Семантические особенности фразеологических единиц библейского происхождения в английском языке

Семантические особенности фразеологических единиц библейского происхождения в английском языке

ПЛАН КУРСОВОЙ РАБОТЫ

ВВЕДЕНИЕ

. ОСВЕЩЕНИЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИХ ВОПРОСОВ

.1 Определение фразеологической единицы

.2 Классификация фразеологических единиц

.3 Семантическая классификация

.4 Типы значений

.5 Лексическое значение

.6 Фразеологическое значение

. ПРАКТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ИСПОЛЬЗВАНИЯ БИБЛЕИЗМОВ В АНГЛИЙСКОМ ЯЗІКЕ

.1 Типы переосмысления

.2 Семантическое поле

.3 Фразеосемантическое поле

.4 Виды семантических полей

.5 Семантика фразеологических единиц библейского происхождения

Заключение

Список литературы

ВВЕДЕНИЕ

Предлагаемая Вашему вниманию курсовая работа посвящена изучению фразеологических единиц в английском языке и особенностям семантики ФЕ библейского происхождения.

Фразеология — чрезвычайно сложное явление, изучение которого требует своего метода исследования, а также использования данных других наук — лексикологии, грамматики, стилистики, фонетики, истории языка, истории, философии, логики и страноведения.

Мнения лингвистов по ряду проблем фразеологии расходятся, и это вполне естественно. Тем не менее, важной задачей лингвистов, работающих в области фразеологии, является объединение усилий и нахождение точек соприкосновения в интересах как теории фразеологии, так и практики преподавания иностранных языков.

Библия и библеизмы в последнее время неоднократно становились предметом исследования ученых различных направлений. В основном это работы лингвистического характера, посвященные изучению особенностей текста Священного Писания или концентрирующие внимание читателя на отдельных языковых реалиях, встречающихся в Библии. Наряду с исследованиями по историческому языкознанию на материале древних текстов [Ярцева, Клочковский 1998; Вдовиченко 1999; Рункова 1999; Десницкий 2000; Atanassova 1998; Nebe 1998] можно отметить труды текстологического характера [Алексеев 1999; 2000; Фокин 2001] и ряд работ, авторы которых уделяют внимание особенностям перевода Священного Писания на отдельные языки [Иванов 1998; Григорьев 1999; Павлов 1999; Куликова 1999; Смирнова 2000].

Многие исследователи относят библеизмы к фразеологическим единицам (например, И. Харазиньска; Н.М. Шанский; В.Г. Гак; Л.М. Грановская; Е.Н. Бетехтина; В.М. Мокиенко). Фразеология представляет собой относительно глубоко изученную область лингвистики.

При создании настоящей работы была предпринята попытка решить следующие задачи:

·дать аналитический обзор теоретической литературы;

·установить взаимосвязи между происхождением данных лексических единиц и их фразеологической продуктивностью;

·проанализировать особенности — структурные, семантические, лексико-стилистические и фонетические — фразеологических единиц данной группы в английском языке;

·рассмотреть особенности семантики фразеологических единиц библейского происхождения.

В работе использовались следующие методы: синхронно-сопоставительный, метод фразеологической идентификации, метод фразеологического описания.

Однако, несмотря на привлечение большого фактического материала, настоящая работа никоим образом не претендует на полное и исчерпывающее освещение всех нюансов рассматриваемых проблем, так как они слишком многогранна. Кроме того, по многим вопросам среди языковедов нет единого мнения, они остаются спорными по сей день и ждут своего разрешения.

1. ОСВЕЩЕНИЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИХ ВОПРОСОВ

.1 Определение фразеологической единицы

Фразеологические единицы заполняют лакуны в лексической системе языка, которая не может полностью обеспечить наименование человеком (новых) сторон действительности, и во многих случаях являются единственными обозначениями предметов, свойств, процессов, состояний и т.д.

Например:eye — хорошая зрительная память.

То tickle smb’s ears — ласкать слух, льстить.

Фразеология — это сокровищница языка. Английский фразеологический фонд в целом — сложный конгломерат исконных и заимствованных фразеологизмов с явным преобладанием первых. В некоторых фразеологизмах сохраняются архаические элементы — представители предшествующих эпох.

Фразеологические единицы, т.е. фразеологические выражения — это устойчивые сочетания слов с осложненным смыслом отдельного слова, оборота речи, которым присущи такие признаки, как раздельно-оформленность, воспроизводимость, иногда, эквивалентность и соотнесённость со словом. Рассмотрим эти признаки отдельно.

ым признаком является воспроизводимость. В данном случае фразеологическое выражение не выдумывается каждый раз заново, а присутствует в языке, и знакомо большинству индивидов языкового коллектива или общества. Хотя в начале у фразеологического выражения был конкретный автор, но затем оно становится общим достоянием и языковым явлением.

Рассмотрим английское выражение bluestocking — синий чулок. Обращаясь к истории появления этого выражения, можно узнать, что автором этой фразеологической единицы является голландский адмирал Босковен, который в Англии в середине XVIII века назвал один из литературных салонов »собранием синих чулков», когда увидел, как учёный Бенджамин Спеллингфлит появился в этом салоне в синих чулках. В настоящее время вряд ли кто знает о происхождении этой фразеологической единицы. Насколько нам известно, все члены языковой общности воспринимают её как данность, и используют в значении »сухая педантка, лишённая женственности».

-ым немаловажным признаком является семантическая целостность. Значение фразеологического выражения частично или полностью переосмысмысленно, т.е. значение фразеологической единицы не совпадает со значением составляющих её отдельных слов. Например, выражение he is wet behind ears дословно переводится »у него мокро за ушами», а само значение фразеологического выражения — »он ещё зелёный», т.е. не опытный. Это английское выражение соответствует русскому фразеологизму »у него молоко на губах не обсохло».

-им признаком является раздельно оформленность. Фразеологическое выражение состоит из двух и более слов, морфологически оформленных, но со смыслом отдельного слова в обороте речи, т.е. слова в составе фразеологического выражения обладают морфологическими показателями слов, но значение фразеологического выражения не является суммой значений этих слов, компоненты фразеологического выражения являются словами, специфически употреблёнными, значение которых в той или иной степени затемнено или потеряно.

-ый признак — это устойчивость. Фразеологическое выражение — это степень слитности её компонентов, мера возможности /невозможности изменений во фразеологическом выражении, как в составе фразеологического выражения за счёт расширения/ сокращения компонентного состава или замены одного из компонентов этого выражения сходной ему по тематическому ряду лексической единицей (структурная устойчивость), так и в значении фразеологического выражения (семантическая устойчивость). Примером семантической неустойчивости является фразеологическое выражение в английском языке theres no love lost between them (или us), которое до первой половины XIX в. означало »они любят друг друга», в современном английском языке это фразеологическое выражение употребляется в противоположном значении »они терпеть не могут друг друга, или же »они невзлюбили друг друга».

Структурная устойчивость фразеологических выражений проявляет себя по-разному: одни более устойчивы, другие — менее. Слова в составе фразеологического выражения могут менять свои грамматические показатели, или одно слово может быть заменено однородным ему словом. В этом случае мы имеем дело с фразеологической вариативностью, которая подразделяется на следующие виды:

· Лексические варианты — варианты с разным лексическим составом:

сlosed (sealed) book — книга за семью печатями.

Грамматические варианты — это выражения с теми или иными грамматическими изменениями: the promised land / the land of promise -земля обетованная.

Квантитативные варианты — варианты с неодинаковым числом компонентов, образованные путём их усечения или расширения: between the devil and the deep blue sea/ between the devil and the deep sea — между дьяволом и морской пучиной (в безвыходном положении).

Позиционные варианты — это выражения с перестановкой двух или более компонентов без изменения структуры фразеологического выражения: the short and the long of it / the long and the short of it — короче говоря, одним словом.

