Речевые штампы и проблема выразительности в художественном и публицистическом стилях

Речевые штампы и проблема выразительности в художественном и публицистическом стилях

МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТИУТ

КУРСОВАЯ РАБОТА

Учебная дисциплина: «Стилистика и литературное редактирование»

Тема

«Речевые штампы и проблема выразительности в художественном и публицистическом стилях»

Студентки 2 курса гуманитарного факультета

Липеевой Веры Юрьевны

Группа ЖО-2

Руководитель Жаворонкова Таисия Федоровна

кандидат филологических наук

Москва 2013г.

Содержание

Введение

Глава 1. Речевые ошибки

.1 Речевые штампы

.2 Речевая избыточность

.3 Речевая недостаточность

Глава 2. Проблема выразительности текста

.1 Языковая выразительность

.2 Средства выразительности в публицистическом стиле

.3 Средства выразительности в литературно-художественном стиле

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Цель работы: рассмотрение понятия речевых штампов, их использования в речи и тексте, проблемы речевой избыточности и недостаточности, определение средств художественной выразительности в публицистическом и в литературно-художественом стиле.

Задачи работы:

. Определить понятие речевых штампов, установить их признаки и сферы распространения.

. Обозначить проблему речевой избыточности, способы её устранения, а также проблему речевой недостаточности, методы борьбы с ней.

. Рассмотреть понятие языковой выразительности, выделить основные способы выразительности языка в литературно-художественном и публицистическом стиле.

Актуальность темы несомненна, так как современная речь сильно засорена, что относится, в том числе, и к средствам массовой информации. Проблема культуры речи касается не только журналистов, она относится ко всем людям. Но для многих именно газетная и телевизионная речь становится эталоном правильного произношения. Люди не видят смысла выражать свои мысли грамотно, в результате возникает множество речевых и стилистических ошибок, из-за которых нередко сложно правильно понять поступающую информацию.

В своей работе я рассматриваю некоторые из речевых ошибок — речевые штампы, речевую избыточность и недостаточность. Речевые штампы обедняют речь и делают её бесцветной; они весьма часто встречаются в массовых печатных изданиях, что говорит об их повсеместном распространении. Речевая избыточность и недостаточность также влияют на речь, деформируют её. Речевая избыточность чрезмерно перенасыщает текст лишними оборотами и словами, в результате чего главную мысль становится сложно уловить, понять. Из-за речевой недостаточности смысл текста теряется, мысль выглядит неоконченной, обрубленной.

Кроме того, в этой работе рассматриваются способы выразительности текста публицистического и литературно-художественного жанра, так как именно в этих жанрах наиболее часто работает журналист, поэтому очень важно знать, как сделать текст выразительным и красивым, подготовить свою мысль для «усвоения» ее адресатом.

Все вышеперечисленные темы исследуются с помощью учебной литературы, авторами которой являются такие знатоки языка, как Голуб И.Б, Розенталь Д.Э, Накорякова К.М. и др.

Глава 1. Речевые ошибки

.1 Речевые штампы

Речевыми штампами называют слова и выражения, лишенные образности, эмоционально тусклые, их значения затерты частым употреблением без учета контекста, например, горячая поддержка, живой отклик, резкая критика прозвучала в адрес, в целях распространения, наведение элементарного порядка, лес рук и т.д.

В практической стилистике термин «речевой штамп» носит более узкое значение: стереотипные выражения, которые носят канцелярскую окраску. Например, в результате многократного повторения в штамп превратилось слово «плюрализм» (плюрализм мнений, политический плюрализм), привлекавшее к себе внимание в конце 80-х годов прошлого века.

К речевым штампам относят также универсальные слова, которые используются в самых разнообразных, неопределенных значениях: вопрос, мероприятие, ряд, проводить, разворачивать, отдельный, определенный. Например, слово «вопрос», выступая как универсальный термин, никогда не указывает на то, о чем спрашивают. Например: «Особо важное значение имеет вопрос здравоохранения» (в чем же состоит вопрос? о чем, собственно, речь?) Слово «являться», как универсальное, тоже лишнее. Предложение «Очень важным является использование для этой цели химикатов» вполне заменяется более определенным высказыванием «Для этой цели необходимо использовать химикаты».

Многочисленны как публицистические штампы (труженики полей, люди в белых халатах), так и литературоведческие (волнующий образ). Еще Николай Гоголь высмеивал подобные выражения: «перед начатием чтения»; «табак, адресуемый в нос»; «для воспрепятствования его намерению»; «событие, имеющее быть завтра». Сочетания, которые когда-то были свежими, со временем становятся стереотипными: свет души, неиссякаемый источник вдохновения, их сердца бьются в унисон, плащ, сотканный из лоскутьев мрака, глаза, горящие странным огнем, жемчужный смех, потоки слез, лазурь небес.

«Печально видеть, когда то, что некогда было смелым и свежим, со временем становится затасканным и невыносимым. "Расписной ковер цветов", "изумрудный луг", "лазурь небес", "жемчужный смех", "потоки слез" вполне могли бы сослаться на свою благородную родословную и вздыхать по утраченной молодости, однако ныне, если им случается подвернуться под безответственное перо, они на целую страницу разносят затхлый запах старого чулана».

Скопление отглагольных существительных, цепочки одинаковых падежных форм, речевые штампы прочно «блокируют» восприятие высказываний, их становится невозможно осмыслить.

Основным местом распространения речевых штампов являются административная и газетно-публицистическая (включая в целом все средства массовой информации) сферы. Если для административной сферы употребление штампов является, скорее, удобным и не требующим усилий средством простого однозначного коммуникативного обмена, то сфера средств массовой информации и публицистики должна опасаться увеличения речевых штампов в своих текстах. Часто «грешат» такими выражениями журналисты, речь которых должна быть яркой и интересной. Практически в любом издании вы найдете такие штампы, как «черное золото» (уголь), «большая нефть» (много нефти), «белые халаты» (врачи). Использование готовых оборотов в текстах, которым необходима образность и яркость, снижает качество подачи информации. Стремление к минимизации коммуникативных усилий, вызывающее употребление штампов, приводит к засорению ими речи и текстов и быстрому распространению в соответствующей среде.

Речевые штампы избавляют говорящего от необходимости поиска точных и нужных слов, при этом лишая речь конкретности. Например, предложение «Нынешний сезон провели на высоком организационном уровне» можно употребить при написании отчета и об уборке урожая, и о спортивных достижениях, и о подготовке жилищного фонда к зиме.

По своей форме речевые штампы могут соотноситься (или даже совпадать) со стереотипами, клише, цитатами, пословицами и другими явлениями этого коммуникативного поля. Особенность штампа — не формальная, а функциональная. Они не участвуют в языковом манипулировании или языковой игре, а также не создают — в отличие от цитат и пр. — дополнительного социального смысла.

