

§подрыв жилых домов и зданий;

§подрыв автомобилей, начинённых взрывчаткой, вблизи мест скопления людей;

§установка мин с использованием детей, доставка взрывчатых веществ в районы базаров и других мест скопления людей домашними животными;

§применение на рынках и в других людных местах мин-сюрпризов.

НВФ активно применяли теракты с использованием боевиков-смертников. Так, в феврале 1995 года женщина-камикадзе, изображая из себя беременную, засунула под пальто противопехотную мину и направилась в сторону командного пункта (далее КП) командующего 8-м корпусом генерала Л. Рохлина. Мина взорвалась самопроизвольно еще на подступах к КП.

Как показал анализ террористических актов, бандиты применяли их не только к нашим войскам, но и в отношении мирного населения, глав администраций и духовенства. Проводились они не спонтанно, а по тщательно разработанным планам, по которым были убиты имам Урус-Мартановского района Хасмагомед Умалатов и имам мечети селения Герменчук Магомед Хасуев, ставший 25-м священнослужителем, павшим от рук наёмных убийц в 2000 году.

6. Зверства и жестокость по отношению к пленным, глумления над телами погибших и издевательства над ранеными военнослужащими.

Травмировало психику наших военнослужащих зверства и жестокость по отношению к попавшим в плен военнослужащим, глумления над телами погибших и издевательства над ранеными военнослужащими.

Жестокость, переходящую в садизм, проявляли боевики по отношению к пленным в ходе боевых действий в Чечне. Документы 124-ой судебно-медицинской лаборатории Северо-Кавказского военного округа свидетельствуют о ряде случаев глумления над телами погибших российских солдат. 26 мая 1995 года были отмечены факты жестокости боевиков по отношению к военнослужащим федеральных войск. В населенном пункте Шатой боевиками был обезглавлен пленный российский офицер. В населенном пункте Чири-Юрт, который взяли под контроль федеральные силы, был обнаружен расчлененный труп военнослужащего со следами надругательств. Для устрашения военнослужащих НВФ применяли попавшим в плен самые изощренные пытки и издевательства: обливали бензином и сжигали заживо, подвешивали за ноги, отрезали уши, выкалывали глаза, отрубали головы, снимали кожу и скальпы с живых солдат. Особо недобрую роль в первой чеченской кампании с появлением пленных сыграл уполномоченный по правам человека в РФ С.Ковалёв. В книге «Моя война» Г.Трошев пишет: «… С.Ковалёв открыто призывал наших солдат сдаваться в плен под его могучие гарантии освобождения. А о том, что их ждёт в плену у «добрых» чеченцев, особо не задумывались».

Одно из любимых зрелищ боевиков в первую войну были драки между невольниками, устраивая что-то вроде гладиаторских поединков, выиграешь — будешь жить, а проиграешь — значит, сам выбрал смерть.

Сотни военнослужащих несколько лет гнули спины на чеченских хозяев. Во Введенском и Итум-Калинском районах они выращивали горный чай, у селения Аллерой обрабатывали маковые плантации, в Ножай-Юртовском районе пасли скот, многие строили дорогу на Шатили. Их содержали в ужасных условиях: каторжная работа, холод, голод, побои.… Не все выдерживали такие испытания.

. Развитие у местного населения ненависти, мести и враждебности по отношению к военнослужащим.

Целям психологического «давления» на наш личный состав служили также действия НВФ по возбуждению у местного населения ненависти, мести и враждебности по отношению к военнослужащим. Эти действия принимали различные формы: распространение клеветы и слухов о «злодеяниях» военнослужащих, совершение боевиками провокаций в отношении мирных жителей в форме наших военнослужащих и др.

Нетрадиционный прием возбуждения ненависти мирного населения к российским военнослужащим применяли НВФ в ходе чеченского военного конфликта. С самого начала первой военной кампании для ведения боевых действий ими выбирались административные центры и крупные населенные пункты Чечни. Расчет строился на том, что федеральные силы не будут использовать по населенным пунктам, где находятся мирные жители, ракетно-бомбовые удары. А в случае использования федеральными войсками авиации и артиллерии, НВФ получат моральную и материальную поддержку мирного населения, пострадавшего от причиненного ущерба. Это, безусловно, оказывало влияние на психологическое состояние командования и личного состава федеральных войск, ограничивая их в выборе средств и тактики ведения боевых действий.

. Призыв родителей военнослужащих к массовому воспрепятствованию от участия солдат в боевых действиях.

Практика показала, что в ходе чеченского военного конфликта в интересах психологического воздействия на личный состав наших войск противником использовались и новые, редко встречающиеся в военной практике приемы и средства. Характерными из них были: призыв родителей военнослужащих к массовому воспрепятствованию от участия солдат в боевых действиях. Военные конфликты, как правило, не сопровождаются изменением режима жизнедеятельности общества и введением военного положения. В результате не всегда принимаются необходимые дополнительные меры по усилению безопасности населения. Это дает возможность противной стороне для проведения эффективных психологических акций.

Так, например, чеченскими специалистами психологических операций была спланирована и успешно осуществлена акция побуждения солдатских матерей к массовому походу в район ведения боевых действий. На руку дудаевским боевикам в этот период была работа комитета солдатских матерей. По данным министерства обороны, только за первые 6 месяцев боевых действий в Чечне Комитет солдатских матерей «увел» с боевых позиций около 600 человек. Эта проблема не только затрудняла деятельность органов военного управления по сохранению высокой стойкости духа личного состава, но и подрывала авторитет боеспособности российских войск, ее управляемости.

. Захват и насильственное удерживание заложников из числа военнослужащих и мирных граждан не чеченской национальности.