1.2 Классификация фразеологических единиц

Фразеологические выражения делятся на несколько типов:

. Идиомы (или фразеологические сращения) — устойчивые выражения, значение которых не вытекает из суммы значений слов её составляющих, т.е. полностью нелютированные выражения. Например, red tape (дословно красная лента) имеет значение »волокита, бюрократизм»; old bird (дословно старая птица) имеет значение »стреляный воробей»; to kick the bucket (дословно ударить ногой ведро) — »загнуться, умереть» = »протянуть ноги»; to pull ones leg (дословно тянуть кого-либо за ногу) — »морочить кому-либо голову».

.Фразеологические единства (или фраземы) — мотивированные выражения с единым целостным значением, возникающим из слияния значений лексических компонентов. Например, выражение to be born with a silver spoon in ones mouth имеет значение »родиться в сорочке» (дословно родиться с серебряной ложкой во рту); at the drop of the hat — »немедленно, в тот же час, по малейшему поводу» (дословно в момент падения шляпы); to keep a dog and bark oneself — »выполнять работу своего подчиненного» (дословно облаять, обругать, сорвать раздражение, злость).

. Фразеологические сочетания — устойчивые выражения, в которых у одного из компонентов — буквальное (словарное) значение, т.е. это частично мотивированные словосочетания. Например, black frost в переводе означает »мороз без снега» (дословно черный мороз); to pay through the nose — »платить втридорога» (дословно платить через нос); to talk through ones hat — »нести вздор, пороть чепуху» (дословно говорить сквозь шляпу); the last straw — »последняя капля» (дословно последняя соломинка); to burn ones fingers — »обжечься на чём — либо» (дословно обжечь свои пальцы).

Перевод фразеологических выражений с английского языка на другие языки вызывает определённые трудности из-за их семантической целостности и усложненности. Дословный (буквальный) перевод фразеологического выражения извращает смысл высказывания, требуется адекватный перенос значения фразеологической единицы на второй язык. Существуют следующие способы перевода фразеологических выражений:

) эквивалентный — перевод фразеологической единицы с первого языка фразеологизмом второго языка, совпадающим с ней по смыслу и по структурному составу компонентов. Абсолютно адекватные фразеологические выражения двух языков называются полными (или абсолютными) эквивалентами: to pull chestnuts out of the fire for smb. -таскать каштаны из огня для кого-либо; to stew in ones own juice — рус. вариться в собственном соку; wolf in sheeps clothing — рус. волк в овечьей шкуре, between two fires — рус. играть с огнём, to be born under a lucky star — рус. родиться под счастливой звездой; to pour oil on the flames — рус. подлить масло в огонь. Неполными (или частичными) эквивалентами являются те фразеологические выражения, которые имеют различия в структурно-грамматическом плане или лексическом, когда один компонент фразеологического выражения английского языка не совпадает с фразеологическим выражением второго языка, но относится к той же тематической группе: like a squirrel in a cage — рус. как белка в колесе (дословно как белка в клетке); to get out of bed on the wrong side — рус. встать с левой ноги.

) аналогичный — перевод фразеологического выражения с первого языка фразеологизмом второго языка, адекватным по содержанию, но различным по структурно-компонентному составу. Например, as stiff as a poker (дословно застывший как кочерга) — рус. словно аршин проглотил; a fly in the ointment — рус. ложка дёгтя в бочке мёда; as like as two peas ( дословно похожи как две горошины ) — рус. как две капли воды; one’s in a blue moon (дословно однажды при голубой луне) — рус. когда рак на горе свистнет; to make a mountain out of a molehill — рус. делать из мухи слона.

) описательный — перевод фразеологического выражения описательно или одним эквивалентным словом, или группой эквивалентных слов (в том случае, если во втором языке отсутствует фразеологическая единица, соответствующая фразеологической единице первого языка). Например, a white elephant (дословно белый слон) — рус. обременительное или разорительное имущество; обуза, подарок, от которого не знаешь как избавиться; to knit ones brows (дословно связать, сращивать чьи-либо брови); red tape (дословно красная лента) — волокита, бюрократизм; to fiddle while Rome is burning (дословно играть на скрипке в то время когда горит Рим) заниматься пустяками перед лицом серьёзной опасности; ships that pass in the night (дословно корабли, которые проплывают мимо в ночи) — мимолётные встречи; a black sheep (дословно чёрная овца) — позор в семье.

) комбинированный перевод — перевод осуществляется сочетанием вышеперечисленных способов. Фразеологическое выражение-аналог и эквивалент плюс описательный перевод. Этот способ применяется в том случае, когда фразеологическая единица второго языка недостаточно полно раскрывает значение фразеологического выражения первого языка. Например, spick and span — рус. с иголочки, элегантный, щегольской; far cry (дословно далёкий крик) — рус. как небо и земля; большая разница; a millstone about smbs neck (дословно жёрнов бремя) вокруг чьей- либо шеи) — рус. камень на шее; тяжёлая ответственность; to live on the fat of the land (дословно жить на жирной земле) — рус. кататься как сыр в масле; жить в роскоши, жить припеваючи.

.3 Семантическая классификация

Деление слов по семантико-грамматическим признакам или признакам частей речи рассматривается в лингвистике как деление на парадигматические поля или семантико-грамматические классы слов. Во фразеологии также признается деление, или, лучше сказать, соотнесенность ФЕ с частями речи. «ФЕ как бы соотносительны с отдельным словом по своей номинативной функции и подобно слову могут выполнять аналогичные отдельному слову синтаксические функции членов предложения или отдельных предложений». [1, 25]. Таким образом, ФЕ по своей функции могут быть соотнесены с любой частью речи. По мнению Алехиной, «в системе выделения признаков ФЕ соотнесенность ее с той или иной частью речи рассматривается как один из дифференциальных и в то же время тождественных признаков, сближающих ФЕ со словом. Так, например, с точки зрения одних исследователей, лексико-грамматическое значение главного члена оборота не всегда совпадает с общим грамматическим значением ФЕ. Например, «видал виды» обладает признаками прилагательного. По мнению других, ФЕ в лексико-грамматическом отношении соотносится с глаголом, именем существительным, прилагательным, наречием. Соотнесенность слова и ФЕ в лексико-грамматическом плане выражена достаточно четко в большинстве языков. Исходя из вышесказанного, нельзя не разделить ФЕ на парадигматические классы, какими являются части речи, поскольку «само членение слов по частям речи тесно связано не только с функциональной характеристикой ФЕ, но и со структурными, внутренними признаками. Кроме того, в языке необходима «грамматическая специализация слов», которой определяются основные грамматические свойства слов, способность выступать в качестве каждого из главных членов предложения, не меняя своей грамматической природы» [1, 26]. Мы говорим об именных, глагольных, адъективных, адвербиальных ФЕ с опорой на ее структуру, словарный состав. Если, например, ФЕ состоит из: существительное+существительное, прилагательное+существительное, существительное в притягательном падеже+существительное, она относится к субстантивным ФЕ не по функции, а именно на основе общего признака предметности, и только затем по функции. Поэтому при делении ФЕ по частям речи правильнее было бы, по мнению Алехиной А.И., «относить их к соответствующим разрядам не по лексико-грамматическим признакам, а по семантико-функциональному значению предметности, действия, атрибутивности, обстоятельства» [1, 28].

В работе А. М. Чепасовой рассматривается степень устойчивости разных грамматических факторов также в зависимости от характера значения ФЕ и морфологических свойств грамматически главного компонента. По характеру семантики автор делит ФЕ на следующие группы:

) ФЕ с предметной семантикой;

) ФЕ с атрибутивной семантикой;

) ФЕ с качественно-обстоятельственной семантикой;

) ФЕ с количественной семантикой и некоторыми другими [14, 55].