Источники речевых штампов могут быть различными. Например, образцы-эталоны, развившиеся в процессе коммуникации: обращения и формулы прощания в деловых письмах и телеграммах. Подобного рода речевые штампы могут со временем подвергаться изменениям. Например, обращение «Милостивый государь» вышло из употребления, а нормой стало «Уважаемый».

Среди речевых штампов можно выделить, прежде всего, шаблонные обороты речи: подчеркнул со всей остротой, развернули работу широким фронтом, новая методика взята на вооружение, на данном этапе, в данный отрезок времени, на сегодняшний день, и т.п. В большинстве случаев, они ничего не вносят в содержание высказывания, а лишь засоряют речь: «На сегодняшний день трудное положение сложилось с ликвидацией задолженности предприятиям-поставщикам».

К речевым штампам относятся универсальные слова, которые используют в самых разных, часто слишком широких, неопределенных значениях. Например, слова коренной (коренные преобразования, коренная перестройка, коренные проблемы), радикальный (радикальное мнение, радикальные реформы, радикальные изменения).

Также, к речевым штампам относятся парные слова, или слова-спутники. При употреблении одного из них обязательно и наличие другого: впечатление неизгладимое, размах широкий, критика резкая, проблема нерешенная, назревшая. Определения в этих парах лексически неполноценны, они порождают речевую избыточность.

Речевыми штампами можно считать не только используемые в определенных функциональных стилях речевые фрагменты, но и сами структурные модели употребления тех или иных речевых единиц. Например, в советское время стал распространяться штамп, состоящий их прилагательного и слова золото: белое золото (хлопок), голубое золото (гидроэнергия), жидкое золото (нефть). Штампом может быть даже конструкция, состоящая из предлога с и концовки слова -инкой: с хитринкой, со смешинкой.

Другой пример, если речь идет о Санкт-Петербурге, то после прямого именования следующим будет город на Неве или северная столица. Так, постепенно стало всеобщим газетным штампом делать все менее информативные заголовки, используя для них известные цитаты, слова из популярных песен, литературы и т.д. Например: «Утечка мозгов продолжается» — в статье идет речь не об отъезде ученых за границу, а об операции извлечения гипофиза у покойников. Во многих случаях подобная манера «игры» с заголовками является либо неуместной, либо малоинформативной: например, в ночь перехода власти от Милошевича к Костунице, когда исход был еще неясен, передовая «Известий» была озаглавлена «Серб и молот». Примером малой информативности могут служить два заголовка статей об одном и том же событии в разных газетах: «Русалки нашли клад на дне» и «Дуэт барабанщиц» — о победе российских пловчих в парном плавании.

Штампом стало в одно время употребление наречия «где-то»: «Я где-то возмущен», «я его где-то понимаю». Сложно ответить на вопрос, можно ли считать штампом употребление какого-то одного слова, например «волнительно».

Употребление штампов, их уместность в речи связаны и с коммуникативными ситуациями. Если в одном случае использование штампа будет недопустимым, то в другом может оказаться вполне позволительным; также необходимо принимать во внимание их типологические различия в национально-языковом плане. Например, в английском и французском языках деловой штамп при обращении к малознакомому человеку включает компонент «дорогой» (dear, cher); по-русски же для употребления слова «дорогой» требуется бóльшая степень близости с адресатом. Кроме того, это могут быть метафорического характера обороты «нештампованной» речи, которые сначала были привлекательны именно своей новизной, а затем превратились в штампы: «президентская гонка» вместо «предвыборная кампания». Штампом можно считать и элементы устной коммуникации, например, «напоминаю Вам о регламенте» вместо «пора заканчивать» и т.д.

Зараженность речевыми штампами часто влечет за собой неспособность носителей языка выразить свои подлинные мысли и чувства, что в свою очередь становится художественным приемом — уже на грани очередного штампа. Для читателей газет и слушателей новостей обилие штампов ведет к утрате информативности.

Общество активно заинтересовано в штампах, поэтому со временем, в результате социального развития и преобразований, набор штампов меняется. Изменяющимся речевым штампом можно считать, например, систему последовательности имени, отчества и фамилии на конвертах — Сергееву А.Б. вместо старого и «интеллигентного»: А.Б.Сергееву.

Хотя теоретически термин «штамп» трудно отделить от «стереотипа», «клише» и «фразеологизма», именно этот термин в обиходе часто несет негативную оценку: говорить штампами — это плохо. Стремление избежать штампов в определенной степени противодействует тенденции к минимизации коммуникативных усилий, вызывающее к жизни употребление штампов; таким образом, в коммуникации все время нащупывается оптимальный баланс между «свободными» оборотами и штампами.

От речевых штампов нужно отличать языковые стандарты. Так называются готовые, воспроизводимые в речи средства выражения, используемые для передачи готовой информации: растущие духовные потребности, встреча в верхах. В их употреблении нет ничего плохого. В отличие от штампов, они обладают четким смысловым выражением, экономно выражают мысль, способствуют быстроте передачи информации. К ним относятся такие сочетания, как «работники бюджетной сферы», «служба занятости», «международная гуманитарная помощь», «коммерческие структуры», «силовые ведомства», «ветви власти», «служба быта», «служба здоровья» и др. Такие речевые единицы широко используются журналистами, так как невозможно в каждом конкретном случае изобретать новые средства выражения. Вследствие различных причин языковые стандарты могут превращаться в речевые штампы. Это связано, в основном, с потерей ясного и точного значения, экспрессивно-оценочных качеств, перемещением в необычные для них зоны коммуникации.

Набор речевых штампов с годами изменяется: одни постепенно забываются, другие становятся «модными», поэтому невозможно перечислить и описать все случаи их употребления. Важно уяснить, что речевые штампы лишают речь образности и выразительности, и препятствовать их возникновению и распространению.

.2 Речевая избыточность

Умение найти точные слова для обозначения тех или иных понятий помогает добиться лаконичности в выражении мысли. Стилистическая беспомощность нередко приводит к речевой избыточности — многословию. Как метко заметил Антон Павлович Чехов: «Краткость — сестра таланта». А. М. Горький писал, что сжатость, как и точность изложения, даются писателю нелегко: «…Крайне трудно найти точные слова и поставить их так, чтобы немногим было сказано много, «чтобы словам было тесно, мыслям — просторно»».

