Сравнительный анализ англоязычного и русскоязычного политического дискурса

Сравнительный анализ англоязычного и русскоязычного политического дискурса

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное агентство по образованию

ФГБОУ ВПО

"Благовещенский государственный педагогический университет"

Факультет иностранных языков

Кафедра английского языка и методики его преподавания

Выпускная квалификационная работа

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ АНГЛОЯЗЫЧНОГО И РУССКОЯЗЫЧНОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО ДИСКУРСА

по специальности — (050303.65 "Иностранный язык с дополнительной специальностью")

Исполнитель: студент группы 501 а А.О. Красногорская

Руководитель: (к. ф. н., доцент) И.В. Палаева

Рецензент: (к. ф. н., доцент) О.Н. Сычева

Нормоконтроль: (к. ф. н., доцент) И.В. Палаева

Председатель ГАК: (к. ф. н., доцент) И.Г. Ищенко

Благовещенск 2012

Оглавление

Введение

1. Теоретические основы политического дискурса

1.1 Сущность понятия "политический дискурс" и его функции

Жанры политического дискурса

1.2 Предвыборный дискурс

Характеристики предвыборного дискурса

1.3 Стратегии и тактики политического дискурса

2. Сравнительный анализ ангоглоязычного и русскоязычного политического дискурса

2.1 Стратегии и тактики русскоязычного предвыборного дискурса

2.2 Стратегии и тактики англоязычного предвыборного дискурса

2.3 Сходства и различия использования стратегий и тактик в англоязычном и русскоязычном предвыборном дискурсе

Список использованных источников

Введение

Политическая деятельность всегда играла особую роль в жизни общества. От определенной политической позиции или ситуации зависит место страны на международной арене, ее взаимоотношения с другими государствами, ее роль в деятельности мирового сообщества.

Среди основных социальных институтов исследователи выделяют политический институт. Происходящая внутри политического института коммуникация между его представителями рассматривается как политический дискурс, т.е. общение коммуникантов с позиции их институциональной принадлежности. Неотъемлемой составляющей частью политической коммуникации выступает предвыборный дискурс, включающий определенные стратегии и тактики речевого поведения политиков.

Актуальность нашей работы обусловлена недостаточной изученностью политического и предвыборного дискурса, а также политическими событиями, происходящими в мире, а именно выборами президента Российской Федерации и США, которые предоставляют богатейший материал для исследования.

Объектом исследования выступает политический дискурс рассматриваемый как речевая деятельность политических субъектов в сфере институциональной коммуникации, основной интенцией которой является оказание воздействия на электорат.

Предметом данной работы является предвыборный дискурс как гибридный жанр со спецификой институциональной, риторической и ритуальной коммуникации, включающий в себя совокупность стратегий и тактик воздействия на избирателя.

Цель исследования: провести сравнительный анализ англоязычного и русскоязычного предвыборного дискурса.

политический дискурс русскоязычный англоязычный

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1) определить сущность понятий "политический дискурс" и "предвыборный дискурс";

) рассмотреть особенности предвыборного дискурса;

) выявить стратегии и тактики русскоязычного и англоязычного предвыборного дискурса;

) выявить сходства и различия в использовании стратегий и тактик англоязычного и русскоязычного предвыборного политического дискурса.

Исследование проводилось на материале предвыборных статей и программы кандидата на пост президента Российской Федерации В.В. Путина и предвыборных выступлений кандидата на пост президента США Барака Обамы.

Основным методом исследования в данной работе является контрастивный анализ, включающий в себя сопоставление английского и русского языка в сфере политической коммуникации и обобщение полученных данных. Также в работе был использован метод сплошной выборки.

1. Теоретические основы политического дискурса

1.1 Сущность понятия "политический дискурс" и его функции

Дискурсом называют текст в его становлении перед мысленным взором интерпретатора. Дискурс состоит из предложений или их фрагментов, а содержание дискурса часто, хотя и не всегда, концентрируется вокруг некоторого "опорного" концепта, называемого "топиком дискурса", или "дискурсным топиком". И.Ф. Ухванова-Шмыгова приводит следующее определение: "Дискурс — это любой текст (устный и письменный, современный и исторический, реальный и искусственно сконструированный) во всей его полноте и многозначности, полифоничности и полифункциональности, с учетом реального и потенциального, реального и "достраиваемого", конструируемого. Его план содержания, кроме непосредственно коммуницируемого, включает целый комплекс знаний о мире, социуме, коммуникантах, коммуниктивных кодах и их взаимодействии [50, с.10].

В настоящее время отмечается возросший интерес лингвистов к проблемам политического дискурса. Политический дискурс представляет собой явление, которое имеет частотное проявление и особое социальное значение в жизни общества. Однако, понятие "политический дискурс" не имеет однозначного определения.

Политический дискурс является сложным объектом исследования, поскольку лежит на пересечении разных дисциплин — политологии, политической филологии, социальной психологии, лингвистики и связан с анализом формы, задач и содержания дискурса, употребляемого в определенных политических ситуациях.

В.Н. Базылев считает, что политический дискурс может рассматриваться как вариант фатической речи. Как известно, фатическая речь максимально приближает слушающего к личности говорящего, в связи с этим, частные цели политического дискурса (помимо собственно информационного содержания) подчинены начальному контактному импульсу, а информативная задача высказывания становится вторичной. Для того чтобы текст быть "правильно" (адекватно замыслу) понят реципиентами, автор должен апеллировать к коллективным знаниям и представлениям. Если же речь идёт о тексте в политической сфере, то, вероятно, должна иметь место апелляция к когнитивной базе, поскольку политические деятели адресуют свои тексты всему населению страны, а не какой-то его части [5, с.49].

А.Н. Баранов и Е.Г. Казакевич рассматривают политический дискурс как "совокупность всех речевых актов, используемых в политических дискуссиях, а также правил публичной политики, освещенных традицией и проверенных опытом" [7, с.6].

В некотором смысле нейтральное использование языка в принципе невозможно. Уже сама речь, как показал Э. Косериу, "политически нагружена", поскольку является знаком солидарности с другими членами общества, употребляющими тот же язык. Отбор частей обсуждаемой ситуации, последовательность введения в текст тех или иных участников, выражение отношения говорящего к передаваемой информации — все это и многое другое воздействует на понимание речевого сообщения адресатом. Даже если говорящий и старается выражаться объективно, он вынужден делать выбор на уровне альтернативных способов языкового описания одной и той же ситуации (ср.: Стакан наполовину пуст vs. Стакан наполовину полон) [6, с.35]. В этом проявляется воздействующая функция языка. Аналогично в рамках политического дискурса эффект языкового воздействия сохраняется на достаточно высоком уровне. В целом, политическая коммуникация оказывает огромное влияние на общественное сознание. Политическая коммуникация и создаваемый ею политический дискурс требуют глубокого изучения

В.З. Демьянков полагает, что политический язык отличается от обычного тем, что в нем:

"политическая лексика" терминологична, а обычные, не чисто "политические" языковые знаки употребляются не всегда так же, как в обычном языке;

специфичная структура дискурса — результат иногда очень своеобразных речевых приемов,

специфична и реализация дискурса — звуковое или письменное его оформление [18, с.116,133].

Политическому дискурсу присуще институциональность, т.е. общение происходит не между конкретными людьми, а между представителями одного социального института (правительства, парламента, общественной организации) и представителем другого социального института или гражданином (избирателем).

В рамках семиотического подхода политический дискурс определяется как своеобразная знаковая система, в которой происходит модификация семантики и функций разных типов языковых единиц и стандартных речевых действий [54, с.3]. Политический дискурс трактуется как институциональная коммуникация, которая, в отличие от личностно-ориентированного общения, использует определенную систему профессионально-ориентированных знаков, т.е. обладает собственным подъязыком (лексикой, фразеологией). С учетом значимости ситуативно-культурного контекста, политический дискурс представляет собой феномен, суть которого может быть выражена формулой "дискурс = подъязык + текст + контекст".

Общественное предназначение политического дискурса — внушить адресатам необходимость "политически правильных" действий и оценок.

Некоторые ученые подвергают сомнению существование феномена политического дискурса, считая, что языковые черты своеобразия политического дискурса немногочисленны и не столь просто поддаются идентификации. Исследователи полагают, что обычные лексические и грамматические маркеры, по которым можно выделить политический дискурс как своеобразное явление, не выходят за рамки соответствующих идиоэтнических языков (родных языков народов, этносов, населяющих или когда-либо населявших земной шар). Так, О.Н. Паршина считает, что политический язык — это вовсе не язык или, по крайней мере, не совсем и не только язык. Исследователь выдвигает тезис о том, что предметом политической лингвистики является идиополитический дискурс, т.е. "своеобразие того, что, как, кому и о чем говорит тот или иной субъект политического действия" [34, с.55].