Подобное деление более правомерно, нежели сравнение ФЕ с глаголом, существительным, наречием или прилагательным. Такая классификация носит название функционально-семантической в отличие, например, от структурно-семантической классификации ФЕ в английском языке, предложенной А.В. Куниным и представленной в виде классов, подклассов и разрядов. Именно на основе классификации профессора Кунина нами подробно представлена характеристика фразеологических единиц современного английского языка в практической части работы (категории с good-better-the best, bad-worse-the worst). Функционально-семантическая классификация отражает структуру лексико-фразеологических парадигм в современном английском языке, в которых одним из признаков является наличие семантических классов — частей речи и ФЕ, соотносимых по своему грамматическому или обобщенному значению и сфере функционирования. А.И. Алехина представила данную классификацию следующим образом:

класс субстантивных идиом со значением предметности типа red tape, white paper, etc.

класс адъективных идиом со значение:

а) атрибутивности: not a pin to choose between them;

б) компаративности: as cool as cucumber, etc.

класс адвербиальных идиом со значением:

а) качества или признака действия: on the sly;

б) обстоятельственности: all along, in the nick of time, etc.

класс препозициональных идиом со значением отношения между знаменательными членами предложения: in the light of, by force of, etc.

класс вводных идиом со значением модальности, последовательности действия, конкретизации его или уточнения: in truth, in the end, etc.

класс междометных идиом со значением эмоционально-оценочного выражения отношения говорящего к высказыванию: by George! Great Heavens!, etc.

класс идиом-интенсификаторов со значением выражения интенсивности действия: ass old boots, like a shot, etc.

класс идиом-предложений, выражающих законченную мысль: reck or nothing, needs must when the devil drives, etc [1, 29-31].

В представленном виде данная функционально-семантическая классификация содержит обобщенный материал различных лексико-фразеологических парадигм.

1.4 Типы значений

Прежде всего в свободном, создаваемом по модели словосочетании возможна замена любого из компонентов в рамках этой модели. Так, прилагательное red может употребляться в сочетании с огромным множеством существительных (red frock, red banner, red strip, red hair, etc.), сохраняя свое значение цвета. Аналогично любое существительное, обозначающее предмет, потенциально способный иметь признак, по той же модели будет сочетаться с бесконечным числом прилагательных, этот признак передающих (red frock, dirty frock, new frock, expensive frock, etc.). Во фразеологическом же сочетании связь между компонентами жесткая и замена любого из них невозможна без разрушения смысла всей единицы. Например, сочетание black sheep (= the worst member), хотя оно и построено по регулярной модели А + N, не может быть воспроизведено с тем же значением даже при минимальных в смысловом отношении заменах (black ram или grey sheep). Формально соответствуя языковой модели, фразеологические единицы (ФЕ) немоделированы, т. е. представляют собой единичное использование языковой модели для передачи в постоянном контексте какой-либо смысловой структуры.

Несмотря на свою немоделированность, ФЕ довольно четко распределяются по типам структур, их образующих. Прежде всего это ФЕ, по форме совпадающие с соответствующими свободными словосочетаниями (take silk; break the ice, etc.). Вторую группу образуют сочинительные структуры (pick and choose; rain or shine; light to darkness; for love or money; by hook or by crook; etc.). Третью группу составляют ФЕ с предикативной структурой (as the matter stands; before you could say Jack Robinson; as the crow flies). К ней примыкают ФЕ в форме повелительного наклонения, носящие междометный характер (Take it easy! Draw it mild! Bless my soul! Take your time; etc.), а также единицы компаративного характера (as dead as a door-nail; as mad as a hatter; etc.). Несколько особняком стоят одновершинные структуры, состоящие из одного полнозначного и одного или нескольких служебных слов (behind the scenes; in the blood; for good), и глагольно-постпозитивные ФЕ, находящиеся на границе фразеологического фонда (to bear up; to give in; etc.).

.5 Лексическое значение

Значения слов и значения ФЕ в разной степени детерминированы характером составляющих их элементов. В отличие от фразеологического значения словесное (лексическое) значение определяется морфемами. Основную семантическую нагрузку в слове выполняет корневая морфема. Значительно меньшую смыслоуказательную роль играют словообразовательные аффиксы, а формообразующие аффиксы и окончания являются носителями категориального, или лексико-грамматического, и грамматического значения. Таким образом, морфемы в структуре слова отличаются значительно большей специализацией, чем компоненты фразеологизма [4, 133].

Лингвисты затрудняются однозначно ответить на вопрос «Что такое компонент фразеологизма?», придерживаясь диаметрально противоположных взглядов. Это объясняется исключительной сложностью и противоречивостью самой проблемы. Одни лингвисты рассматривают компонент ФЕ как внесловное образование, утратившее свое лексическое значение, растворившееся в составе фразеологизма, другие же признают словную природу этих компонентов. Подавляющее большинство лингвистов разделяет вторую точку зрения, присоединяясь к мнению А.И. Смирницкого, отмечавшего, что компоненты фразеологических единиц можно и нужно считать словами, но только специфически употребленными [14, 208].

Компоненты фразеологизмов называются лексемами. Они различаются по степени словности. Словный характер компонентов является важнейшим фактором, обусловливающим раздельно оформленность фразеологизмов [9, 138]. Показатели раздельно оформленности, как узуальные, так и окказиональные, возможны только в словесных комплексах.

Е.Г. Беляевская определяет слово как наименьшую самостоятельную значимую единицу языка и строевой элемент в структуре и семантике языковых единиц более высокого порядка [3, 6]. Однако слово не всегда является наименьшей единицей языка. Некоторые слова значительно длиннее фразеологизмов (ср., например, слово incomprehensibility — непонятность, непостижимость и ФЕ at all — 1) совсем, совершенно; 2) вообще). Кроме того, слово является строевым элементом не только языковых единиц, но и переменных сочетаний. Важнейшей характеристикой слова является цельнооформленность, и этот признак должен войти в его определение. С учетом этих соображений можно дать характеристику слову как цельнооформленной значимой самостоятельной единицы языка и строевого элемента переменных и устойчивых образований. Это определение позволяет отграничить слово от аффиксов, с одной стороны, и фразеологических единиц, с другой стороны.

1.6 Фразеологическое значение

С точки зрения семантической слитности компонентов фразеологизмы делят на три группы:

. Фразеологические сращения, или идиомы — устойчивые неделимые сочетания, общее значение которых не зависит от значения составляющих их слов: kick the backet — умереть, протянуть ноги.

. Фразеологические единства — устойчивые сочетания слов, в которых при наличии общего переносного значения сохраняются признаки семантической раздельности компонентов: to have other fish to fry — иметь дала поважнее.

. Фразеологические сочетания — устойчивые обороты, состоящие из слов как со свободным, так и с фразеологически связанным значением: rack one’s brains — ломать голову (усиленно думать).

Перевод фразеологических единиц с английского языка на другие представляет значительные трудности. Это связано с тем, что многие из них являются яркими, образными, лаконичными, многозначными. При переводе нужно не только передать смысл фразеологизма, но и отобразить его образность, не упустив при этом его стилистическую функцию. Также необходимо учитывать особенности контекста.

Передача на английский язык фразеологических единиц — очень трудная задача. В силу своего семантического богатства, образности, лаконичности и яркости фразеология играет в языке очень важную роль Она придает речи выразительность и оригинальность. Особенно широко фразеологизмы используются в устной речи, в художественной и политической литературе.

При переводе фразеологизма переводчику надо передать его смысл и отразить его образность, найдя аналогичное выражение в английском языке и не упустив при этом из виду стилистическую функцию фразеологизма. При отсутствии в английском языке идентичного образа переводчик вынужден прибегать к поиску «приблизительного соответствия»

Фразеологические эквиваленты могут быть полными и частичными.