Многословие проявляется в различных формах. Нередко можно наблюдать навязчивое объяснение всем известных истин: «Потребление молока является хорошей традицией, молоком питаются не только дети, потребность в молоке, привычка к молоку сохраняется до глубокой старости». Подобное пустословие, естественно, пресекается редактором: рассуждения, не представляющие информативной ценности, при литературном редактировании исключаются. Однако такая правка-сокращение не имеет прямого отношения к лексической стилистике, так как затрагивает не лексическую сторону текста, а его содержание.

Предметом лексической стилистики является речевая избыточность, возникающая при повторной передаче одной и той же мысли, например: «их потрясло зрелище звездопада, свидетелями которого они были»; «наши спортсмены прибыли на международные соревнования для того, чтобы принять участие в соревнованиях, в которых будут участвовать спортсмены из разных стран»; «он не мог оставаться в стороне от семейных конфликтов, как муж женщины и отец детей»; «машинный парк обновили новыми машинами».

Иногда проявление речевой избыточности граничит с абсурдностью: «Графиня рассматривала меня, глядя обоими своими глазами». Такие примеры многословия называют ляпалиссиадами. Происхождение этого термина небезынтересно: он образован от имени французского маршала маркиза Ля Полиса, погибшего в 1525 году. Солдаты сочинили о нем песню, в которой были слова: «Наш командир еще за 25 минут до своей смерти был жив». Нелепость ляпалиссиады заключается в утверждении самоочевидной истины. Нередко ляпалиссиады придают речи неуместный комизм в ситуациях, которые возникли в результате трагических событий. Например: «Поскольку ответственный редактор сборника умер, необходимо ввести в состав редколлегии нового редактора из ныне живущих»; «мертвый труп лежал без движения и не проявлял признаков жизни».

Речевая избыточность может принимать форму плеоназма. Плеоназмом называется употребление в речи близких по значению и потому излишних слов (воспоминания о былом, памятный сувенир, народный фольклор, сиднем сидеть, главный приоритет, упал вниз и т. п.). Нередко плеоназмы появляются при соединении синонимов (расцеловал и облобызал; долгий и продолжительный; мужественный и смелый; красивый и прекрасный).

Еще А. С. Пушкин, считая краткость одним из достоинств произведения, упрекал П. А. Вяземского в письме к нему за то, что в его сказке «Черта местности» речь одного из героев «растянута», а фраза «Еще мучительней вдвойне едва ли не плеоназм».

Плеоназм обычно возникает вследствие стилистической небрежности автора. К примеру: «Местные работники леса не ограничиваются только охраной тайги, но и не допускают также, чтобы напрасно пропадали богатейшие дары природы». При стилистической правке слова «только», «также», «напрасно» нужно исключить. Тем не менее, следует отличать проявление речевой избыточности от «мнимого плеоназма», к которому обращаются намеренно как к средству усиления выразительности речи. В этом случае плеоназм становится ярким стилистическим приемом.

Например:

«Небесный свод, горящий славой звездной,

Таинственно глядит из глубины,

И мы плывем, пылающею бездной

Со всех сторон окружены»;

Такую лапу не видал я сроду.

Давай с тобой полаем при луне на тихую, бесшумную погоду.

Дай, Джим, на счастье лапу мне».

Разновидностью плеоназма является тавтология. Тавтология может возникать при повторении однокоренных слов (рассказать рассказ, умножить во много раз, спросить вопрос, возобновить вновь). Употребление однокоренных слов создает ненужное «топтание на месте», например: «…Совершенно закономерно вытекает определение, что производительность труда на определенных ступенях развития техники определяется совершенно определенными закономерностями». Чтобы осмыслить подобное высказывание, надо прежде избавиться от тавтологии. Возможен такой вариант стилистической правки: «Вытекает вполне обоснованный вывод, что производительность труда на различных ступенях развития техники определяется объективными закономерностями».

Но повторение однокоренных слов не всегда надо рассматривать как стилистическую ошибку. Многие стилисты считают, что извлекать из предложений однокоренные слова, заменяя их синонимами, не всегда правильно: иногда это невозможно, в других случаях может привести к обеднению, обесцвечиванию речи.

Несколько однокоренных слов в близком контексте стилистически оправданы в том случае, если родственные слова являются единственными носителями соответствующих значений и их не удается заменить синонимами (тренер — тренировать; выборы, избиратели — выбирать; привычка — отвыкнуть; закрыть — крышка; варить — варенье). Нельзя избежать употребления однокоренных слов, когда надо сказать, например: «На кустах расцвели белые цветы»; «Книга отредактирована главным редактором».

Тавтология, возникающая при сочетании иноязычного слова с русским, которые совпадают по значению, как правило, говорит о том, что автор не понимает точного смысла заимствованного слова. Так появились словосочетания «юный вундеркинд», «мизерные мелочи», «внутренний интерьер», «ведущий лидер», «интервал перерыва» и т. д. Тавтологические сочетания подобного типа иногда переходят в разряд допустимых и закрепляются в речи, что связано с изменением значений слов. Примером утраты тавтологичности может быть сочетание «период времени». В прошлом лингвисты считали это выражение тавтологическим, так как греческое по происхождению слово «период» значит «время». Однако оно постепенно приобрело значение «промежуток времени», и поэтому выражение «период времени» стало возможным. Закрепились в речи также сочетания «монументальный памятник», «реальная действительность», «экспонаты выставки», «букинистическая книга» и некоторые другие, потому что в них определения перестали быть простым повторением основного признака, уже заключенного в определяемом слове. Не требует стилистической правки и тавтология, возникающая при употреблении аббревиатур в научном и официально-деловом стилях, например: система СИ [т. е. «система Система Интернациональная» (о физических единицах)]; институт МФТИ (институт Московский физико-технический институт).

В экспрессивно окрашенной речи тавтологические повторы, как и повторение звуков, могут быть стилистическим приемом, усиливающим выразительность речи. Поэты часто совмещают оба приема — повторение корней и повторение звуков: «Все хорошо: поэт поет, критик занимается критикой».

В разговорной речи используются такие тавтологические сочетания, как «сослужить службу», «всякая всячина», «горе горькое», вносящие особую колоритность. Тавтология лежит в основе многих фразеологизмов (есть поедом, видать виды, ходить ходуном, сиднем сидеть, набит битком, пропадать пропадом). Тавтологический повтор может придавать высказыванию особую значительность, афористичность: «Победителю-ученику от побежденного учителя». (Жуковский В.А.); «По счастью, модный круг теперь совсем не в моде».

Как источник речевой экспрессии тавтология особенно действенна, если однокоренные слова сопоставляются как синонимы: (Точно они не виделись два года, поцелуй их был долгий, длительный), антонимы (Когда мы научились быть чужими? Когда мы разучились говорить?).

Как и всякие повторы, тавтологические сочетания повышают эмоциональность публицистической речи: «Седьмая симфония Шостаковича посвящена торжеству человеческого в человеке».