В нашем исследовании мы будем придерживаться определения Е.В. Горбачевой: "Политический дискурс — отражающее менталитет политических субъектов вербальное и невербальное информационно-коммуникативное взаимодействие политических субъектов по поводу политических идей, идеологий, принципов, оценок, мнений, осуществляемое посредством социальных институтов для достижения политических целей" [17].

Таким образом, автор подчеркивает, что политический дискурс, во-первых, является сложным коммуникативным явлением, во-вторых, представляет собой целенаправленное социальное действие, в-третьих, отражает субъективную психологию его участников и, в-четвертых, является когнитивным процессом, поскольку связан с передачей и созданием новых знаний.

В самом общем смысле, "политический дискурс" рассматривают как речевую деятельность политических субъектов в сфере институциональной коммуникации. Иначе говоря, цель политического дискурса — не описать, а убедить, пробудив в адресате намерения, дать почву для убеждения и побудить к действию [61].

Необходимо отметить, что у исследователей нет единого мнения относительно понятия "политический дискурс". В связи с этим не может быть единого подхода для выделения функций политического дискурса. Так, Е.В. Горбачева определяет трехуровневую структуру политического дискурса:

I. семантический уровень — уровень <#»justify»>Е.И. Шейгал в рамках инструментальной функции языка политики выделяет восемь функций:

функция социального контроля (создание предпосылок для унификации поведения, мыслей, чувств и желаний большого числа индивидов, т.е. манипуляция общественным сознанием);

функция легитимизации власти (объяснения и оправдание решений относительно распределения власти и общественных ресурсов); функция воспроизводства власти (укрепление приверженности системе, в частности, через ритуальное использование символов);

функция ориентации (через формулирование целей и проблем, формирование картины политической реальности в сознании социума);

функция социальной солидарности (интеграция в рамках всего социума или отдельных социальных групп);

функция социальной дифференциации (отчуждение социальных групп);

агональная функция (инициирование и разрешение социального конфликта, выражение несогласия и протеста против действий властей);

акциональная функция (проведение политики через мобилизацию или "наркотизацию" населения: мобилизация состоит в активизации и организации сторонников, тогда как под наркотизацией понимается процесс умиротворения и отвлечения внимания, усыпление бдительности).

В данной работе мы будем придерживаться позиции Р. Водак, который к основным функциям политического дискурса относит:

) персуазивную (убеждение),

) информативную,

) аргументативную,

) персуазивно-функциональную (создание убедительной картины лучшего устройства мира),

) делимитативную (отличие от иного),

) групповыделительную (содержательное и языковое обеспечение идентичности) [14, с.51].

Необходимо отметить, что функции политического дискурса исходят из главного принципа этого вида речевой коммуникации, а именно "борьба за власть". Благодаря совокупности функций политического дискурса происходит манипуляция политическим сознанием.

Жанры политического дискурса

Политический дискурс отличается многомерностью и многогранностью структуры, включающей множество жанров.

Исследование дискурса как общепринятого типа речевого поведения субъекта в определенной сфере человеческой деятельности предполагает обязательное изучение реализующих его жанров.

Впервые проблема речевых жанров была обозначена М.М. Бахтиным, который, рассматривая единичное конкретное высказывание как основную форму использования языка, отметил зависимость характера и форм языкового использования от условий и целей той области человеческой деятельности, в рамках которой они продуцируются. Тематическое содержание, стиль, проявляющийся в отборе словарных, грамматических и фразеологических средств языка, и композиционное построение высказывания определяются спецификой сферы использования языка. "Каждое отдельное высказывание, конечно, индивидуально, но каждая сфера использования языка вырабатывает свои относительно устойчивые типы таких высказываний, которые мы и называем речевыми жанрами" [9, с. 197]. Ученый обращает внимание на существенное различие между первичными (простыми) и вторичными (сложными) речевыми жанрами. Вторичные речевые жанры, к которым относятся романы, различные научные исследования, публицистические произведения и др., преимущественно возникают в условиях более высокоорганизованного культурного письменного общения, вбирая и перерабатывая в процессе своего формирования различные первичные жанры, образованные в ситуациях непосредственного речевого общения.

Опираясь на деление первичных и вторичных речевых жанров М.М. Бахтина, Е.И. Шейгал определила, что первичные жанры политического дискурса образуют жанры институциональной коммуникации, составляющие основу собственно политической деятельности: речи, заявления, дебаты переговоры, декреты, конституции, партийные программы, лозунги и т.д., а жанры бытового общения выступают по отношению к ним как вторичные. Вторичные жанры политического дискурса можно определить как "разговоры о политике"; они носят респонтивный характер и представляют собой комментирование, обсуждение, интерпретацию, одним словом, реакцию на действия" [56, с.269].

По классификации Ж.В. Зигманн, политические жанры представлены иерархической структурой, возглавляет которую гипержанр, включающий следующие виды:

гипержанр "программные документы" (программа, манифест, устав);

гипержанр "предвыборная агитация" (предвыборная платформа, политическая реклама);

гипержанр "политические дебаты" [26, с.38].

По характеру ведущей интенции, характеризующей политический дискурс, Е.И. Шейгал предложила разграничивать:

) ритуальные жанры (инаугурационная речь, юбилейная речь, традиционное радиообращение);

) ориентационные жанры, представляющие собой тексты информационно-прескриптивного характера (партийная программа, манифест, конституция, послание президента о положении дел в стране, отчетный доклад, указ, соглашение);

) агональные жанры (лозунг, рекламная речь, предвыборные дебаты, парламентские дебаты) [53].

Б.С. Каримова, вслед за Е.И. Шейгал, описывает политический дискурс как конгломерат определенных жанров, имеющий "структуру, в центре которой находятся жанры, прототипные для данного типа дискурса, а на периферии — "маргинальные" жанры, имеющие двойственную природу и находящиеся на стыке разных типов дискурса". На основе этого автор распределяет политические тексты на четыре группы: программные документы, публичная речь политика, предвыборная агитация, политическая мемуаристика, которые образуют гипержанры. К центральным жанрам относятся следующие гипержанры:

программные документы,

публичная речь политика,

предвыборная агитация

Основной интенцией политического дискурса является — борьба за власть. К периферийному жанру исследователь относит политическую мемуаристику, находящуюся на стыке политического и художественного дискурсов [26, с.39].

Мы считаем целесообразным рассматривать политический и предвыборный дискурсы как общее и частное. В связи с этим, из политических жанров можно выделить предвыборные, которые выступают как самостоятельно организованные и существующие по законам дискурса выборов. Соотношение политического и предвыборного дискурсов представлено на схеме. (Рис.1)

Рис.1 Соотношение политического и предвыборного дискурсов

Жанры предвыборной коммуникации как тексты устной или письменной формы, определенные тематикой жанра имеют строго обозначенную интенцию предвыборного дискурса — борьба за власть, содержат агитационные материалы и функционируют в предвыборный период.

1.2 Предвыборный дискурс

Среди основных социальных институтов исследователи выделяют политический институт. Политический институт представляет собой совокупность общественных отношений, возникающих в процессе и в связи с формированием органов государственной власти и местного самоуправления. Немаловажным элементом политического института является институт выборов. Происходящая внутри политического института коммуникация между его представителями рассматривается как политический дискурс, т.е. общение коммуникантов с позиции их институциональной принадлежности [29].

В целом, в рамках политического дискурса выделяют газетно-публицистические тексты, ораторские (публичные) выступления, которые посвящены политике, официальные тексты на политическую тему, предвыборные статьи и т.д. Публичные выступления, речи общественно-политических деятелей, представляют собой тексты, создаваемые с целью социально-политического воздействия [28, с.5].

К политическому дискурсу как виду инстуционального общения можно отнести предвыборное выступление, которое является вербальным оформлением коммуникативных отношений института выборов. Предвыборный дискурс выступает как вид общения, реализуемого в определенном социальном пространстве, который обладает необходимым набором идей, доводов, аргументов и символов, использующихся социальными субъектами. Система выборов, в которой реализуется предвыборный дискурс, создает среду, где формируются институты предвыборной коммуникации и регулируются процессы взаимодействия представителей этих институтов с избирателями.