Полными фразеологическими эквивалентами являются те готовые английские эквиваленты, которые совпадают с русскими по значению, лексическому составу, образности, стилистической окраске и грамматической структуре; например: почить (почивать) на лаврах — rest on ones laurels, соль земли — the salt of the earth, играть с огнем — to play with fire, час настал (пробил) — ones hour has struck, нет дыма без огня -числу авторских there is no smoke without fire, трудолюбивый как пчела — busy as a bee.

Частичные фразеологические эквиваленты можно разбить на три группы.

К первой группе относятся фразеологизмы, совпадающие по значению, стилистической окраске и близкие по образности, но расходящиеся по лексическому составу: сулить золотые горы — to promise wonders, to promise the moon, в гостях хорошо, а дома лучше — East or West, home is the best, купить кота в мешке — to buy pig in a poke, первая ласточка — the first portent (sign), овчинка выделки не стоит — the game is not worth the candle, притча во языцех — the talk of the town.

Некоторые из этих оборотов переводятся с помощью антонимического перевода, т.е. отрицательное значение передается переводчиком с помощью утвердительной конструкции или, наоборот, положительное значение передается с помощью отрицательной конструкции: цыплят по осени считают — dont count your chickens before they are hatched.

Ко второй группе относятся фразеологизмы, совпадающие по значению, образности, лексическому составу и стилистической окраске, но отличаются по таким формальным признакам, как число и порядок слов, например: играть на руку кому-либо — to play into smb.s hands (здесь расхождение в числе); не все то золото, что блестит — all is not gold that glitters (расхождение в порядке слов); за деревьями не видеть леса — not to see the wood for the trees (расхождение в порядке слов).

К третьей группе относятся фразеологизмы, которые совпадают по всем признакам, за исключением образности. По-русски мы говорим — отправиться на боковую, тогда как английским эквивалентом будет обычное — to go to bed. В русском языке есть оборот — быть как на ладони, а в английском языке в таких случаях принято говорить — to spread before the eyes, to be an open book. По-русски мы говорим — старо, как мир, а по-английски та же мысль передается оборотом — as old as the hills.

Иногда в качестве отличительного признака фразеологизмов выступает частотность употребления в речи того или иного идиоматического выражения, при нарушении которой употребляемая фразеология может придавать речи говорящего необычный или даже старомодный характер. Об этом переводчику следует всегда помнить.

Следует иметь в виду, что словосочетаниям, так же как и словам, свойственны многозначность и омонимия, причем одно из значений может быть фразеологическим и один из омонимов — фразеологизмом. Например, словосочетание to burn ones fingers имеет значения 1. обжечь пальцы и 2. обжечься на чем-либо, ошибиться; to be narrow in the shoulders может иметь прямой смысл (быть узкоплечим) и фразеологическое значение (не понимать юмора). Dont mention it может значить: Не напоминай мне об этом и Не стоит благодарности, пожалуйста. Фразеологизм to throw the book at smb. означает приговорить кого-либо к максимальному сроку заключения. Но теоретически возможен контекст, в котором это словосочетание употреблено как переменное. Фразеологизм может иногда отличаться от переменного словосочетания лишь артиклем, который является в данном случае формальным дифференцирующим признаком. Например: to go to the sea — отправиться к морю, to go to sea — стать моряком; to draw a line — проводить черту, to draw the line — устанавливать границу дозволенного.

Слово — основное, но не единственное средство номинации в системе языка. В речи ему свойственно появляться в комбинациях с другими словами, и принцип организации их в словосочетания регулируется синтаксическими нормами и правилами. Такие сочетания создаются по существующим в языке моделям. Например, модель А + N, отражая принципиальную возможность комбинации прилагательного и существительного, может быть заполнена бесконечным множеством компонентов, отвечающих требованиям модели, и результат такой операции вполне предсказуем: полученное сочетание будет обозначать нечто, обладающее неким признаком. В тождественных ситуациях часто употребляются тождественные словосочетания: May I come in? Knock at the door, etc. Данная комбинация слов употребляется обычно в фиксированной форме и воспроизводится в речи готовым блоком. Такие сочетания являются устойчивыми, но относятся к общему, а не фразеологическому фонду словарного состава. Дело в том, что в компонентах подобных сочетаний нет семантических изменений; они сохраняют свое значение, иногда изменяя только функцию, как, например, в устойчивом выражении Good morning функция номинативная — описание времени суток — заменяется контактной — приветствием. Если же устойчивость выражения дополняется семантическим изменением компонента или компонентов, мы имеем дело с фразеологической единицей. Несмотря на то что фразеологические единицы представляют собой сочетания слов, они рассматриваются лингвистами с позиций не синтаксиса, как свободные сочетания, а лексикологии.

Фразеология — чрезвычайно сложное явление, изучение которого требует своего метода исследования, а также использования данных других наук — лексикологии, грамматики, стилистики, фонетики, истории языка, истории, философии, логики и страноведения. Переводу фразеологизмов уделено немало внимания в теоретических работах, в каждом пособии по переводу, в особенности по переводу художественной, публицистической, общественно-политической литературы, во многих публикациях по теории фразеологии и сопоставительной лингвистике. Связанные с этим проблемы рассматриваются по-разному, рекомендуются различные методы перевода, встречаются несовпадающие мнения. И это, пожалуй, в порядке вещей: однозначного, стандартного, одного на все случаи жизни решения здесь быть не может. В различных ситуациях может потребоваться разный подход.

2. ПРАКТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ БИБЛЕИЗМОВ В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

.1 Типы переосмысления

Сложность значения слова, обязательная, но гибкая взаимосвязь его компонентов — денотата, концепта и формы — делает возможным соотнесение одного наименования с несколькими денотатами. Суть переосмысления значения слова заключается в том, что наименование одного денотата распространяется на другой, если их концепты в чем-то сходны. При этом слово продолжает существовать в своем исходном виде. На развитие и изменение значения слова влияют как законы языковой системы, так и внеязыковые изменения в жизни общества. И те и другие можно рассматривать как в диахронии, так и в синхронии; однако, учитывая, что момент вхождения в язык измененного значения редко бывает зафиксирован точно, а сам процесс переосмысления идет в языке практически непрерывно, мы не будем отделять один план от другого, отметив лишь, что изменения значения слова обусловливаются различными потребностями языкового общества. Условно их можно разделить на две группы — экстралингвистические (события, происходящие в жизни языковой общности) и лингвистические (связанные с процессами, происходящими внутри системы языка). Некоторыми лингвистами особо отмечается еще так называемая «экспрессивная потребность», т. е. стремление придать какому-либо наименованию большую образность. Еще раз отметим условность и приблизительность такого разделения, так как переосмысление значения отражает сложные когнитивные процессы, в которых также тесно переплетены внешние и внутренние факторы, влияющие на познание действительности и опредмечивание сформированных понятий.

Техника переосмысления заключается в том, что старая форма используется для вторичного или третичного наименования путем переноса названий и семантической информации с денотатов прототипов ФЕ или фразеологических вариантов соответственно на денотаты ФЕ или фразеосемантических вариантов [9, 132]. Важнейшими типами переосмысления являются метафора и метонимия.

В качестве метафоры понимают «механизм речи, состоящий в употреблении слова, обозначающего некоторый класс предметов, явлений и т.п., для характеризации или наименования объекта, входящего в другой класс объектов, аналогично данному в каком-либо отношении» (Лингвистический энциклопедический словарь, 1980). Передачу информации ФЕ осуществляет «сжатыми средствами», выражая во внутренней форме характерные черты некоторой ситуации, закрепленной в языковом сознании носителей данного языка и возникающей в виде образа при произнесении звуковой оболочки (Телия, 1996: 60).

Механизм метонимических переосмыслений представляет собой перенос наименований явлений, предметов и их признаков по их смежности или шире — по их связи в пространстве и времени (Арутюнова,1990:30).