Нанизывание однокоренных слов используется в градации — стилистической фигуре, основанной на последовательном повышении или понижении эмоционально-экспрессивной значимости: «Не сломлюсь, не дрогну, не устану, ни крупицы не прощу врагам».

Возможность каламбурного столкновения однокоренных слов позволяет использовать тавтологию как средство создания комизма, сатирической окраски. Этим приемом блестяще владели Н.В. Гоголь: «Позвольте вам этого не позволить»; М.Е. Салтыков-Щедрин: «Писатель пописывает, а читатель почитывает». Как средство комизма используют тавтологию и в современной речи, юморе: «Коровка, прозванная божьей, безбожно истребляет картофельные посадки».

Небрежность или беспомощность пишущего обычно приводят к многословию, а краткость и ясность формулировок достигаются в результате напряженной работы со словом. Экономное, точное выражение мысли — важнейшее требование стилистики, которое мы, к сожалению, так часто не выполняем. Важно помнить об этом и избегать избыточности речи.

речевой выразительность избыточность стиль

1.3 Речевая недостаточность

Небрежное отношение к языку может стать причиной речевой недостаточности — случайного пропуска слов, необходимых для точного выражения мысли: «Дирекции надо стремиться от этого равнодушия» (пропущено избавиться); «Картины маслом помещают в рамы» (пропущено написанные). Речевая недостаточность часто возникает в устной речи, когда говорящий торопится и не следит за правильностью высказывания. Нелепые ситуации при этом возникают, если «оратор» обращается к присутствующим, пользуясь микрофоном. Так, на выставке собак можно услышать обращения к хозяевам псов:

Уважаемые участники, разберитесь по породам и приготовьтесь к параду!

Товарищи участники, тщательно оботрите морды от слюны для облегчения осмотра зубной системы!

Призеры, срочно явитесь для награждения. Владельцы без намордников награждаться не будут.

Из подобных призывов администратора следует, что эти испытания ожидают не собак, а их владельцев, потому что именно им адресована речь. При речевой недостаточности нередко возникает неясность, вот примеры таких ошибок, попавших в деловые документы: «Гр. Калиновский Л. Л. следовал по улице без номерного знака»; «Установить день сдачи страховых агентов в бухгалтерию до 10 числа каждого месяца»; «Интересующих вас лиц вышлем почтой»; «Классным руководителями обеспечить явку своих родителей».

Вследствие речевой недостаточности нарушаются грамматические и логические связи слов в предложении, теряется его смысл. Пропуск слов может совершенно исказить мысль автора: «Для улучшения производственных показателей необходимо объединить всех работников, занимающихся вопросами экономики», (надо: объединить усилия всех работников); «Ввиду проведения ремонта в помещении делаем только срочные переломы» — объявление на двери рентгенкабинета (имеются в виду срочные рентгенологические снимки переломов).

Вследствие пропуска слова могут возникнуть различные логические ошибки. Так, отсутствие нужного звена в выражении мысли приводит к алогизму: «Язык героев Шолохова резко отличается от героев других писателей» (можно сравнивать язык героев Шолохова только с языком героев других писателей); «Условия города отличны от села» (допустимо сравнение условий жизни в городе только с условиями жизни в селе).

Нередко в результате пропуска слова происходит и подмена понятия. Например: Больные, не посетившие амбулаторию в течение трех лет, выкладываются в архив — речь идет о карточках больных, а из текста следует, что «в архив сдаются больные». Подобная речевая недостаточность порождает комизм и абсурдность высказывания: «Куйбышевский речной порт производит мужчин на постоянную и временную работу портовыми рабочим»; «Она заняла второе место по гимнастике среди девушек 2-го разряда»; «Инспекция государственного страхования приглашает вас в любой четверг в Госстрах для получения травмы».

Недостаточная информативность предложения, в котором опущены значимые слова и словосочетания, особенно часто приводит к абсурдности высказывания, что нередко встречалось в «застойные времена», когда газеты печатали многочисленные репортажи о «победах и завоеваниях» при выполнении пятилетних планов. Например: «В эту смену, между 16 и 20 часами, и был выработан тысячный миллиард советских энергетиков». Из такого сообщения непросто восстановить истину; в действительности речь идет о том, что советские энергетики, работавшие в вечернюю смену, дали стране тысячный миллиард киловатт-часов электроэнергии.

Речевая недостаточность, возникающая вследствие стилистической небрежности автора, легко поддается правке: нужно вставить случайно пропущенное слово или словосочетание.

Например:

1. Фермеры стремятся добиться увеличения овец в хозяйстве.
Исправленный вариант: Фермеры стремятся добиться увеличения поголовья овец в хозяйстве.


. Соревнования показали, что в нашем городе появились сильные шашисты на стоклеточной доске.

Исправленный вариант: Соревнования показали, что в нашем городе появились сильные шашисты, играющие на стоклеточной доске.

Речевая недостаточность возникает из-за небрежности автора к формулировке сообщения, что приводит к неточности и неясности в тексте, к искажению информации. Речевая недостаточность на письме легко поддается правке, достаточно вставить недостающий фрагмент, и предложение обретет смысл. Трудно восстановить истину, если пропущено важное слово, которое несет в себе основную информацию всего предложения. Сложнее поймать мысль собеседника при разговоре. Устная речь чаще всего бывает неподготовленной, в ней нередко встречаются и пропуски, и опущения слов. Такие высказывания не редактируются, поэтому делом говорящего считается донести свою мысль до собеседника так, чтобы его поняли.

Глава 2. Проблема выразительности текста

.1 Языковая выразительность

Языковая выразительность — это свойство сказанного или написанного своей словесной формой привлекать особое внимание читателя или слушателя, волновать его, воздействовать не только на разум, но и на воображение и чувства. В основе языковой выразительности всегда лежит новизна, своеобразие, некоторая необычность, отступление от привычного и обыкновенного.

Выразительность речи, так же как и ее богатство это плод большого труда. Гюстав Флобер добивался того, что у него одно и то же слово не повторялось даже на соседних страницах, для этого переписывал каждую страницу по 5-7 раз.

Средства языковой выразительности используются для более полной, точной, яркой и образной передачи мыслей, чувств и оценок автора; они весьма разнообразны. Одним из основных условий выразительности является самостоятельность мышления автора речи, что предполагает глубокое знание и всестороннее осмысление предмета сообщения. Знания, извлеченные из каких-либо источников, должны быть освоены, переработаны, глубоко осмыслены. Это придает автору уверенности, делает его речь убедительной, действенной. Если автор тщательно не обдумает содержание своего высказывания, не осмыслит излагаемых им вопросов, то его мышление не будет самостоятельным, а речь — выразительной.