Предвыборный дискурс представляет собой сложное коммуникативное событие, которое поддаются членению на более мелкие коммуникативные акты и, которое маркируется как явления общественного характера. Такое коммуникативное событие планируется, назначается, специально организуется, повторяется, имеет определенный ролевой и коммуникативный состав участников, общественный характер, отличается официальностью и публичностью [57, с.50].

Выборы президента страны являются давно сложившимся ритуальный действием, под которым В.И. Карасик понимает закрепленную традицией последовательность символически значимых действий [24, с.37]. В связи с этим, предвыборный дискурс рассматривается и как один из жанров ритуальной коммуникации.

Любой речевой жанр представляет собой один из жанров повседневной коммуникации, которая затрагивает различные сферы профессиональной деятельности, поэтому предвыборный дискурс можно изучать как один из жанров институциональной (политической) коммуникации.

Некоторые авторы рассматривают предвыборный дискурс как официальное публичное выступление по случаю выдвижения кандидатами своих кандидатур на пост президента страны. Такое выступление отличается особым эмоциональным настроем, содержит в себе призывы и побуждения к действию, а также выражает убедительную позицию оратора. Как справедливо замечает Я.С. Яскевич, предвыборное выступление содержит в себе "так называемую циркулярную реакцию — нарастающее обоюдонаправленное эмоциональное заражение, при котором происходит упрощение мышления и резкое усиление чувств, эмоций, при этом ослабляется волевая регуляция поведения" [60, с. 203]. Предвыборное выступление связано с риторическим воздействием, оказываемым на избирателей с целью изменения их представления или мнения об определенном кандидате и получения поддержки на президентских выборах, поэтому предвыборный дискурс выступает как жанр риторической коммуникации.

Таким образом, предвыборный дискурс представляет собой гибридный жанр со спецификой институциональной, риторической и ритуальной коммуникации (Рис.2).

Рис.2 Предвыборный дискурс как гибридный жанр

Предвыборный дискурс — это речевой жанр, который является вербальным оформлением коммуникативной ситуации. Предвыборный дискурс характеризуется особой функциональной спецификой. Так, Н.Н. Кохтев выделяет следующие функции предвыборного дискурса:

информативная функция;

функция разъяснения;

функция убеждения;

функция призыва или побуждения к действию;

императивная функция;

волюнтативно-личностная функция.

Информативная функция и функция разъяснения проявляются, прежде всего, в передаче избирателям определенной информации, объяснении идей. В данной работе, в рамках предвыборного дискурса мы рассматриваем выборы главы государства. В связи с этим, функция убеждения реализуется в том случае, когда кандидату на пост президента необходимо убедить избирателей в чем-либо. Если речь политика апеллирует к чувствам людей, призывая их совершить какой-либо поступок, в силу вступает функция призыва и побуждения к действию. Императивная функция заключается в формирование кандидатом задач, которые необходимо выполнить избирателю. При этом активизируются воля и чувства электората, сосредотачивается их внимание на самых главных проблемах, доказывается необходимость принять самое деятельное участие в решении этих проблем. Реализация волюнтативно-личностной функции связана с ролью авторитета политика в ходе предвыборной гонки.

Характеристики предвыборного дискурса

Некоторые исследователи рассматривают предвыборный дискурс как жанр институциональной коммуникации, обладающий следующими признаками:

участники;

хронотоп;

цели;

ценности;

стратегии;

тематика.

Применительно к политическому дискурсу как типичной ситуации статусно-ориентированного общения основными участниками институциональной коммуникации являются представители института (агенты), с одной стороны, и люди, обращающиеся к ним (клиенты), с другой [23, с.12-13]. Агентами являются политические институты и их представители, т.е. политические лидеры. Клиентами политического дискурса выступает все население, прибегающее к услугам политических институтов. В рамках предвыборного дискурса клиентами политической коммуникации выступают избиратели, голосующие за конкретную политическую партию или кандидата.

В нашей работе, посвященной исследованию дискурса выборов, основными участниками предвыборного дискурса являются кандидаты на пост главы государства, а также избиратели или электорат.

Каждая предвыборная кампания осуществляется в строго определенное время и в строго определенном месте. В связи с этим, под хронотопом определенный временной промежуток и особая обстановка, типичная для проведения политических действий, акций, мероприятий, таких как агитационный митинг, партийное собрание, встреча кандидата и его избирателей и т.д. Хронотоп предвыборного дискурса отличается цикличностью и повторяемостью через определенные промежутки времени.

Предвыборный дискурс возможно отнести к публицистическому стилю, основной целью которого является оказание глубокого эффективного эмоционально-психологического воздействия на общественное мнение, убеждение читателя или слушателя в точке зрения оратора, которая, по его мнению, является единственно верной и правильной [20, с.105].

Как уже упоминалось в пункте 1.1.1 основной целью предвыборного дискурса является борьба за власть. Необходимо отметить, что каждый кандидат на пост президента страны преследует и другие цели, которые связаны со стремлением создать доверительное отношение избирателей, вызвать у них положительные эмоции по отношению к себе и отрицательные эмоции — по отношению к противникам.

Ценности предвыборного дискурса сводятся к обоснованию и отстаиванию права кандидата на власть, то есть вступление в должность главы государства. Предвыборный дискурс является отражением идеологии партии, которую представляет политик, поэтому ценности этой идеологии отражаются в выступлениях кандидатов. Имидж политика создается за счет ценностей, которые выдвигаются на первый план. В предвыборном выступлении кандидат на пост президента дает обещание защищать, сохранять и приумножать такие общенациональные ценности, как единство нации, равенство ее граждан, экономическое благосостояние, материальное процветание и т.д.

Стратегии предвыборного дискурса определяются его целями, на основе которых можно выделить две базовые стратегии: манипулятивную и аргументативную. В целом, речевая стратегия — это комплекс речевых действий направленных на достижение коммуникативной цели.

Тематика предвыборного дискурса охватывает широкий круг проблем, которые представляют наибольший интерес для определенных групп избирателей. Как правило, в начале предвыборной борьбы кандидат на пост президента страны определяет круг своих потенциальных избирателей, которые могут относиться к разным слоям населения, так называемая целевая аудитория. Тематика выступлений того или иного кандидата зависит от проблем, которые волнуют определенную целевую группу. Т.М. Бережная утверждает, что именно точный выбор темы выступления рассматривается как один из важнейших факторов обеспечения эффективности агитационно-пропагандистского воздействия на избирателей [11, с.96].

Как уже упоминалось в пункте 1.2, предвыборный дискурс как гибридный жанр обладает рядом особенностей присущих ритуальной коммуникации.В.И. Карасик полагает, что ритуализация в разной степени присуща различным типам дискурса. Ритуал определяют как последовательность символически значимых действий, которые в дальнейшем складываются в устоявшуюся традицию. В основу ритуального действия, как правило, положено значимое для определенных групп событие, т.е. обычно ритуалы приурочены к определенному, значимому для общества моменту. Ритуал в целом отличается цикличностью и повторяемостью, и поэтому коммуникативные события, которые имеют ритуальный характер, происходят в определенное время и приурочены к определенным датам [25, с.397,409]. К числу ритуальных текстов можно, например, отнести предвыборное выступление.

Предвыборный дискурс можно отнеси к сфере предвыборной ритуальной коммуникации, поскольку предвыборные выступления кандидатов перед избирателями, на телевидении, радио давно стали традицией. Среди основных характеристик предвыборного дискурса как ритуального действия О.В. Гайкова выделяет:

ритуальность;

сценарность;

ролевая структура;

темпоральность [15, с.5].

Ритуальность проявляется в том, что участники предвыборного дискурса рассматривают выборы как "сложившийся ритуал с системой определенных действий и атрибут конкретного типа политического режима, выборы выступают в качестве одного из наиболее важных этапов формирования и проявления лидерства. Основное содержание избирательной кампании — это взаимодействие лидера и электората, при котором обе стороны осуществляют взаимное влияние". [36, с.145].

Избирательная кампания — это определенный политический сюжет, который имеет устоявшийся, легко узнаваемый сценарий и потому представляет собой давно сложившийся ритуал. Ритуальная коммуникация характеризуется своеобразной театральностью и отличается сценарностью и драматургичностью. Выступления перед большой аудиторией должны непременно напоминать театр, или, по крайней мере, создавать ощущение театральности и зрелищности. Выборы — это не более чем акт массового символического убеждения, ритуальное мероприятие, помогающее привязать массы к установленному порядку путем создания у них ощущения, что они играют какую-либо роль. Поэтому государственную политическую сцену нередко сравнивают с театральными представлениями, основными действующими лицами в которых являются "актеры-политики" и "зрители-избиратели" [8, с. 218,224].