В современных трудах по метафоре можно выделить три основных взгляда на её лингвистическую природу:

метафора как способ существования значения слова,

метафора как явление синтаксической семантики,

метафора как способ передачи смысла в коммуникативном акте.

В первом случае метафора рассматривается как лексикологическое явление. Такой подход является наиболее традиционным, поскольку наиболее тесно связан с представлением о языке как относительно автономной от речевой деятельности и стабильной системе. Соответственно, представители данного подхода считают, что метафора реализуется в структуре языкового значения слова.

При втором подходе основное внимание уделяется метафорическому значению, возникающему при взаимодействии слов в структуре словосочетания и предложения. Он является наиболее распространённым: для него границы метафоры более широкие — она рассматривается на уровне синтаксической сочетаемости слов. Этот подход содержит больше динамизма. Наиболее ярко его позиция отражена в интеракционистской теории М.Блэка.

Третий подход — самый инновационный, поскольку рассматривает метафору как механизм формирования смысла высказывания в различных функциональных разновидностях речи. Для данного подхода метафора — это функционально-коммуникативное явление, реализующееся в высказывании/тексте.

В английском языке представлена конвенциональная метафора БЛИЗОСТЬ — ЭТО СИЛА ВЛИЯНИЯ.. Таким образом, предложение Who are the men closest to Khomeini? Кто ближе всех к Хомейни? означаетare the men who have the strongest effect on Khomeini? Кто имеет самое сильное влияние на Хомейни?

Здесь метафора имеет чисто семантический эффект, связанный со значением слова close ‘близкий’. Однако метафора может также использоваться по отношению к синтаксической форме предложения. Возможность этого заложена в функциях синтаксиса: синтаксические отношения указывают, насколько два выражения БЛИЗКИ друг к другу. Здесь уже речь идет о близости форм.

Эту метафору можно использовать, характеризуя связь между формой и значением, следующим образом:

Если значение формы А влияет на значение формы В то, чем БЛИЖЕ форма А к форме В, тем СИЛЬНЕЕ будет ВЛИЯНИЕ значения А на значение В.

Метафора и метонимия — одни из наиболее распространенных тропов в художественной литературе как в русском, так и в английском языке. Оба они основаны на взаимодействии логического и контекстуального значений лексической единицы (или группы лексических единиц), где контекстом служит художественное произведение и идея, заложенная в него автором.

Фундаментальным различием между метафорой и метонимией является сама сущность взаимоотношений между значениями. Метафора строится на основе схожести двух концепций, явлений или предметов, то есть на лингвистическом уровне две лексические единицы обладают по крайней мере одним общим семантическим компонентом. При этом метафорой характеризуется лишь один из задействованных референтов (tenor — что сравнивается), тогда как второй (vehicle — с чем сравнивается) является только средством характеризации, комментарием. Таким образом, функцию метафоры можно определить как преимущественно субъектно-оценочную. Природой отношений между референтами объясняется и большая распространенность метафоры по сравнению с метонимией: учитывая множество индивидуальных ассоциаций, возможных при привлечении лишь одного общего семантического компонента, количество специфических комбинаций практически неограничено.

Метонимические отношения складываются из реально существующего взаимодействия между двумя концепциями, явлениями или предметами, то есть существуют на основе их смежности в экстралингвистической сфере. На лингвистическом уровне необходимости в общем семантическом компоненте нет, хотя образ одного задействованного референта не исключает образа другого. Поэтому функцию метонимии можно определить как преимущественно символизирующую, характеризующую две взаимосвязанных концепции, явления, предмета. Экстралингвистической основой отношений между референтами объясняется меньшая распространенность метонимии по сравнению с метафорой: в объективной реальности связей, безусловно, меньше, чем ассоциативных связей в сознании человека.

Из вышеизложенного следует вывод о том, что метонимия существует непосредственно на экстралингвистической основе, тогда как экстралингвистическая основа существования метафоры опосредована через язык. Таким образом, традиционный взгляд на метафору и метонимию как на поверхностные риторические приемы, рассматриваемые исключительно с точки зрения языка, уступает в основательности представлению этих тропов как своеобразного посредника между объективной реальностью и образным сознанием автора, отображающим эту реальность.

Художественный перевод произведения вызывает наложение образного сознания автора как носителя языка, культурных реалий и ассоциаций, и образного сознания переводчика как носителя своего языка и культуры. Задачей переводчика является трансформация смысла и содержания с максимальной точностью, но и с учетом тех особенностей собственной национальной культуры, которые могли бы препятствовать восприятию оригинального текста. Природа отношений, структурирующих метафору и метонимию в различных языках, может быть универсальна (то есть основана на общечеловеческих представлениях о реальности) или специфична для отдельно взятой культуры (то есть построена на представлениях, присущих лишь носителям данной культуры и для носителей другой культуры непонятна).

Развернутая, или расширенная, метафора состоит из нескольких метафорически употребленных слов, создающих единый образ, то есть из ряда взаимосвязанных и дополняющих друг друга простых метафор, усиливающих мотивированность образа путем повторного соединения все тех же двух планов и параллельного их функционирования:

of my love, to whom in vassalagemerit hath my duty strongly knit,thee I send this written embassage,witness duty, not to show my wit. (W.Shakespeare. Sonnet XXVI).

Метонимия же реализует наложение внутри одной модели. Одна категория в пределах одной модели замещает другую. Следовательно, главная функция метонимического выражения — активизировать одну когнитивную категорию, соотнося её с другой в рамках одной модели, и таким образом выделить её саму или субмодель, к которой она принадлежит. Рассмотрим примеры:

need a couple of strong bodies for our team.are a lot of good heas in the university.need some new faces around here.

Очевидно, во всех трёх предложениях говорится о людях, но в каждом случае подчёркивается определённый аспект человека. В спортивном контексте первого предложения высвечивается модель physical strength, связанная с категорией body; в университетском контексте — модель intelligence, связанная с категорией head. Категория face особенно адекватна в контексте знакомства, потому что именно лицо мы обычно воспринимаем в первую очередь при встрече с незнакомыми людьми.

.2 Семантическое поле

Семантическое поле, термин, применяемый в лингвистике чаще всего для обозначения совокупности языковых единиц, объединенных каким-то общим (интегральным) семантическим признаком; иными словами — имеющих некоторый общий нетривиальный компонент значения. Первоначально в роли таких лексических единиц рассматривали единицы лексического уровня — слова; позже в лингвистических трудах появились описания семантических полей, включающих также словосочетания и предложения. Одним из классических примеров семантического поля может служить поле цветообозначений, состоящее из нескольких цветовых рядов (красный — розовый — розоватый — малиновый; синий — голубой — голубоватый — бирюзовый и т.д.): общим семантическим компонентом здесь является "цвет". Семантическое поле обладает следующими основными свойствами: 1. Семантическое поле интуитивно понятно носителю языка и обладает для него психологической реальностью.

. Семантическое поле автономно и может быть выделено как самостоятельная подсистема языка.

. Единицы семантического поля связаны теми или иными системными семантическими отношениями.

. Каждое семантическое поле связано с другими семантическими полями языка и в совокупности с ними образует языковую систему.

В основе теории семантических полей лежит представление о существовании в языке некоторых семантических групп и о возможности вхождения языковых единиц в одну или несколько таких групп. В частности, словарный состав языка (лексика) может быть представлен как набор отдельных групп слов, объединенных различными отношениями: синонимическими (хвастать — похваляться), антонимическими (говорить — молчать) и т.п.

Таким образом, лексико-семантическое поле представляет собой определенную группу слов (словосочетаний), объединенную одним родовым значением (ядро поля).