Значительную роль в выразительности речи играет отношение автора к содержанию высказывания. Внутренняя убежденность говорящего (пишущего) в важности высказывания, интерес, неравнодушие к его содержанию придает речи (особенно устной) эмоциональную окраску. Если же отношение к содержанию высказывания безразличное, равнодушное, то истина будет изложена бесстрастно, что, в свою очередь, не сможет повлиять на мысли и чувства адресата.

Особое место в языковой выразительности занимают так называемые средства художественной изобразительности (художественно-изобразительные средства, основанные на использовании специальных приемов и способов сочетания звуков, слов, словосочетаний, предложений).

Основным выразительным средством фонетики является звукопись — художественный прием, связанный с созданием звуковых образов, основанный на использовании звуковых повторов (повторов звуков или их сочетаний), которые могут имитировать в тексте звуки реального мира (пение птиц, стук дождя, шум ветра и т. п.), а также вызывать ассоциации с какими-либо чувствами и мыслями.

Использование звуковых повторов, чтобы с помощью звуков языка подражать звукам живой и неживой природы называется звукоподражанием.

Способность звуков языка вызывать не только слуховые, но и зрительные, осязательные, обонятельные и вкусовые ощущения, а также различные чувства и эмоции называется звуковым символизмом.

Существует два основных вида звукописи: ассонанс и аллитерация.

Ассонанс — это прием усиления выразительности текста, основанный на повторении одинаковых или похожих гласных звуков.

«О, весна — без конца и без краю —

Без конца и без краю мечта!

Узнаю тебя, жизнь, принимаю…»

Аллитерация — это прием усиления выразительности текста, основанный на повторении одинаковых или похожих согласных звуков.

«Люблю грозу в начале мая,

Когда весенний, первый гром,

Как бы резвяся и играя,

Грохочет в небе голубом».

Тем не менее, выразительность текста создается не только с помощью использования специальных художественно-изобразительных средств.

Лексика и фразеология также играют большую роль в выразительности языка, в его грамматическом строе и фонетических особенностях. Именно поэтому можно говорить о выразительных средствах языка на всех его уровнях: фонетики, лексики и фразеологии, морфологии и словообразования, синтаксиса.

Выразительные возможности слова связаны, прежде всего, с его семантикой, с употреблением в переносном значении. Разновидностей переносного употребления слов много, общее их название — тропы. В основе тропа лежит сопоставление двух понятий, которые представляются нашему сознанию близкими в каком-то отношении. Наиболее распространенные виды тропов — сравнение, метафора, метонимия, синекдоха, гипербола, литота, олицетворение, эпитет, перифраза. Благодаря переносному метафорическому употреблению слова создается образность речи.

Метафоризация — один из наиболее распространенных способов создания образности — охватывает огромное количество общеупотребительных, нейтральных и стилистически маркированных слов, в первую очередь многозначных. Способность слова иметь не одно, а несколько значений, а также возможность обновления его семантики, его необычного, неожиданного переосмысления и лежит в основе лексических образных средств.

Сила и выразительность тропов в их оригинальности, новизне, необычности: чем оригинальнее тот или иной троп, тем он выразительнее. Тропы, утратившие со временем свою образность, метафоры общеязыкового характера — «острое зрение», «часы идут», «рукав реки», «горлышко бутылки», «теплые отношения», «железный характер»; сравнения, превратившиеся в речевые штампы, типа «отражались, как в зеркале», «труслив, как заяц», не способствуют усилению выразительности речи.

Особенно выразительна лексика, носящая экспрессивную окраску. Она воздействует на наши чувства, вызывает эмоции. Вспомним, например, какую лексику использовал известный знаток русской речи И.С. Тургенев в романе "Отцы и дети" для характеристики скудного, нищенского хозяйства крестьян: «деревеньки с низкими избенками»; «покривившиеся молотильные сарайчики»; «обтерханные, на плохих клячонках мужики» и т.д. Выразительность речи достигается за счет целенаправленного столкновения слов различной функционально-стилевой и эмоционально-экспрессивной окраски:

«И в голове моей проходят роем думы:

Что родина?

Ужели это сны?

Ведь я почти для всех здесь пилигрим угрюмый

Бог весть с какой далекой стороны.

И это я!

Я, гражданин села,

Которое лишь тем и будет знаменито,

Что здесь когда-то баба родила

Российского скандального пиита».

Здесь книжные слова (пилигрим, пиит) сочетаются с разговорными (Бог весть, ужели), просторечными (баба), официально-деловыми (гражданин).

Мотивированное столкновение слов различных сфер употребления широко используется как одно из самых ярких средств комического. Приведем пример из газетного фельетона: «Откуда у наставницы Тамары, совсем еще молодой девушки, такая трепетная готовность немедленно быть оболваненной первой попавшейся шарлатанкой?» (сочетание книжной поэтической лексики с просторечной).

Кроме метафоризации и эмоционально-экспрессивной окраски слова в качестве средств выразительности используются полисеманты в их необразных значениях, омонимы, синонимы, антонимы, паронимы, лексика ограниченного употребления, архаизмы, неологизмы и т.д.

Многозначные слова и омонимы часто используются в иронических и пародийных целях, для создания каламбуров. Для этого в одном контексте намеренно сталкиваются слова-омонимы или разные значения одного и того же слова. Например, в предложении «Бранили пьесу, мол, пошла, а пьеса все-таки пошла» автор сталкивает две омоформы: 1) пошла — краткая форма прилагательного пошлый и 2) пошла — форма прошедшего времени глагола пойти. Или: «И объясняли долго, что значит чувство долга».

Обратить внимание на ту или иную деталь, выразить определенное отношение к названному предмету или явлению, дать оценку и усилить выразительность речи позволяет умелое использование синонимов. Например: «Кудрин засмеялся. Все происшедшее показалось ему диким бредом, нелепостью, сумбурной чепухой, на которую стоит махнуть рукой и она рассыплется, развеется, как мираж». Используя прием нанизывания синонимов бред — нелепость — чепуха, автор добивается большой выразительности повествования.

Синонимы могут выполнять функцию сопоставления и даже противопоставления обозначаемых ими понятий. При этом внимание обращается не на то общее, что свойственно для близких предметов или явлений, а на различия между ними: «ей хотелось не просто смотреть, а видеть».

В качестве выразительного средства создания контраста, резкого противопоставления используются в речи антонимы. Они лежат в основе создания антитезы — стилистической фигуры, построенной на резком противопоставлении слов с противоположным значением. Этот стилистический прием широко используют поэты, писатели, публицисты, чтобы придать речи эмоциональность, необычайную выразительность. Так, пролог к поэме Блока "Возмездие" целиком построен на противопоставлении антонимичных слов: начало — конец, ад — рай, свет — тьма, свято — грешно, жар — холод и др.:

«Жизнь — без начала и конца…

Познай, где свет, — поймешь, где тьма.