В ситуации избирательной кампании ролевая структура жанра предвыборного дискурса строго определена. Участниками предвыборного ритуала, как уже отмечалось, являются две стороны: кандидаты на пост президента и избиратели. Роли кандидатов распределяются следующим образом: один исполняет роль представителя действующей власти, а другой — представителя оппозиции. Кандидаты на пост президента отличаются "индивидуальностью", поскольку каждый из них рассматривается избирателями как отдельная личность. Избиратели же представляют собой группу, которая отличается массовым характером. Роль избирателей заключается в выборе того или иного кандидата на пост президента.

Одной из важных характеристик политического дискурса является темпоральность, так как избирательная кампания отличается строгими временными параметрами. Выборы президента проходят каждые четыре года (в США) / шесть лет (В России) и подготовка к очередным выборам начинается задолго до окончания президентского срока. Претендентам на президентский пост необходимо пройти ряд мероприятий, имеющих ритуальный характер; эти мероприятия отличаются строгой повторяемостью и особой значимостью для будущих кандидатов на пост президента и их потенциальных избирателей. Необходимо отметить, что понятие "хронотоп" по своему значению шире понятия "темпоральность" так, как хронотоп включает не только временной промежуток, но и особую обстановку, типичную для выборов.

Цели предвыборного дискурса и риторической коммуникации совпадают: убеждать слушателей, воздействовать на них, манипулировать ими, обращаясь к их эмоциям и чувствам. "Риторика — это наука о способах убеждения, разнообразных формах преимущественного языкового воздействия на аудиторию, оказываемого с учетом особенностей последней и в целях получения желаемого эффекта" [2, с.5].

Предвыборная кампания — это период, когда в жизни кандидата особую значимость приобретает речевая деятельность, поскольку "от того, насколько будут успешны выступления кандидата и какое количество слушателей будет им охвачено, зависит его судьба" [16, с.177].

Для предвыборного дискурса, как и для риторики, характерно существование трех аспектов риторического воздействия: пафос, логос и этос [10, с.16]. Обращение кандидата к эмоциональной сфере аудитории является весьма сильным средством воздействия.

Аристотель определил пафос как "все то, под влиянием чего люди изменяют свои решения, с чем сопряжено чувство удовольствия или неудовольствия, как, например, гнев, сострадание, страх и все этим подобные и противоположные им чувства" [4, с.844]. Пафос означает возбуждение эмоции или страсти, на базе которой и происходит убеждение.

Логос — это убеждение аудитории посредством апелляции к рассудку, последовательность доводов, построенных по законам логики. Обращение к логосу заключается в выражении четкой аргументации позиции кандидата.

Этос является способом апелляции к признаваемым аудиторией моральным принципам. Такими принципами являются, например, справедливость, честность, уважение к святыням и т.д. Обращение к этосу предполагает указание на исторические факты, прецеденты, установку на ценностные и приоритетные нормы морали и нравственности.

1.3 Стратегии и тактики политического дискурса

Политический дискурс отражает борьбу за власть. Это определяет особенности коммуникативных действий, основой которых является стремление воздействовать на интеллектуальную, волевую и эмоциональную сферу адресата.

Главной интенцией политического дискурса является борьба за власть. Это определяет особенности коммуникативных действий, основой которых является стремление воздействовать на интеллектуальную, волевую и эмоциональную сферу адресата.

Активно использующаяся в политической коммуникации воздействующая функция языка реализуется через применение речевых стратегий. В научной литературе отсутствует общепринятое определение термина "стратегия".

В рамках прагмалингвистического подхода стратегия определяется как "совокупность речевых действий" [49, с.58], "цепочка решений говорящего, его выборов определенных коммуникативных действий и языковых средств" [31, с. 192].

С позиции психологингвистики под стратегией понимается "способ организации речевого поведения в соответствии с замыслом, интенцией коммуниканта" [12, с.85], "осознание ситуации в целом, определение направления развития и организация воздействия", "развернутая во времени установка субъекта на общение" [13, с.178].

А.К. Михальская, основывая свое определение коммуникативной стратегии на понятии выбора между двумя коммуникативными тенденциями: к сближению и к индивидуальности. "Предпочтение (выбор) одной из возможных тенденций и проявление этого предпочтения в речевом общении назовем коммуникативной стратегией" [32, с.98].

В нашем исследовании мы будем придерживаться определения О.С. Иссерс: "речевая стратегия — комплекс речевых действий, направленных на достижение коммуникативных целей", который "включает в себя планирование процесса речевой коммуникации в зависимости от конкретных условий общения и личностей коммуникантов, а также реализацию этого плана" [22, с.54]. Ученый считает, что стратегии и тактики речевого поведения непосредственно связаны с основными этапами речевой деятельности — планированием и контролем. В связи с этим, стратегия представляет собой "когнитивный план общения, посредством которого контролируется оптимальное решение коммуникативных задач говорящего в условиях недостатка информации о действиях партнёра" [22, с.100].

Исследователи политического дискурса называют различные виды коммуникативных стратегий: дискурсивные, стилистические, семантические, прагматические, риторические, диалоговые и т.д. В научной литературе нет единой, общепринятой классификации стратегий и тактик политического дискурса.

Е.И. Шейгал выделяет в политическом дискурсе следующие виды стратегий [54, с.28]:

стратегия вуалирования, затушевывания нежелательной информации (позволяет притушить, сделать менее очевидными неприятные факты);

стратегия мистификации (сокрытие истины, сознательное введение в заблуждение);

стратегия анонимности (деперсонализации) как прием снятия ответственности.

А.А. Филинский приводит следующую классификацию стратегий политического дискурса:

стратегия реификации (конструирование образа врага);

стратегия делегитимизации (разрушение образа оппонента);

стратегия амальгамирования ("мы"-дискурс) [51, с.5].

О.С. Иссерс исследуя политический дискурс на материале письменных текстов СМИ, проанализировала стратегии дискредитации и самопрезентации [22].

Ю.М. Иванова в ходе изучения политического дискурса США, выделила следующие стратегии:

варьирующая стратегия,

аддитивная стратегия

интродуктивную стратегия [21, с.8].

О.В. Гайкова в своей работе "Предвыборный дискурс как жанр политической коммуникации" анализирует манипулятивные и аргументативные стратегии предвыборного дискурса США [15].

Классификация Аристотеля, которая в настоящее время не потеряла своей актуальности, выступает основанием для многих современных классификаций стратегий и тактик. Безусловно, она претерпела изменения, но сам принцип классификации остается продуктивным. Аристотель определяет цели, которые вызывает к жизни политическое общение. Как правило, политик желает:

а) побудить адресата проголосовать на выборах за определенного кандидата, партию, блок, движение и т.п.;

б) завоевать авторитет или укрепить свой имидж, "понравиться народу";

в) убедить адресата согласиться с говорящим, его мнением, принять его точку зрения;

г) создать определенный эмоциональный настрой, вызвать определенное эмоциональное состояние адресата;

д) дать адресату новые знания, новые представления о предмете речи, информировать адресата о своей позиции по какому-либо вопросу [4, с.854].

Следует отметить, что в политическом дискурсе вряд ли может преследоваться цель "информировать" без желания сформировать при этом положительное или отрицательное отношение адресата к чему-либо или изменить его мировоззрение, повлиять на его образ мыслей, поэтому функция воздействия в политическом дискурсе всегда присутствует.

Для определения стратегии речевого воздействия необходимо учитывать не только коммуникативную цель, но и набор и типы тех тактик, которые используются для ее реализации. Так, побудить проголосовать за определенного кандидата можно путем предъявления убедительных аргументов, а возможно с помощью средств самопрезентации или через опорочивание, очернение политического противника в глазах избирателей. Речевые тактики — действия, направленные на реализацию речевой стратегии.

В нашем исследовании мы будем придерживаться классификации стратегий и тактик О.Н. Паршиной, поскольку данная классификация наиболее полно отражает существующие стратегии и их соотношение с тактиками политического дискурса. В основу классификации была положена конечная цель, которую исследователь понимает как прогнозируемое искомое, как представление о результате, который должен быть достигнут по отношению к адресату.