) признаку пола (woman , girl — присутствует у всех лексем рассматриваемой тематической группы);

) возрасту;

З) кровному и юридическому родству (mother — мать, grandmother — бабушка, wife — жена, daughter — дочь);

) семейному положению (widow- вдова);

) межличностным отношениям;

) социальной принадлежности (queen — королева, duchess — герцогиня); 7) национальности и этнической принадлежности ( Negress- негритянка, Irishwoman- ирландка);

) профессии или роду занятий (manageress — управляющая, nun — монашенка);

) указание на сексуальную ориентацию (lesbian — лесбиянка);

) дающих качественную характеристику женщине (iсе-queen (разг.) — холодная и высокомерная женщина; bag (сл.) — кошелка, не привлекательная женщина; рigeon (разг.) — симпатичная девушка или женщина);

) указывающих на место проживания (townswoman (литер., устар.) — горожанка).

В лексико-семантическое поле с доминантой «женщина» огромное значения имеют словообразования. Фонетическое словообразование не является продуктивным в рассматриваемых наименованиях — единичными примерами являются namow и mowan — фонетическое перевертывание woman.

.3 Фразеосемантинческое поле

Терминологический аппарат современных лингвокультурологических методов исследования опирается на антропоцентризм языка и обусловлен взаимосвязью семантики и менталитета. Такие базовые понятия, как концепт, архетип, эталон, стереотип, мифологема, культурный код и др. способствуют описанию и детерминированию культурной семантики фразеологизмов с психологией человека и его языковой картиной мира. В основе этих понятий лежат категории устойчивости и воспроизводимости, связанные с непреходящими, а также диахронически маркированными явлениями, как правило, потенциально обнаруживаемыми при определении пластов культуры в семантической структуре фразеологизмов.

Концепт как одна из основополагающих категорий при описании семантики фразеологизма представляет собой «одновременно и суждение, и понятие, и представление», которые отражают концептуальную картину мира человека [3, с.21, 25]. Концептосфера — это совокупность концептов, составляющих языковую картину мира человека.

Языковая картина мира не есть миросозерцание конкретного человека, тем более не его научные представления, — это самобытная, содержательная сторона языка какого-либо этноса, имеющая донаучный, специфически национальный характер и отражающая его образную систему (мифологемы, символы, образно-метафорические слова, коннотативные слова и др.) [24, с. 64-72].

Архетип — древнейшее, ментально устойчивое представление, фиксирующее качественно значимые оппозиции концептуальной картины мира человека и имеющее, как правило, вненациональный характер.

Стереотип — оценочно устойчивое, национально маркированное представление человека о явлениях окружающего мира, выступающее в виде образа или ситуации, представляющее собой своего рода ментальную «картинку» [24, с. 110].

Мифологема — это атрибутивно-образный и вместе с тем представленческий фрагмент мифологической языковой картины мира человека.

Эталон (мерка) — это образцовый, исторически сложившийся признак какого-либо антропоцентрического явления, выступающий как мерило общечеловеческих ценностей.

Культурный код — это дифференцированная и семантически соотнесённая лексема с той или иной культурной действительностью (духовной или материальной). Культурный код указывает на взаимосвязь предметов и представлений о них и, наоборот, представлений с их предметной соотнесённостью.

Остановимся на кратком анализе художественного произведения, в котором употреблены лексические и фразеологические единицы, характеризующие биосоциальную подструктуру личности. Этот анализ нами осуществлен в единстве лингвистического, психолингвистического и психологического аспектов. Рассмотрим использование яркой вербальной характеристики Отелло, главного героя одноименной трагедии В. Шекспира, который поверил клевете об измене своей жены под влиянием культурных стереотипов, что привело к разрушительным волевым процессам, обусловившим разрушительное мышление, нацеленное на убийство с целью наказания «чтобы не грешила». Разрушительное мышление порождает разрушительные эмоции — обиду и ярость. Все это привело Отелло к самому страшному греху: убийству невинной любимой жены. Поняв, что он совершил роковую ошибку, Отелло под влиянием разрушительной воли, интеллекта и эмоций убивает себя, используя самую разрушительную психологическую защиту — самоубийство.

Ярко, образно и проникновенно В. Шекспир раскрывает отчаяние, предшествовавшее самоубийству Отелло:

cursed, cursed slave! Whip me, ye devils,the possession of this heavenly sight!me about in winds, roast me in sulfur,me in steep — down gulfs of liquid fire!Desdemon! Dead Desdemon: Dead! O, O!

[Shakespeare 2001: 129-130]

Убийца низкий…

Плетьми гоните, бесы прочь меня

От этого небесного виденья!

купайте в безднах жидкого огня!

О горе! Дездемона! Дездемона!

Мертва! О! О! О! О! [Шекспир 1994:406].

В основе разрушительного поведения, воли, интеллекта и эмоций лежат автоматизмы, большая часть которых осуществляется бессознательно. Автоматизмы могут стать невыгодным и для выживания ввиду изменившихся обстоятельств. Разрушительное мышление не может «выключить» автоматизм, порожденный гневом или страхом. Это может сделать только созидательная воля, интеллект и эмоции, которые правильно определяют значение ситуации.

2.4 Виды семантических полей

В рамках теории поля предлагаются различные типологии поля. Наиболее полная типология семантических полей представлена Л.М.Васильевым в работе «Методы современной лингвистики». Он выделяет следующие типы семантических полей: 1) лексические поля парадигматического типа — это семантические классы слов одной части речи, члены которых связаны инвариантным значением — идентификатором и находятся в парадигматических отношениях друг с другом. Они объединяются в четыре типа парадигм: синонимические ряды, антонимические пары, лексико-семантические группы и лексико-грамматические разряды; 2) к ним примыкают трансформационные поля — парадигмы конкретных словосочетаний и предложений, связанных синонимическими и деривационными отношениями; 3) межчастеречные семантические поля — семантически соотносительные классы слов, принадлежащих к разным частям речи, элементы которых находятся в отношении транспозиции и объединяются в два типа парадигм: словообразовательные гнезда и симиляры (термин А.А.Залевской); 4) функционально-семантические, или лексико-грамматические поля, которые могут быть представлены и лексическими и грамматическими средствами, они подразделяются на моноцентрические поля, опирающиеся на грамматическую категорию, и полицентрические поля; 5) синтагматические поля (синтаксические, по терминологии В.Порцига), включающие любые конкретные семантические синтагмы (синтагматические поля), внутренняя структура которых обусловлена валентностями предиката; 6) смешанные (комплексные, комбинированные) семантические поля, являющиеся результатом объединения в одной семантико-синтаксической модели нескольких семантических классов слов [Васильев 1997: 45-49].

Объединение языковых единиц в семантические поля происходит на основе инвариантного значения, общей функции либо на основе комбинации обоих этих критериев. Таким образом, одна и та же единица может входить в разные типы семантических полей, выделяемых исследователем в зависимости от поставленных целей. Несмотря на некоторый субъективизм при выделении семантических полей и определении их границ, семантические поля не являются методологической абстракцией, а представляют собой объективную языковую структуру.

Лингвистами разработаны критерии разграничения ядра и периферии поля: частотность, семантическая содержательность, информативность, существенность, обязательность элемента. Нам представляется, что к названным критериям можно добавить еще два: многозначность и способность стать доминантой синонимического ряда.

Развитая многозначность свидетельствует о частотности использования данной лексемы, вследствие ее психологической значимости для носителей языка. Эта лексема с развитыми коннотативными и ассоциативными связями легко вступает в различные семантические отношения, становясь сама ядром, или центром, семантической группировки.

Второй предлагаемый нами критерий отнесения лексемы к ядру поля также связан со способностью лексемы вступать в синонимические отношения. Лексема — доминанта синонимического ряда является носителем родового понятия, с которым связаны все остальные лексемы данного ряда.