Еще более коварным приемом психологического воздействия боевиков на личный состав российских войск был захват и насильственное удерживание заложников из числа военнослужащих и мирных граждан не чеченской национальности. Этот прием использовался НВФ для своего прикрытия гражданами в качестве живого щита, обмена их на попавших в плен боевиков или выдачи за выкуп.

Так, 21 декабря 1994 года в станице Ассиновская удерживались в качестве заложников до двух тысяч человек русской национальности. В боевых действиях против российских военнослужащих участвовало более тысячи наемников, которые отличались особой жестокостью по отношению к местному населению, стремящемуся покинуть Грозный и поселки, где действовали боевики. С целью деморализации военнослужащих, НВФ также использовался прием приглашения в район боевых действий политических деятелей, парламентеров, использование их для прикрытия перегруппировки своих сил.

К 1995 году 350 тысяч русских, побросав дома, нажитое годами имущество, покинули Чечню. Те же, кто остались, сполна испили горькую чашу. Тысячи русских были подвергнуты избиениям, изощрённому изнасилованию и т.д. Зверски был убит атаман Сунженской линии Подколзин, отрублены головы всем казачьим старейшинам в Червлённой, публично был растерзан в Урус-Мартане настоятель православной церкви отец Анатолий. Во время первой кампании в горном лагере в районе Бамута были освобождены из плена две женщины, которых более шестидесяти бандитов сделали «мутаа» — временными жёнами. По официальным данным Миннаца, после первой войны в Чечне казнены более двадцати одной тысячи русских. Летом 1999 года зверски замучен последний русский житель станицы Шелковской. Девяностолетнего старика изверги после долгих пыток зарезали ножницами для стрижки овец. За последние годы чеченские бандиты захватили более 100 тысяч квартир и домов, принадлежащих людям других национальностей. Почти 50 тысяч своих соседей чеченцы обратили в рабство.

. Применение химических веществ и боеприпасов с запрещенными элементами поражения.

Не менее жестоким средством психологического сковывания действий военнослужащих являлось применение боевиками против федеральных войск химических веществ и боеприпасов с запрещенными элементами поражения.

Так, 1 января 1995 года в Грозном и его пригородах отряды НВФ по прямому указанию Дудаева применили на пути продвижения подразделений федеральных войск радиоуправляемые мины. При срабатывании мины, по радиокоманде, одновременно взрывались закопанные в землю емкости, наполненные хлором. На нескольких участках автодорог вблизи Грозного боевиками была разлита синильная кислота.

Также, в целях психологического сковывания действий войск, НВФ осуществлялись поджоги нефтепродуктов вблизи нефтеперерабатывающего завода и химического комбината с тем, чтобы вызвать стихийные непредсказуемые последствия их разрушением. В результате имелись жертвы среди военнослужащих и мирного населения.

Другим примером жестоких действий НВФ считать применение ими запрещенных боеприпасов. В ночь со 2 на 3 мая 1995 года, в период действия моратория на применение вооруженной силы на территории Чеченской республики, позиции одного из батальонов 506 мсп обстреливались 120-мм снарядами с элементами, запрещенными к применению Женевской конвенцией как оружие массового поражения.

Таким образом, психологическое воздействие оказать влияние на поведение объектов и существенно влияет на успешное выполнения своими войсками боевых и иных задач.

Вывод: практика действий НВФ и ЭЭ по проведению информационно-психологических акций направлены на снижение морально-психологического состояния, как на личный состав наших войск, так и на мирное население в районах выполнения служебно-боевых задач. И при их умелом планировании и проведении НВФ и ЭЭ может создавать серьезные трудности для успешного выполнения служебно-боевых задач в экстремальных условиях.

Безусловно, в этих обстоятельствах командиры, штабы, должностные лица органов по работе с личным составом при организации подготовки и выполнения служебно-боевых задач должны учитывать наличие сил и средств психологической борьбы в составе НВФ и ЭЭ. Принимать к ним решительные меры по изучению приемов и принципов проведения ими информационно-психологических операций, проведению мероприятий по их упреждению.

Заключение

Знание целей, задач, методов и средств осуществления ПсО в современной войне позволяет определить необходимые и эффективные меры по противодействию психологическим мероприятиям противника направляемым на подрыв морально-психологического состояния, дезинформацию и деморализацию личного состава.

В обеспечении безопасности от информационно-психологического воздействия должен применяться системный подход.

Во-первых, на основе постоянного анализа складывающейся ситуации в районах дислокации или боевой деятельности войск необходимо оценивать и прогнозировать (предвидеть) характер, степень и динамику изменения внешних и внутренних угроз;

Во-вторых, в частях целесообразно создавать постоянно действующую (плановую) систему организационных, технических и воспитательных превентивных мер по предотвращению, противодействию или максимальному снижению эффективности влияния негативных факторов и источников информационной опасности, действующих со стороны противника.

В-третьих, в обстановке непосредственной информационной опасности необходимо активно реализовывать меры не только по противодействию негативному информационному воздействию на личный состав, но и оказанию массированного информационно-психологического воздействия на войска и население противника с тем, чтобы перехватить инициативу, заставить его обороняться.

Логическим завершением должна быть информационно-воспитательная работа с личным составом частей и соединений. Она формирует у воинов необходимые морально-психологические и боевые качества, верность героическим традициям и воинскому долгу, чувство патриотизма. Именно эти факторы способствуют высокой бдительности, готовности личного состава противостоять духовной агрессии. Вместе с тем, высокая информированность и военно-социальная ориентация позволяет военнослужащим различать и быть устойчивым к враждебной пропаганде, пресекать попытки манипулирования их сознанием.