О.Н. Паршина выделяет следующие стратегии и тактики политического дискурса:

1. Стратегия самопрезентации (построение имиджа политика)

тактика отождествления (демонстрации символической принадлежности к определённой социальной, статусной или политической группе.)

тактика солидаризации (стремление создать впечатление общности взглядов, интересов, устремлений, ощущение "психологического созвучия" говорящего и аудитории.)

тактика оппозиционирования (разграничение "своих" и "чужих")

Стратегии борьбы за власть включают следующие виды:

1. Стратегия дискредитации и нападения (подорвание авторитета дискредитируемого объекта, унижение, опорочивание, очернение оппонента в глазах избирателей)

тактика обвинения

тактика оскорбления

2. Манипулятивная стратегия (различного рода уловки в дискурсе, имеющие целью обманным путем убедить адресата встать на позиции отправителя речи, несмотря на несостоятельность фактического или логического обоснования вопроса)

демагогические приемы (высокопарные рассуждения, использование пустых обещаний, недоказанных фактов, а также гиперболизация своих достоинств, гиперболизация всего положительного с точки зрения адресата)

манипулятивные тактики (тактика вежливости, тактика гиперболизации, утрирования, тактика отвлечения внимания от основной проблемы)

3. Стратегия самозащиты (убеждение в необоснованности разного рода обвинений)

тактика оправдания (объяснения поступка говорящего)

тактика оспаривания (несогласие с предъявляемыми обвинениями, но и опровержение негативной оценки и обозначение своей позиции)

тактика критики

Стратегии удержания власти включают следующие виды:

1. Информационно-интерпретационная стратегия (информирование граждан о важнейших событиях социальной, экономической и политической жизни)

тактика признания существования проблемы

тактика акцентирования положительной информации

тактика разъяснения

тактика комментирования (использование высказываний, поясняющих смысл контекста или некоторых слов и выражаемых ими понятий:)

тактика рассмотрения проблемы под новым углом зрения

тактика указания пути решения проблемы

2. Стратегия формирования эмоционального настроя адресата

тактика единения (объединение слушателей как "единого народа", стремление к единству и общности)

тактика обращения к эмоциям адресата

тактика учета ценностных ориентиров адресата (апелляция к ценностной системе адресата)

Стратегии убеждения включают следующие виды:

1. Аргументативная стратегия (убеждение адресата при помощи аргументов)

тактика обоснованных оценок (суждения, при помощи которых оратор стремится объективно оценить предмет и обосновать свою оценку)

тактика контрастивного анализа (сопоставление фактов, событий, результатов, прогнозов воспринимаемое адресатом как убедительные аргументы)

тактика указания на перспективу (прогнозирование политиками развития событий, выражение стратегических целей, позиций и намерений говорящего)

тактика иллюстрирования (проявляется в использовании фактов и примеров)

2. Агитационная стратегия (воздействие на поступки слушателей, чтобы побудить их к совершению определенного поступка)

тактика обещания

тактика призыва

К Общим (неспециализированным) тактикам относят:

тактика акцентирования (намерение говорящего подчеркнуть, выделить определенный момент своей речи)

тактика дистанцирования (противопоставление "свои" и "чужие") [35]

Неспецифические тактики являются общими для нескольких стратегий. Так, тактика акцентирования может использоваться и в аргументативной стратегии, и в информационно-интерпретационной стратегии, и в стратегии формирования эмоционального настроя адресата.

Необходимо обратить особое внимание на то, что в научной литературе отсутствуют четкие основания выделения типов стратегий и их соотношения с тактиками. В связи с этим тактики, относящиеся к одной стратегии или группе стратегий, могут способствовать реализации другой стратегии.

Выводы по первой главе:

1."Политический дискурс" — отражающее менталитет политических субъектов вербальное и невербальное информационно-коммуникативное взаимодействие политических субъектов по поводу политических идей, идеологий, принципов, оценок, мнений, осуществляемое посредством социальных институтов для достижения политических целей". Общественное предназначение политического дискурса — внушить адресатам необходимость "политически правильных" действий и оценок.

2.Политический дискурс отличается многомерностью и многогранностью структуры, включающей множество жанров. Первичные жанры политического дискурса образуют жанры институциональной коммуникации, составляющие основу собственно политической деятельности: речи, заявления, дебаты переговоры, конституции, партийные программы и т.д., а жанры бытового общения выступают по отношению к ним как вторичные.

.Политический и предвыборный дискурсы рассматриваются как общее и частное. В связи с этим, из политических жанров можно выделить предвыборные, которые выступают как самостоятельно организованные и существующие по законам дискурса выборов.

.Предвыборный дискурс — это гибридный речевой жанр со спецификой институциональной, риторической и ритуальной коммуникации, выступающий вербальным оформлением коммуникативных отношений института выборов.

.Предвыборный дискурс как жанр институциональной коммуникации, обладает следующими признаками: участники; хронотоп; цели; ценности; стратегии; тематика. Среди основных характеристик предвыборного дискурса как ритуального действия выделяют: ритуальность; сценарность; ролевую структуру; темпоральность. Для предвыборного дискурса, как и для риторики, характерно существование трех аспектов риторического воздействия: пафос, логос и этос.

.Классификация стратегий и тактик О.Н. Паршиной наиболее полно отражает существующие стратегии и их соотношение с тактиками политического дискурса. (Таблица 1.)

Таблица 1. — Стратегии и тактики политического дискурса.

СтратегииТактики1. Стратегия самопрезентации тактика отождествлениятактика солидаризациитактика оппозиционированияСтратегии борьбы за власть: 1. Стратегия дискредитации и нападениятактика обвинения тактика оскорбления2. Манипулятивная стратегия демагогические приемыманипулятивные тактики (тактика вежливости, тактика гиперболизации, утрирования, тактика отвлечения внимания от основной проблемы) 3. Стратегия самозащиты тактика оправданиятактика оспариваниятактика критикиСтратегии удержания власти: 1. Информационно-интерпретационная стратегия тактика признания существования проблемы тактика акцентирования положительной информациитактика разъяснения тактика комментирования тактика рассмотрения проблемы под новым углом зрения тактика указания пути решения проблемы2. Стратегия формирования эмоционального настроя адресата тактика единения тактика обращения к эмоциям адресата тактика учета ценностных ориентиров адресатаСтратегии убеждения: 1. Аргументативная стратегия тактика обоснованных оценоктактика контрастивного анализатактика указания на перспективутактика иллюстрирования2. Агитационная стратегия тактика обещаниятактика призываОбщие (неспециализированные) тактики: тактика акцентированиятактика дистанцирования

2. Сравнительный анализ ангоглоязычного и русскоязычного политического дискурса

2.1 Стратегии и тактики русскоязычного предвыборного дискурса

Материалом для выявления стратегий и тактик русскоязычного предвыборного дискурса послужили предвыборные статьи и программа В.В. Путина. На наш взгляд, данный кандидат на пост главы государства является наиболее яркой политической фигурой в России, ранее В.В. Путина уже избирали президентом Российской Федерации, а также он был назначен главой правительства. Среди российских политиков В.В. Путин демонстрирует наиболее высокий уровень риторической грамотности. Риторическая грамотность проявляется в первую очередь в эффективном использовании тактик и стратегий. "Именно тактические предпочтения являются показателем коммуникативной компетенции языковой личности" [47, с.130].

Без всякого сомнения, одной из главных задач политического лидера является задача "понравиться народу". Поэтому в рамках политической борьбы за власть наиболее актуальной проблемой является формирование имиджа политического лидера. В связи с этим стратегия самопрезентации, направленная на формирование имиджа политика является основополагающей.

Имидж — это стереотип человека, закрепившийся в массовом сознании. Он призван в концентрированной форме отражать суть человека или партии [38, с.18]. Поскольку обычно избиратель не имеет с политиком личных контактов, фактически он воспринимает не самого лидера, а его имидж. Своё решение большинство избирателей принимает, опираясь не на рациональные доводы, не на критический анализ многочисленных политических лозунгов и программ, не на детальное изучение биографий кандидатов, их личных качеств, а, полагаясь, скорее, на интуицию, на комплекс впечатлений от кандидатов, на их образ (имидж).

Можно сказать, что имидж политика является частью его профессионального успеха. Отсюда следует, что чем точнее будет выстроен имидж, тем эффективней будет коммуникация с избирателями, и, следовательно, будет достигаться основная задача — завоевание и удержание симпатий населения.