2.5 Семантика фразеологических единиц библейского происхождения

Исследования библеизмов — фразеологических единиц достаточно популярны в лингвистике. А.В. Кунин [9, 32], называя фразеологические единицы библеизмами, рассматривает их на основе функционирования в языке и выделяет две группы. Первая получила название библейских эквивалентов, под которыми понимаются фразеологизмы, вошедшие в язык неизмененными, используемые в языке в том же виде, что и в тексте Священного Писания.

Вторая группа называется библейским прототипом и классифицируется следующим образом.

. Библейский прототип употребляется в буквальном значении, а фразеологизм создается в результате его переосмысления.

Оборот: to kill the fatted calf — закласть упитанного тельца — позднее приобрел значение угостить лучшим, что есть дома.

. Вариант библейского прототипа становится фразеологизмом. Например, оборот to live on the fat of the land — жить в роскоши (кататься как сыр в масле) вытеснил библейский прототип to eat of the fat of the land.

. Изменение формы образного библейского оборота. Фразеологизм to bear the burden — это измененное библейское выражение to bear ones cross, которые используется очень часто: Let every nation know…that we shall pay any price, bear any burden…to assure the survival and success of liberty.(John F. Kennedy) Each President bears the burden…(John F. Kennedy).

. Компоненты фразеологизма употребляются в Библии в своих буквальных значениях, но не образуют сочетания.

Фразеологизм loaves and fishes означает земные блага. В Библии употребляются оба слова, однако подобного сочетания нет.

…the loaves and fishes of patronage available to the legislator (John F. Kennedy).

. В библейских сюжетах употребляется лишь один компонент фразеологизма. Например: A doubting Thomas — Фома неверующий.forbidden fruit — запретный плод.

. Фразеологизм создан в результате игры слов.

Фразеологизм Honest Abel — означает честный Авель — брат Каина, который впоследствии был им убит.

Truth constrains to say that «Honest Abel» in not a handsome man, but he is not so ill-looking as he has been represented (Senator Thomas Benton).

А.В. Кунин считает, что «… фразеологизмы библейского происхождения не являются застывшими цитатами…. В современном английском языке они обрастают вариантами, подвергаются изменениям, от них могут образовываться производные» [10. C.193].

Примерами подобных фразеологизмов могут служить следующие сочетания: To bear the burden (cross) — нести свою ношу, свой крест,in (throw in) ones lot with smb. — связать свою судьбу с кем-либо,( cry, shout from (upon)) the house tops — объявить во всеуслышанье,drop in a bucket (ocean) — капля в море.

При изучении фразеологических библеизмов внимание исследователей сосредоточено, как правило, на следующих вопросах:

) распознание и отбор фразеологизмов библейского происхождения среди всего множества фразеологических единиц и их этимологическая интерпретация с целью дальнейшего составления словарей и справочников;

) этимологическая классификация библеизмов, то есть классификация БФЕ по типу связи с источником;

) системное описание библеизмов и изучение отдельных их аспектов в определенном языке на уровне синхронии;

) сопоставительное изучение библеизмов в нескольких языков для установления их общих и специфических черт, составление двуязычных словарей фразеологизмов библейского происхождения.

Библия является главнейшим литературным источником фразеологических единиц. Это величайшее произведение обогатило фразеологизмами не только английский язык, но и многие другие языки мира. «О колоссальном влиянии, которое оказали на английский язык переводы Библии, говорилось и писалось много» [15, 110]. На протяжении столетий Библия являлась самой широко читаемой и цитируемой в Англии книгой; «…не только отдельные слова, но и целые идиоматические выражения вошли в английский язык со страниц Библии» [15, 111]. Число библейских оборотов и выражений, вошедших в английский язык, настолько велико, что собрать и перечислить их было бы весьма нелегкой задачей. К выражениям, используемым в современной английской речи и библейское происхождение которых твердо установлено, принадлежат следующие:apple of Sodombeam (the mote) in ones eyeblind leading the blindthe sweat of ones browcamel and the needles eyethe leopard change his spots?crown of glorybreaddrop in the bucketfly in the ointmentand fishesman can serve two mastersprodigal sonpromised landprophet is not without honor, save in his own country

красивый, но гнилой плод; обманчивый успех

«бревно» в собственном глазу; собственный большой недостаток

Слепой ведет слепого.

в поте лица своего

Намек на евангельское изречение, получившее такой вид в переводе с латинского: Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому войти в царствие небесное.

(букв. Может ли леопард перекрасить свои пятна?) ~Горбатого могила исправит.

венец славы

хлеб насущный, средства к существованию- (букв. капля в ведре); ~ Капля в море.

(букв. муха в мази); ~ Ложка дегтя в бочке меда.

земные блага (хлебцы и рыбы, которыми Христос, по евангельскому преданию, накормил сотни людей, собравшихся слушать его)

Двум господам не служат.

земля обетованная

Нет пророка в своем отечестве.

Помимо вышеперечисленных выражений, в число которых входят целые предложения-поговорки и различные именные (с главным словом существительным), атрибутивные и наречные обороты, в английский язык вошло из Библии еще много глагольных оборотов:bear ones crosscondemn oneself out of ones mouthescape by the skin of ones teethkill the fatted calflaugh to scornsit under ones vine and fig-treesow the wind and reap the whirlwindworship the golden calf

нести свой крест- самому осудить себя (невольно)

еле-еле спастись, едва избежать опасности

заклать упитанного тельца (для угощения блудного сына)(т.е. встретить радушно, угостить лучшим, что есть дома)

презрительно осмеивать

сидеть под своей лозой и смоковницей (т.е. спокойно и безопасно сидеть дома)

посеять ветер и пожать бурю; жестоко поплатиться

поклоняться золотому тельцу (т.е. выше всего ценить богатство, деньги)

«Фразеологизмы библейского происхождения часто во многом расходятся с их библейскими прототипами» [16, 49]. Это связано в ряде случаев с тем, что библейский прототип со временем был переосмыслен в нем также мог быть изменен порядок слов или архаические форы слов были отброшены. Например, оборот to kill the fatted calf в притче о блудном сыне употребляется в буквальном значении заклать упитанного тельца. Позднее этот оборот приобрел новое значение угостить лучшим, что есть дома. В ФЕ gall and wormwood — нечто ненавистное, отвратительное изменен порядок слов по сравнению с библейским прототипом и отброшены артикли (the wormwood and the gall). В выражении whatever a man sows, that shall he reap — ~ что посеешь, то и пожнешь отброшена архаическая форма глагола to sow (ср. whatever a man soweth, that shall he reap). Существуют случаи, когда библейский оборот употребляется в положительном смысле, а в современном языке он переосмыслен и является ФЕ с отрицательной оценкой, например:to let ones left hand know what ones right hand does — левая рука не ведает, что делает правая(совр. вариант).thou doest alms let not thy left hand know what thy right hand doeth — «У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая» (библейский прототип).

Некоторые ФЕ восходят к библейскому сюжету. Так библейские образы и понятия мы находим в таких фразеологизмах, как forbidden fruit — запретный плод, Jobs comforter — горе-утешитель, Judas kiss — поцелуй Иуды, a prodigal son — блудный сын, a dead letter — мертвая буква; потерявший свое значение закон, лозунг.

Рассмотрим фразу, авторство которой приписывают О. Кромвелю.

«Put your trust in God…and keep your powder dry! »

Если в контексте прослеживается военная тематика, то выражение можно перевести дословно: «Положитесь на Бога и держите и держите порох сухим!» Но исторически сложилось так, что выражение стало очень популярным в английской культуре и зачастую употребляется в бытовых ситуациях и не вызывает каких- либо исторических ассоциаций. Это связано с тем, что в сознании носителя языка значения фразеологических сочетаний закрепляются подобно тому, как закрепляются значения отдельно взятых слов, и внутренняя форма ФЕ не всегда помогает мотивировать значение.

Тогда для перевода вполне подойдет русская народная пословица «На бога надейся, а сам не плошай», которая в большей степени передает разговорный характер исходной единицы. В таких случаях переводится не столько сама ФЕ, сколько ее роль в исходном тексте.whited sepulcher- гроб повапленный.