Пускай же все пройдет неспешно,

Что в мире свято, что в нем грешно,

Сквозь жар души, сквозь хлад ума».

Антитеза позволяет добиться афористической точности в выражении мысли. Не случайно антонимия лежит в основе многих пословиц, поговорок, образных выражений, крылатых фраз. Например: «Старый друг лучше новых двух», «маленькое дело лучше большого безделья» «ученье — свет, а неученье — тьма». Антонимы в таких случаях, создавая контраст, ярче подчеркивают мысль, позволяют обратить внимание на самое главное, способствуют краткости и выразительности высказывания.

Немалыми выразительными возможностями обладают слова-паронимы. Они служат средством создания юмора, иронии, сатиры и т.д. «- Когда ваш свадебный кортеж? — Что вы болтаете? Какой картёж?».

Ярким средством выразительности в художественной и публицистической речи являются индивидуально-авторские неологизмы (окказионализмы), привлекающие внимание читателя (или слушателя) своей неожиданностью, непривычностью, исключительностью. Например:

«Чего же ты отводишь взгляд, Америка?

О чем бормочут дикторы твои?

Что объяснить они тебе намерены,

сверхопытные телесоловьи?»

Усиливают выразительность речи лексические повторы. Они помогают выделить в тексте важное понятие, глубже вникнуть в содержание высказывания, придают речи эмоционально-экспрессивную окраску. Например: «На войне нужно уметь переносить горе. Горе питает сердце, как горючее — мотор. Горе разжигает ненависть. Гнусные чужеземцы захватили Киев. Это — гope каждого из нас. Это — горе всего советского народа».
Часто одно и то же слово, употребленное дважды, или однокоренные слова противопоставляются в контексте и усиливают последующую градацию, придавая контексту особую значимость, афористичность: «Служить бы рад, прислуживаться тошно». Не случайно тавтологические и плеонастические сочетания лежат в основе многих фразеологизмов, пословиц и поговорок: знать не знаю; видал виды; во веки веков; если бы да кабы; камня на камне не оставить; ни с того ни с сего; было и быльем поросло; дружба дружбой, а служба службой и т.д.


Живым и неиссякаемым источником выразительности речи являются фразеологические сочетания, характеризующиеся образностью, экспрессивностью и эмоциональностью, что позволяет не только назвать предмет или явление, но и выразить определенное отношение к нему. Достаточно сравнить, например, употребленные A. M. Горьким фразеологические обороты задать перцу, драть шкуру с эквивалентными им словами или словосочетаниями (распекать, бранить, наказывать; беспощадно, жестоко эксплуатировать, притеснять кого-либо), чтобы убедиться, насколько первые выразительнее и образнее вторых: «- Только когда ж мы придем в волость-то?… — Шутник ты! Он те, становой-то, задаст перцу; Владеет… он сотнями тысяч денег, пароходы у него и баржи, мельницы и земли… дерет он с живого человека шкуру…»
В силу своей образности и экспрессивности фразеологизмы могут употребляться в неизменном виде в привычном лексическом окружении. Например: «Теперь мы… — Челкаш торжествующе оглянулся кругом. — Кончено, выплыли!.. Фу-у!.. Н-ну, счастлив ты, дубина стоеросовая!..». Кроме того, фраземы часто используются в трансформированном виде или в необычном лексическом окружении, что позволяет увеличить их выразительные возможности. Приемы использования и творческой переработки фразеологических оборотов у каждого художника слова индивидуальны и довольно разнообразны. Так, например, Горький фразему гнуть (согнуть) в три погибели (жестоко эксплуатировать, тиранить) употребил в необычном контексте, семантически изменив ее: «Рядом с ним, старым солдатом… шел Адвокат, согнувшись в три погибели, без шапки…, засунув руки глубоко в карманы». Общеязыковой фразеологический оборот «смерить глазами» писатель намеренно расчленяет с помощью пояснительных слов, в результате чего нагляднее выступает его образный стержень: «Он (арестант) смерил Ефимушку с ног до головы загоревшимися злобой прищуренными глазами».


Излюбленным приемом преобразования фразеологизмов в ранних рассказах Горького является замена одного из компонентов: пропасть из глаз (словарный фразеологизм — исчезать из глаз), поникнуть головой (поникнуть духом), рвать нервы (трепать нервы) и др.
Увеличивает выразительные возможности фразеологизмов их способность вступать друг с другом в синонимические отношения. Сведение фразем в синонимический ряд или одновременное употребление лексических и фразеологических синонимов значительно усиливает экспрессивную окраску речи: «Мы с вами не пара… Гусь свинье не товарищ, пьяный трезвому не родня».


«Они целыми днями чешут языки, перемывают косточки ближним» (из разговорной речи).

Выразительность речи поддерживается специальными языковыми и речевыми средствами выразительности, к которым относятся тропы и риторические фигуры. Цель этих языковых средств — сделать мысль более яркой, точной, запоминающейся.

.2 Средства языковой выразительности в публицистическом стиле

Для публицистического стиля речи характерно широкое использование общественно-политической лексики (общественное мнение, воротилы шоу-бизнеса), а также лексики, обозначающей понятия морали, этики, медицины, экономики, культуры, слов из области психологии, слов, обозначающих внутреннее состояние, переживания человека, и др.
В публицистическом стиле часто используются слова: с приставками а-, анти-, де-, меж-, раз(с) (антифашизм, деморализация, межрегиональный), с суффиксами -и(я), -ци(я), -изаци(я), -изм, -ист; с корнями, близкими по значению к приставкам, все-, обще-, сверх-. Сложные и сложносокращенные слова, устойчивые обороты речи широко используются в жанрах публицистики.


Для лексики публицистического стиля характерно использование образных средств, слов в переносном значении, ярко окрашенных эмоциями слов.

Средства эмоционального воздействия, используемые в этом стиле речи, многообразны. Большей частью они напоминают изобразительно-выразительные средства художественного стиля речи с той разницей, что основным их назначением является не создание художественных образов, а именно воздействие на читателя, слушателя, убеждение его в чем-то и информирование, кроме того, содержание публицистических произведений служит передаче сообщений и разъяснению, комментированию событий.

К эмоциональным средствам выразительности языка могут быть отнесены эпитеты (в том числе являющиеся приложением), сравнения, метафоры, риторические вопросы и обращения, лексические повторы, градация.