На политическом поприще В.В. Путин умело использует стратегию самопрезентации, которая реализуется посредством блестящего владения тактиками отождествления и солидаризации.

Суть тактики отождествления — в ненарочитой демонстрации символической принадлежности к определённой социальной, статусной или политической группе. Если лидер воспринимается избирателями как "свой" и озвучивает проблемы, которые близки его потенциальной аудитории, он может рассчитывать на определенную поддержку электората.

В.В. Путин отождествляет себя в глазах избирателей с государством и/или правительством. Идентификационная модель В.В. Путина строится с опорой значительную силу, олицетворяющую мощь всего исполнительного аппарата страны. Избиратели отождествляют данного кандидата с такими атрибутами государства, как порядок, стабильность, законность, справедливость, устойчивость. В речи политика этот имидж находит проявление в употреблении местоимения мы в значении "правительство", "государство":

"Мы не можем и не хотим изолироваться. Мы рассчитываем, что наша открытость принесет гражданам России рост благосостояния и культуры и укрепит доверие, которое все больше становится дефицитным ресурсом" [42].

"Мы, несомненно, продолжим активный и созидательный курс на укрепление всеобщей безопасности, отказ от конфронтации, на эффективное противодействие таким вызовам, как распространение ядерного оружия, региональные конфликты и кризисы, терроризм и наркоугроза" [41].

"И мы намерены активно работать с новыми властями арабских стран, чтобы оперативно восстановить наши экономические позиции" [42].

"Мы ни при каких условиях не откажемся от потенциала стратегического сдерживания и будем его укреплять" [40].

"Мы приняли и реализуем беспрецедентные программы развития Вооруженных сил и модернизации оборонно-промышленного комплекса России" [40].

"В этих условиях мы смогли тем не менее построить экономику, которая стала органичной частью мировой" [45]

"И мы намерены активно работать с новыми властями арабских стран, чтобы оперативно восстановить наши экономические позиции" [43].

"И, конечно, мы рассчитываем на активное участие в таком диалоге традиционных религий России" [43].

"Мы будем активно защищать основы нравственности в средствах массовой информации и в интернет-сфере. Мы будем бороться с попыткой использовать информационное пространство для пропаганды жестокости, национализма, порнографии, наркомании, курения и пьянства. Мы не позволим низкопробным продуктам массовой культуры калечить нравственное и психическое здоровье наших детей и будем поддерживать создание и продвижение качественных отечественных программ и передач" [39].

"И мы будем решать эту задачу" [43].

В.В. Путин довольно часто употребляет местоимения "наш", "нас" в значении "относящийся к деятельности руководства страны:

"Нам необходима стратегия национальной политики, основанная на гражданском патриотизме" [43].

"Эти ценностные ориентиры невозможно чем-либо заменить, и их нам надо укреплять" [43].

"Нам надо выстроить такую модель государства, цивилизационной общности с таким устройством, которая была бы абсолютно равно привлекательна и гармонична для всех, кто считает Россию своей Родиной" [46].

"Наши правоохранительные органы доказали, что с пресечением таких попыток они справляются быстро и четко" [43].

"Нам важно, чтобы мигранты могли нормально адаптироваться в обществе" [43].

Приведенные примеры четко показывают, что В.В. Путин отождествляет себя с государством, исполнительной властью страны. В связи с этим, интересна точка зрения политологов о том, что наиболее эффективной считается "ролевая идентификация", когда политик, еще не получив искомую должность, ведет себя таким образом, как будто он уже занял этот пост (т.е. проигрывает определённую социальную роль и убеждает широкую аудиторию в том, что он хорошо смотрится в этой роли) [52, с.151]. Необходимо отметить, что В.В. Путин умело использует стратегию отождествления в связи с тем, что ранее он уже занимал высшие государственные посты (президент, глава правительства) и имеет опыт выступлений от имени высшего руководства страны.

Кандидату на пост президента В.В. Путину свойственно смягчение, "я-темы". Это проявляется в минимизации использования местоимения "я" и в выборе определённых синтаксических конструкций: пассивных, безличных, а также определенно-личных:

"Нужно отдавать отчет, какие риски и угрозы заключены в ситуациях, чреватых переходом в стадию национального конфликта" [43].

"Необходимо тщательное выяснение сути проблемы, обстоятельств, урегулирование взаимных претензий по каждому конкретному случаю, где замешан "национальный вопрос" [43].

"Готовы развивать эти контакты в нынешних условиях" [42].

"Заинтересованы в активизации политических и торгово-экономических связей со всеми арабскими странами, в том числе с непосредственно пережившими период внутренних потрясений" [42].

"Но нельзя допустить одного — возможностей для создания региональных партий, в том числе в национальных республиках" [43].

"Нельзя допустить, чтобы у нас возникли замкнутые, обособленные национальные анклавы, в которых часто действуют не законы, а разного рода "понятия". [43].

"Надо просто дать возможность людям работать и нормально жить у себя дома, на родной земле, возможность, которой они сейчас во многом лишены" [43].

Большая частотность безличных предложений у В.В. Путина указывает на самоотождествление кандидата с государством, солидаризацию говорящего с аудиторией, так как высказанные им суждения не имеют личной отнесенности, то есть априорно выражают общее мнение. Они эффективно воздействуют на публику, поскольку рассматриваются как некое проявление высшей воли, своеобразный элемент судьбы, предопределенного свыше решения, а отнюдь не желания отдельного человека.

К языковым средствам реализации тактики отождествления с адресатом (народом) также можно отнести разговорные фразы:

"Наша аргументация хорошо известна, не буду ее вновь разжевывать, но, к сожалению, она не воспринимается западными партнерами, от нее отмахиваются". [42].

"Более того, я убежден, что безопасность в мире можно обеспечить только вместе с Россией, а не пытаясь задвинуть ее, ослабить ее геополитические позиции, нанести ущерб обороноспособности". [42].

"Запад слишком увлекся "наказанием" отдельных стран. Чуть что — хватается за санкционную, а то и за военную дубину" [42].

"В нашей стране, где у многих в головах еще не закончилась гражданская война, где прошлое крайне политизировано и "раздергано" на идеологические цитаты (часто понимаемые разными людьми с точностью до противоположного), необходима тонкая культурная терапия" [43].

"Ее элементы рассыпаны во всех сферах жизни государства и общества — в экономике, социалке, образовании, политической системе и внешней политике" [43].

"Необходимо сделать все возможное, чтобы соблазн заполучить ядерное оружие ни перед кем не маячил" [42].

"Сферу прав человека нельзя никому отдавать на откуп" [42].

"Что касается арабо-израильского конфликта, то "волшебный рецепт", с помощью которого можно было бы наконец разрулить ситуацию, до сих пор не изобретен" [42].

Необходимо отметить, что одним из наиболее образных приемов реализации тактики отождествления является использование афоризмов и лозунговых фраз, близких по содержанию и знакомых избирателю:

"Здоровье человека — наш приоритет" [39].

"Семью — в центр государственной политики" [39].

"Инвалидам — полноценную жизнь" [39].

"Сильная экономика — основа для роста благосостояния наших граждан и гарантия национальной безопасности" [42].

"Ощущал бы себя наследником "одной для всех" — противоречивой, трагической, но великой истории России" [42].

"Нам как воздух необходим более широкий, недискриминационный выход на внешние рынки" [42].

"Реакция со стороны дипломатов на возникающие коллизии между нашими согражданами и местными властями, инциденты и происшествия, аварии на транспорте и т.д. должна быть незамедлительной — не дожидаясь, пока СМИ начнут бить в колокола" [42].

Близкой тактике отождествления с адресатом является тактика солидаризации с адресатом ("я с вами, я понимаю / разделяю вашу проблему"). Порой их трудно разграничить. Они реализуют стремление создать впечатление общности взглядов, интересов, устремлений, ощущение "психологического созвучия" говорящего и аудитории.

Так, В.В. Путин широко использует местоимения "мы", "нам", "наш" в значении "я и вы", "я с вами" "мы с вами", например:

"Мы живем в период кардинальных перемен в экономической жизни всего мира" [45].

"Нам нужно государство, способное органично решать задачу интеграции различных этносов и конфессий" [42].

"В нашей стране, где у многих в головах еще не закончилась гражданская война, где прошлое крайне политизировано и "раздергано" на идеологические цитаты (часто понимаемые разными людьми с точностью до противоположного), необходима тонкая культурная терапия" [43].