В современном языке фразеологизм прижился в значении «лицемер, двуличный человек».golden rule- «золотое правило», мудрое правило, помогающее всегда и всем. В первоначальном варианте звучало следующим образом: «Как хотите, чтоб с вами поступали, так поступайте и вы с ними».

Фразеологизмы библейского происхождения зачастую сильно расходятся с их библейскими прототипами. Этот сложный и не изученный вопрос требует особо тщательного рассмотрения.

В английский язык вошло большое число библеизмов. Это говорит не только о религиозности англичан, но и о важности Библии.

И вообще стоит отметить, что фразеология английского, как и любого другого, весьма разнообразна и богата. Но, к сожалению, в английской и американской лингвистической литературе мало работ, специально посвященных теории фразеологии. Также не ставится английскими и американскими учёными вопрос о фразеологии как о лингвистической дисциплине. Этим и объясняется отсутствие в английском языке названия данной дисциплины.

Мы предлагаем следующую классификацию библеизмов-слов:

. Библеизмы — имена собственные достаточно употребительны в языке любой страны, где религией является христианство. В языке данные имена собственные становятся именами нарицательными, например:

Ирод, Каин, Самсон; употребляются в составе библеизмов-фразеологических единиц: Ветхий Адам, Соломоново решение, петь Лазаря. Достаточно много подобных библеизмов до сих пор функционируют в языке как имена собственные. Как в русском, так и в английском языках мы встречаем такие имена, как Даниил (Daniel), Илья=Илия (Elijah), Мария (Mary, Maria), Матфей (Matthew) и др., которые являются библейскими именами собственными. В английском языке тенденция называть детей именами героев библейских сюжетов развита больше, нежели в русском.

. Библеизмы-топонимы — географические названия, упомянутые в тексте Священного Писания, такие как Вавилон, Назарет, Голгофа, — также могут входить в состав фразеологизмов: Вавилонское столпотворение, Иерихонские трубы и т.д. Не входя в состав библеизмов — фразеологических единиц, библеизмы-топонимы в устной речи, в художественной литературе, а также на страницах газет и журналов зачастую используются в качестве аллюзий — косвенных ссылок на какой-либо библейский сюжет.

.Библеизмы — религиозные реалии — слова, используемые в практике отправления религиозных обрядов и в наименовании предметов церковного обихода, а также наименования божественных существ. К ним относятся такие слова, как крещение, елей, миро, алтарь, ангел и др. Законы служения Богу, правила отправления религиозных обрядов, а также специальные правила для священников и их семей прописаны в самом тексте Священного Писания. Таким образом, те слова, которые используются в современном языке для наименования предметов церковного обихода и в практике отправления церковных обрядов зафиксированы в Библии и являются библеизмами.

Слова и выражения, не являющиеся библеизмами и также используемые для наименования предметов церковного обихода и при отправлении церковных обрядов, являются словами религиозного происхождения.

Вопросы фразеологии в Англии и США трактуются преимущественно в работах по семантике и грамматике, а также в предисловиях к фразеологическим словарям. Имеется ряд статей, посвященных идиоматичности словосочетаний.

Можно надеяться, что вопрос фразеологии английского языка — исконных и заимствованных (в том числе и из Библии) фразеологизмов — будет точнее и тщательнее изучен. И носители английского языка, а также люди, интересующиеся и изучающие его, смогут ещё лучше оценить эту действительно "сокровищницу языка" — фразеологию.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Фразеологический фонд английского языка настолько велик, что полное его исследование не уместилось бы в рамки данной работы. Тем не менее, на примере рассмотренных фразеологизмов можно отчетливо представить насколько разнообразны по своей семантике и выразительности ФЕ современного английского языка. Благодаря литературным произведениям писателей и поэтов, как самой Великобритании, так и разных стран мира, английский язык в настоящее время насчитывает огромное количество фразеологизмов. Но, не следует забывать и о том, что из истории и культуры различных стран мира в английский язык также пришло огромное количество фразеологизмов.

Фразеология — чрезвычайно сложное явление, изучение которого требует своего метода исследования, а также использования данных других наук — лексикологии, грамматики, стилистики, фонетики, истории языка, истории, философии, логики и страноведения.

Мнения лингвистов по ряду проблем фразеологии расходятся, и это вполне естественно. Тем не менее важной задачей лингвистов, работающих в области фразеологии, является объединение усилий и нахождение точек соприкосновения в интересах как теории фразеологии, так и практики преподавания иностранных языков.

Сюжеты, цитаты, крылатые выражения библейского происхождения называются «библеизмы». Они получили достаточно широкое распространение в европейских языках, религией которых является христианство. Библеизмы мы слышим в устной речи, встречаем на газетной полосе, страницах художественных произведений.

фразеологический лексический семантика библейский

Список литературы

1.Алехина А.И. Фразеологическая единица и слово. — Минск, 1991.

.Белова Ю.С. Фразеологические единицы английского и немецкого языков как источник культуроведческой информации // Фразеологическая система немецкого и английского языков. — Челябинск, 1979. — 121 с.

.Беляевская Е.Г. Семантика слова. М., 1987.

.Жуков В.П. Русская фразеология. М., 1986.

.Елисеева В.В. Лексикология английского языка. СПб, 2003.

.Захарова М.А. Стратегия речевого использования образных фразеологизмов английского языка. — М., 1999.

.Копыленко М.М., Попова З.Д. Очерки по общей фразеологии: Проблемы, методы, опыты. — Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1990.

.Кунин А.В. Английская фразеология (теоретический курс). — М., 1970. — 324 с.

.Кунин А.В. Курс фразеологии современного английского языка. — М., 1996. — 381 с.

.Лебединская В.А., Пермякова Е.А. Роль словных компонентов в формировании фразеологических значений // Сергеевские чтения, выпуск 3. — Курган, 1999 — с. 25-27

.Лебединская В.А. Фразеологическое значение как лингвистический феномен // Сергеевские чтения, выпуск 2. — Курган, 1999 — с. 6-8

.Любова А.Н. Адъективные компаративные фразеологизмы в английском, немецком и норвежском языках: общее и специфическое: Автореф. … дис. канд. филол. наук. — Белгород, 2009.

.Попова Е.Ю., Федуленкова Т.Н. Фреймовое моделирование в межъязыковом анализе компаративных фразеологизмов (на материале английского, немецкого и шведского языков) // Герценовские чтения. Иностранные языки: Материалы конференции. — СПб, 2007. С. 68-70.

.Смирницкий А.И. Лексикология английского языка. — М.: Изд-во лит. на иностр. яз., 1956.

.Смит Л.П. Фразеология английского языка. — М., 1998.

.Федуленкова Т.Н. Английская фразеология: Лекции. — Архангельск, 2000.. 9. Федуленкова Т.Н. Изоморфизм и алломорфизм в германской фразелогии (на материале английского,немецкого и шведского языков): Дис. … д-ра филол. наук. — Северодвинск, 2006. — 132 с.

.Фразеологическая система английского языка. Межвузовский сборник научных трудов. — Челябинск, 1985. — 122 с.

.Fedulenkova T. Phraseological Units in Discourse: Towards Applied Stylistics by Anita Naciscione, 2001. Riga: Latvian Academy of Culture, pp. xi + 283, ISBN 9984 95 19 01 // Language and Literature. — London, 2003, № 12 (1), p. 86-89.

.Хорнби А.С. пер. с англ. А.С. Игнатьева, "Конструкции и обороты английского языка", Москва, АО "Буклет", 1993.

Словари

.Англо-русский словарь = English-Russian dictionary /Сост. Мюллер В.К. — СПб., 1997.

.Большой англо-русский словарь под ред. Гальперина, в 2-х тт. — М., 1977.