Градация иногда сочетается с повтором (нельзя медлить ни одного дня, ни одного часа, ни одной секунды), она может усиливаться грамматическими средствами: употреблением градационных союзов и сочетаний (не только…, но и; не только…, а и; не столько…, сколько).

Сюда также относятся фразеологизмы, пословицы, поговорки, разговорные обороты речи (в том числе просторечия); использование литературных образов, цитат, языковых средств юмора, иронии, сатиры (остроумных сравнений, иронических вставок, сатирического пересказа, пародирования, каламбуров).

Эмоциональные средства языка сочетаются в публицистическом стиле со строгой логичностью текста, смысловым выделением особо важных слов, сочетаний, отдельных частей высказывания.

В публицистическом стиле, особенно в текстах газет, для выразительности речи часто используются термины в переносном значении: баланс политических сил, инфляция совести, атмосфера доброжелательности, паразитировать на теле общества.

Общественно-политическая лексика обновляется в результате возрождения известных ранее слов, которые получили новое значение. Например, слова предприниматель, бизнес, рынок и др.

В публицистическом стиле речи, как и в научном, нередко используются существительные в родительном падеже в роли несогласованного определения: голос мира, страны ближнего зарубежья. В предложениях в роли сказуемого часто выступают глаголы в форме повелительного наклонения, возвратные глаголы.

Для синтаксиса этого стиля речи характерно использование однородных членов, вводных слов и предложений, причастных и деепричастных оборотов, сложных синтаксических конструкций.

Кроме того, для публицистического стиля характерно наличие риторических вопросов (До каких пор мы должны это терпеть?) и восклицаний (Предателям в нашей стране делать нечего!)

Образец текста публицистического стиля:

«Как передает наш специальный корреспондент, вчера вечером над центральными районами Тульской области прошла небывалой силы гроза. В ряде мест были повалены телеграфные столбы, порваны провода, с корнем вырваны деревья. В нескольких деревнях в результате удара молнией возникли пожары. К этому прибавилось еще одно стихийное бедствие: ливневый дождь местами вызвал сильный паводок, в результате произошло затопление обширной территории. Нанесен некоторый ущерб сельскому хозяйству. Временно было прервано железнодорожное и автомобильное сообщение между соседними районами». (Информационная заметка в газете)

В целом, публицистический стиль находит применение в общественно-политической литературе, периодической печати (в газете, журнале), в политических выступлениях, речах на собраниях и т.д. Публицистичность — это искусство аргументации, убеждения, поэтому нестандартность и яркость выражения усиливает действенность речи.

.3 Средства языковой выразительности в литературно-художественном стиле

Средства художественной выразительности разнообразны и многочисленны. Это тропы: эпитеты, сравнения, метафоры, гиперболы и т.д.

Тропы — оборот речи, в котором слово или выражение употреблено в переносном значении в целях достижения большей художественной выразительности. В основе тропа лежит сопоставление двух понятий, которые представляются нашему сознанию близкими в каком либо отношении. Наиболее распространенные виды троп — аллегория, гипербола, ирония, литота, метафора, метомия, олицетворение, перифраза, синекдоха, сравнение, эпитет.

Главная особенность стиля художественной литературы состоит в том, что слово здесь является средством создания образа, передачи образного смысла произведения.

Художественный стиль отличается от других функциональных стилей тем, что использует языковые средства всех жанров для создания художественных образов и воздействия на ум и чувства читателя. Эти средства, что очень важно, в художественном стиле имеют измененную функцию — эстетическую. Кроме того, в художественной речи используются внелитературные средства языка — просторечия, жаргон, диалекты и т.д., которые также используются не в их первичной функции, а подчиняются эстетическому заданию.

Например:«Ветер упруго принимал его, наплывая, шершавил, бугрил, гнал то к югу, то к западу сизо-опаловые волны. Там, где пробегала текучая воздушная струя, ковыль молитвенно клонился, и на седой его хребтине долго лежала чернеющая тропа».

Также средством создания образа может стать фамилия героя, так называемая «говорящая фамилия» — Скотинины, Простакова, Правдин, Скалозуб. Такая фамилия может многое сказать о своём носителе.

В художественном стиле речи очень широко используется речевая многозначность слова, что открывает в нем дополнительные смыслы и смысловые оттенки:

«Бурлит река вся в кружеве белой пены»; «На рассвете родился мороз».

Для художественной речи, особенно поэтической, характерна инверсия — изменение обычного порядка слов в предложении с целью усилить смысловую значимость какого-либо слова или придать всей фразе особую стилистическую окраску: «Из гроба тогда император, очнувшись, является вдруг…»

Художественному стилю свойственно большее использование конкретной лексики и меньшее — абстрактной:

«Сергей толкнул тяжелую дверь. Под его ногой едва слышно всхлипнула ступенька крыльца. Еще два шага — и он уже в саду.
Прохладный вечерний воздух был напоен дурманящим ароматом цветущей акации. Где-то в ветвях переливчато и тонко выводил свои трели соловей».


В художественно-литературном стиле широко используется употребление народно-поэтических слов, эмоциональной и экспрессивной лексики, синонимов, антонимов:

«Шиповник, наверное, с весны еще пробрался по стволу к молодой осинке, и вот теперь, когда время пришло справлять осинке свои именины, вся она вспыхнула красными благоуханными дикими розами».

Ещё одно средство выразительности — глагольное речеведение. Писатель называет по очереди каждое движение (физическое и/или психическое) и изменение состояния. Нагнетание глаголов усиливает читательское напряжение.

«Григорий спустился к Дону, осторожно перелез через плетень астаховского база, подошел к прикрытому ставнями окну. Он слышал только частые удары сердца…Тихо постучал в переплет рамы…Аксинья молча подошла к окну, всмотрелась. Он увидел, как она прижала к груди руки и услышал сорвавшийся с губ ее невнятный стон. Григорий знаком показал, чтобы она открыла окно, снял винтовку. Аксинья распахнула створки. Он стал на завалинку, голые руки Аксиньи схватили его шею. Они так дрожали и бились на его плечах, эти родные руки, что дрожь их передалась и Григорию».

Доминантами художественного стиля являются образность и эстетическая значимость каждого его элемента (вплоть до звуков). Отсюда стремление к свежести образа, неизбитым выражениям, большое количество тропов, особая художественная точность, использование специальных, характерных только для этого стиля выразительных средств речи — ритма, рифмы, даже в прозе особой гармонической организации речи.

В литературе язык занимает особое положение, поскольку он является тем строительным материалом, воспринимаемой на слух или зрение материей, без которой не может быть создано произведение. Художник слова — поэт, писатель — находит, по выражению Льва Толстого, «единственно нужное размещение единственно нужных слов», чтобы правильно, точно, образно выразить мысль, передать сюжет, характер, заставить читателя сопереживать героям произведения, войти в мир созданный автором.