"Мы в России всегда имели хорошие контакты с умеренными представителями ислама, чье мировоззрение близко традициям российских мусульман" [42].

"Мы видим, что происходит в мире, какие здесь копятся серьезнейшие риски" [43].

"Мы понимаем, что не от хорошей жизни люди уезжают за тридевять земель и зачастую далеко не в цивилизованных условиях зарабатывают себе и своей семье возможность человеческого существования" [43].

"Мы будем укреплять наше "историческое государство", доставшееся нам от предков" [43].

Политик, используя тактику солидаризации с адресатом, показывает себя представителем аудитории ("я такой же, как и вы"), а избиратель видит в кандидате частичку себя. Избиратели голосуют за политического лидера, который близок им "такой же, как они сами"

Проблема индивидуального и коллективного проявляется в речи В.В. Путина, прежде всего, в явном преобладании в высказываниях коллективного. Личное местоимение 1-го лица множественного числа "мы" отличается многозначностью. Анализ модели с "мы" позволяет выделить несколько значений местоимения "мы", которыми оперирует политик:

."Мы" в значении "государство, правительство, исполнительная власть", используется для реализации тактики отождествления.

2.использование "мы" в значении "я с вами", "я и вы", " мы с вами" направлено на реализацию тактики солидаризации

Выбор говорящим предложений с я или без я обусловлен факторами лингвистического и экстралингвистического планов. Как отмечает В.Б. Кашкин "Местоименный эллипсис, являющийся рядовым фактом грамматики ряда языков, в русском дискурсе выглядит маркированным и может служить достижением баланса между решимостью и самовыпячиванием" [27, с.84]. Как мы видим В.В. Путин умело соблюдает этот баланс. Стремление не акцентировать свое "я" свойственно односоставным предложениям. Эллипсис местоимения "я" является одним из средств снижения категоричности высказывания.

Кандидат на пост главы государства В.В. Путин в предвыборных текстах использует манипулятивную стратегию.

Е.И. Доценко предложил следующее определение манипуляции: "Манипуляция — это вид психологического воздействия, искусное исполнение которого ведет к скрытому возбуждению у другого человека намерений, не совпадающих с его актуально существующими желаниями" [19, с.59].

В русскоязычном предвыборном дискурсе манипулятивная стратегия реализуется за счет использования демагогических приемов. "Демагогия" представляет собой использование и лживых обещаний, и преднамеренного извращения фактов, для достижения той или иной цели, например, для привлечения масс на свою сторону, для создания популярности. В.В. Путин широко использует высокопарные рассуждения, пустые обещания (явно невыполнимые, но все же данные), которые можно отнести к демагогическим приемам. Например:

"Мы будем активно защищать основы нравственности в средствах массовой информации и в интернет-сфере" [39].

"Мы будем бороться с попыткой использовать информационное пространство для пропаганды жестокости, национализма, порнографии, наркомании, курения и пьянства. Мы не позволим низкопробным продуктам массовой культуры калечить нравственное и психическое здоровье наших детей и будем поддерживать создание и продвижение качественных отечественных программ и передач" [39].

"Мы будем продолжать поддержку российских деятелей культуры и сохраним наше лидерство в сфере искусств" [39].

"Мы обеспечим подотчётность власти обществу, для которого она работает" [39].

"Будут созданы реальные механизмы общественного контроля за деятельностью власти в наиболее чувствительных и опасных с точки зрения проявлений коррупции и неэффективности сферах — государственных закупках, дорожном строительстве, жилищно-коммунальном хозяйстве, правоохранительной деятельности" [39].

"Все важнейшие законопроекты и решения будут в обязательном порядке проходить через широкое общественное обсуждение — с участием граждан, бизнеса, общественных и профессиональных организаций" [39].

"Мы наведём порядок в жилищно-коммунальном хозяйстве. Повсеместно перейдём к установлению социальной нормы потребления коммунальных ресурсов, что позволит сделать их оплату более справедливой" [39].

"Мы поставим надёжный заслон наркомании, ужесточим ответственность за продажу алкогольной и табачной продукции несовершеннолетним, введём запрет на курение, рекламу сигарет и алкоголя в общественных местах" [39].

В информационно-интерпретационной стратегии В.В. Путин удачно использует тактику разъяснения, тактику комментирования, а также тактику признания существования той или иной проблемы и тактику указания пути решения проблемы.

Тактика признания существования проблемы признание существования проблемы выражается высказываниями с предикатами — оценочными прилагательными. Среди них высокой частотой встречаемости отличаются прилагательные "сложный", "серьезный" "главный", "важный", "многоплановый", "отдельный" "фундаментальный" и т.д. в сочетаниях с именами существительными проблема, вопрос. В некоторых случаях используются глаголы, выражающие беспокойство и нерешенность проблемы, и наречие степени "много". В качестве оценочных объектов выступают наименования фокусировки внимания: вопрос, проблема, ситуация. Например:

"Постоянно повторяющаяся в истории проблема России — это стремление части ее элит к рывку, к революции вместо последовательного развития" [43].

"Для России — с ее многообразием языков, традиций, этносов и культур — национальный вопрос, без всякого преувеличения, носит фундаментальный характер" [43].

"Беспокоит то, что хотя контуры наших "новых" взаимоотношений с НАТО еще окончательно не прорисовались, альянс уже создает "факты на земле", которые отнюдь не способствуют формированию доверия" [42].

"Но все-таки решить вопрос о фундаментальном изменении матрицы этих отношений пока не удалось, они по-прежнему подвержены приливам и отливам" [42].

"Но главная проблема — это то, что двусторонний политический диалог и сотрудничество не опираются на прочный экономический фундамент" [42].

"На информационном поле нас часто переигрывают. Это отдельный многоплановый вопрос, которым предстоит заняться всерьез" [42].

"Много вопросов вызывает и качество жилищно-коммунальных услуг, которое зачастую совершенно не соответствует их стоимости [39].

"Проблем в этой сфере накопилось много, а ответственности — мало" [39].

"Возникают и новые сложные проблемы, но мы в состоянии обернуть их себе во благо, на пользу России" [44].

"Социальный портрет нашего будущего будет неполным, если не сказать еще об одной, важнейшей проблеме. 10-11% наших граждан все еще остаются по своим доходам ниже черты бедности" [44].

"Не менее серьезная ситуация складывается вокруг корейской ядерной проблемы" [42].

Тактика признания существования проблемы характеризует В.В. Путина как руководителя, владеющего "политикой слова". Данный кандидат без опасений признает существование проблемы и, во многих случаях, предлагает пути ее решения. Возможно, в этом таланте В.В. Путина и заключается главная причина его популярности у населения.

Тактика указания пути решения проблемы Наблюдения показывают, что маркерами тактики указания на путь решения проблемы являются чаще всего формы будущего времени глаголов несовершенного вида При указании на возможность решения на речевом уровне маркерами наряду с глагольными формами будущего времени являются сложные формы сказуемого, такие как модальные слова, причем часто в безличном употреблении, что усиливает объективную необходимость действий, делает предложенные шаги категорически неизбежными:

"Основное внимание будет обращено на страховую медицину" [39].

"Будем стремиться к тому, чтобы формирование новой системы мироустройства, основывающегося на современных геополитических реалиях, происходило плавно, без ненужных потрясений" [42].

"Нужен широкий диалог — о будущем, о приоритетах, о долгосрочном выборе, национальном развитии и национальных перспективах" [44].

"Нужно задуматься и о более глубокой кооперации в сфере энергетики — вплоть до создания единого энергокомплекса Европы. Важные шаги в этом направлении — строительство газопроводов "Северный поток" по дну Балтики и "Южный поток" в Черном море" [42].

Умелое использование В.В. Путиным тактики указания на путь решения проблемы в конечном итоге дает избирателям надежду на лучшее будущее, нейтрализует негативное отношение населения к ситуации в стране, способствует формированию чувства доверия к своим лидерам.

Тактика разъяснения — необходимый компонент реализации информационно-интерпретационной стратегии. Разъяснение необходимо потому, что адресант должен учитывать отсутствие нужных фоновых знаний у собеседника и поэтому не ограничиваться простой констатацией факта, простой оценкой информации, но сопровождать свой ответ или выступление дополнительной информацией.

Характерной чертой разъяснения является наличие двух основных звеньев цепочки: того, что требуется разъяснить, и собственно разъяснения.

Первое звено разъяснения не всегда может быть выражено в тексте эксплицитно, но оно должно находиться в общем поле зрения собеседников.