Самое лучшее в языке, сильнейшие его возможности и редчайшая красота — в произведениях художественной литературы, и все это достигается художественными средствами языка.

Например: «О чем ты воешь, ветр ночной, о чем ты сетуешь безумно» — олицетворение. «Все флаги в гости будут к нам» — синекдоха. «Мужичок с ноготок», «мальчик с пальчик» — литота. «Ну, скушай же тарелочку, мой милый» — метонимия и т.д.

Можно сказать, что в художественном стиле все языковые средства, в том числе и нейтральные, используются для выражения поэтической мысли автора, для создания системы образов художественного произведения.

В целом художественный стиль обычно характеризуется образностью, выразительностью, эмоциональностью, авторской индивидуальностью, конкретностью изложения, специфичностью использования всех языковых средств.

Заключение

В данной работе были рассмотрены проблема речевых штампов, речевой избыточности и недостаточности, а также средства языковой выразительности текста публицистического и литературно-художественного стиля.

Речевые штампы обедняют и портят речь, тем не менее, одни постепенно выходят из употребления, другие становятся «модными», поэтому невозможно перечислить и описать все случаи их употребления. Важно уяснить, что речевые штампы лишают речь образности и выразительности, и препятствовать их возникновению и распространению.

Небрежность или беспомощность автора обычно приводят к многословию, а краткость и ясность формулировок достигаются в результате напряженной работы со словом. Экономное, точное выражение мысли — важнейшее требование стилистики, о котором нередко забывают. Важно помнить об этом и избегать избыточности речи.

Речевая недостаточность возникает из-за небрежности автора к формулировке сообщения, что приводит к неточности и искажению информации. Речевая недостаточность на письме легко поддается правке, достаточно вставить недостающий фрагмент. Сложнее поймать мысль собеседника при разговоре. Устная речь часто бывает неподготовленной, в ней встречаются и пропуски, и опущения слов. Такие высказывания нельзя редактировать, поэтому дело говорящего — донести свою мысль до собеседника так, чтобы его поняли.

Публицистический стиль находит применение в общественно-политической литературе, периодической печати (в газете, журнале), в политических выступлениях, речах. Главное здесь — это искусство аргументации, убеждения, поэтому нестандартность и яркость выражения усиливает действенность речи.

Художественный стиль обычно характеризуется образностью, выразительностью, эмоциональностью, авторской индивидуальностью, конкретностью изложения, специфичностью использования всех языковых средств.

В целом, люди должны быть внимательными к своей речи, ведь многие неясности в языке случаются именно из-за пренебрежительного отношения к точности высказываний, к их смысловой нагрузке. Важно тщательно работать и над формой, и над содержанием своей речи, чтобы за россыпью красивых слов не скрывалось отсутствие смысла, а хорошая мысль была действительно красивой и понятной, а не сухо и небрежно изложенной.

Список использованной литературы

1.Голуб И.Б. Курс лекций по литературному редактированию. — М., «Айрис-пресс», 2004.

2.Голуб И.Б. Стилистика русского языка: Учебное пособие. — 4-е изд. — М., «Айрис-пресс», 2006.

.Голуб И.Б. Упражнения по стилистике русского языка. — 4-е изд. — М., «Айрис-пресс», 2003.

.Розенталь Д.Э., Голуб И.Б., Теленкова М.А. Современный русский язык. М., «Айрис-пресс», 2009.

.Накорякова К.М. Литературное редактирование. — М., «Икар», 2004.

.Сбитнева А.А. Литературное редактирование. История. Теория. Практика. — М., «Флинта», 2009.

.Розенталь Д.Э., Джанджакова Е.В., Кабанова Н.П. Справочник по русскому языку. Правописание. Произношение. Литературное редактирование. — М., «Айрис-Пресс», 2009.

.Степанов А.В. Практическая стилистика русского языка. Лекции с упражнениями. — М., «Издательство МГУ», 2005.

10.<http://www.prosv.ru/ebooks/Zagorovsk_Grig_Rus_yaz_EG_C/7.html>

.<http://velikayakultura.ru/kultura-rechi-russkiy-yazyk/hudozhestvennyiy-stil-yazyik-i-osobennosti>

.<http://videotutor-rusyaz.ru/uchenikam/teoriya/106-hudogestvennyistilrechi.html>

.Лермонтов М.Ю. Собрание сочинений в четырех томах. — М., «Художественная литература», 1975.

.Пришвин М.М. Лесной хозяин. — М., «Правда», 1984.

.Шолохов М.А. Тихий Дон. — М., «Эксмо», 2010.

.Чехов А.П. Рассказы. Повести. Пьесы. — М., «Художественная литература», 1974.

.Лавренев Б.А.. Повести и рассказы. — Спб., «Лениздат», 1987.

.Тютчев Ф.И. Стихотворения. — М., «Художественная литература», 1990.

.Блок А.А. Стихотворения. Поэмы. — Спб., «Лениздат», 1974.

.Горький М. О том. Как я учился писать. — М., «Государственное издательство», 1928.

.Есенин С.А. Избранное. — М., «Детская литература», 1985.

.Берггольц О.Ф. Голос совести. — М., «Московская городская организация Союза писателей России», 2011.

.Пушкин А.С. Полн. собр. соч., т. 7. — Спб., АН СССР, 1935.

.Чехов А.П. Дом с мезонином. Повести и рассказы. — М., «Художественная литература», 1983.

.Евтушенко Е.А. Счастья и расплаты. — М., «Эксмо», 2012.

.Барто А.Л. Стихи детям. — М., «Эксмо», 2007.

.Парандовский Я. Алхимия слова. — М., «Правда», 1990.

.Блок А.А. Избранное. — М., «Московский рабочий», 1973.

.Гоголь Н.В. Мертвые души. — М., «Азбука-классика», 2010.

.Маяковский В.В. Избранное. — М., «Диамант», 1998.

.Салтыков-Щедрин М.Е. Пестрые письма. — М., «АСТ», 2011.

.Эренбург И.Г. Война. Апрель 1942 — март 1943. — М., «Воениздат», 2004.

.Горький М. Рассказы. — М., «Художественная литература», 1983.

.Маяковский В.В. Клоп. — Спб., «Азбука-Аттикус», 2011.

.Горький М. Товарищи. — М., «Гослитиздат», 2008.

.Горький М. Детство. — Спб., «Астрель», 2011.

.Рождественский Р.И. Избранные произведения в двух томах. Том 1. — М., «Художественная литература», 1979.

.А.С.Грибоевдов. Горе от ума. — М., «Эксмо», 2000.