Разъяснение часто обращено в прошлое: сообщается, как случилось, что данное положение дел имеет место. На речевом уровне тактика разъяснения реализуется в этом случае глаголами в форме прошедшего времен и посредством использования устойчивых синтаксических конструкций:

"Что касается арабо-израильского конфликта, то "волшебный рецепт", с помощью которого можно было бы наконец разрулить ситуацию, до сих пор не изобретен. Руки опускать ни в коем случае нельзя. Учитывая, в частности, наши близкие отношения с руководством Израиля и палестинскими лидерами, российская дипломатия продолжит на двусторонней основе и в формате ближневосточного "квартета" активное содействие возобновлению мирного процесса, координируя свои шаги с Лигой арабских государств" [42].

"Что касается Ирака, здесь, это особый разговор. Ведь там международных террористов при Хусейне не было. Это отдельная проблема" [44].

"Однако скоро стало ясно, что во многих странах события разворачиваются не по цивилизованному сценарию. Вместо утверждения демократии, вместо защиты прав меньшинства — выталкивание противника, переворот, когда доминирование одной силы сменяется еще более агрессивным доминированием другой" [42].

В некоторых случаях В.В. Путин использует близкую к тактике разъяснения тактику комментировании, представленную высказываниями, поясняющими смысл контекста или некоторых слов, выражений и понятий:

"Конечно, мы имеем в виду другой сценарий. Россия обязана занять максимально значительное место в международном разделении труда не только как поставщик сырья и энергоносителей, но и как владелица постоянно обновляющихся передовых технологий как минимум в нескольких секторах. Иначе будем постоянно терять ресурсы, выплачивая их за новые, все более сложные и дорогие технологии промышленных товаров, материалов и медицинских препаратов, которые не умеем создавать сами" [45].

"Мы обязаны довести до конца и программу наших политических преобразований. Прежде всего, мы реализуем реформу федеральных отношений" [43].

Немаловажное место в русскоязычном предвыборном дискурсе занимает стратегия формирования эмоционального настроя адресата. Данная стратегия реализуется посредством использования тактики единения и тактики учета ценностных ориентиров адресата.

Тактика единения реализует задачу объединить слушателей как "народ", что отвечает общим критериям торжественной риторики и соответствует архетипу поведения русского человека "действовать вместе и сообща", стремиться к единству и общности [48, с.149].

На речевом уровне это выражается в выборе ключевых слов ("единство", "общее благо", "великий", "сильный"):

"Наша сила — в духовном богатстве и единстве многонационального российского народа" [39].

"Абсолютное большинство россиян хочет видеть нашу страну великой и сильной, уважает героев, положивших жизнь на общее благо". [42].

Тактика учета ценностных ориентиров адресата реализуется, когда политик реалистично оценивать ценностную систему адресата и опираться на нее в предвыборной гонке. Главное отличие политического дискурса от других видов дискурсов заключается именно в его явно выраженной апелляции к ценностной системе, существующей в данном обществе. Политический дискурс непосредственно связан с ценностными ориентациями в обществе, которые образуют его концептуальную основу.

Ценности — это свойство того или иного общественного предмета, явления удовлетворять потребности, желания, интересы социального субъекта (индивида, группы людей, общества) [58, с.426].

В русскоязычном предвыборном дискурсе отмечена обращение к таким ценностям как "семья", "родина", "культура", "развитие человека", "права человека":

"Культура и искусство — это наша история и путь в будущее, возможность сохранить нашу культурную идентификацию и творческое многообразие" [39].

"Часто говорят — права человека первичны по отношению к государственному суверенитету. Без сомнения, это так — преступления против человечества должны караться международным судом. Но когда при использовании этого положения легко нарушается государственный суверенитет, когда права человека защищаются извне и на выборочной основе — и в процессе "защиты" попираются такие же права массы людей, включая самое базовое и святое — право на жизнь" [44].

"Развитие человека — ключевая ценность Развитие человека, создание условий для реализации его способностей — ради этого в конечном счёте должно работать государство и его институты, на это должна быть нацелена экономика" [44].

Регулярное и системное использование В.В. Путиным тактики учета ценностных ориентиров адресата является залогом эффективности воздействия на массовую аудиторию.

В политической коммуникации аргументативная стратегия выполняет особую функцию: именно аргументация способствует осуществлению демократически оформленного участия граждан в выборе власти и принятия общественно значимых решений. В демократических сообществах существует постоянная и все время растущая "потребность в кооперации" вместе с народом, которая реализуется через аргументативную форму при обосновании мотивации тех или иных действий. Это диктуется интересами самосохранения общества и интересами общественных групп, ориентированных на достижение хотя бы минимального уровня лояльности по отношению к принимаемым политическим решениям [37, с.151]. Аргументативная стратегия становится также единственным легитимным способом разрешения общественных конфликтов. Процесс аргументации является неотъемлемой частью современной общественной жизни, даже если этот процесс становится просто средством достижения узких интересов определенных общественных групп [59, с.98].

Как известно, в структуру операции аргументации входит сопоставление и оценка ситуации. Поэтому наиболее частотными в сфере политического общения оказались тактика контрастивного анализа и тактика иллюстрирования.

Тактика контрастивного анализа опирается на прием сопоставления. Сопоставление фактов, событий, результатов, прогнозов воспринимается адресатом как убедительные аргументы.

В нашем исследовании параметрами сопоставления выступают темпоральные отношения, характеризующие положение дел в прошлом и настоящем. Например:

По сравнению с 1990-ми годами бедность сегодня сократилась более чем в 2,5 раза. [44].

"Согласно независимым исследованиям, реальные доходы четырех из пяти россиян превышают уровень 1989 года — "пика" развития СССР, после которого началось падение и разбалансировка всего социально-экономического организма страны. Больше 80% российских семей сегодня имеет более высокий уровень потребления, чем средний уровень потребления советской семьи. Обеспеченность бытовой техникой выросла в полтора раза — до уровня развитых стран" [44].

"В 1998 году средний класс составлял от 5 до 10% населения — меньше, чем в позднем СССР. Сейчас средний класс, по разным оценкам, составляет от 20 до 30% населения" [44].

В рамках аргументативной стратегии В.В. Путин использует также тактику иллюстрирования. Тактика иллюстрирования проявляется в использовании фактов и примеров. В риторике иллюстративный тип аргумента считается одним из распространенных средств воздействия. Он имеет наглядную описательную форму. Аргументация обычно опирается (и это очень частотно) на реально существующие факты:

Факты являются самым надежным аргументом доказательства, если они правильно подобраны и объективно отражают картину события. Наиболее убедительны в этом аспекте статистические данные. Например:

"Уже сейчас в рамках государственной поддержки жителей Дальнего Востока и Сибири стоимость авиабилетов для отдельных категорий граждан снижена на 30%, что способствовало росту пассажиропотока на указанных маршрутах более чем на 20%" [39].

"С помощью специального фонда ЖКХ за четыре года был сделан капитальный ремонт в 121 тыс. домов. В них проживает почти 16 млн человек. Почти 300 тыс. граждан участвует в программе переселения из аварийного фонда" [39].

"В последние годы расходы бюджетной системы на социальную сферу составляют более половины в общих бюджетных расходах. Только за последние четыре года они выросли в абсолютном выражении в 1,5 раза — а в доле ВВП с 21% до 27%" [46].

"С 2004 по 2010 гг. в экономике произошло существенное увеличение доли работников, занятых в условиях, не отвечающих гигиеническим нормативам — на 17%. Удельный вес таких рабочих мест вырос с 21% до 29%" [46].

Как уже упоминалось в пункте 1.3, существуют неспецифические тактики общие для нескольких стратегий. Так, тактика акцентирования может использоваться и в аргументативной стратегии, и в информационно-интерпретационной стратегии, и в стратегии формирования эмоционального настроя адресата.

В сфере представления политических взглядов, при создании высказываний, отражающих определенные позиции и обстоятельства, характерными маркерами тактики акцентирования являются следующие — слова с функцией привлечения внимания к следующей за ними мысли: хотел бы подчеркнуть (еще раз подчеркну, хочу подчеркнуть); хочу обратить внимание; особо отмечу; надо признать; надо сказать; должен сказать; считаю, что…; полагаю; убежден, что…и т.п.

Например:

"Подчеркну: МИД и все дипломатические и консульские представительства обязаны в круглосуточном режиме оказывать реальную помощь и поддержку соотечественникам" [42].

"Убежден, сегодняшний и особенно завтрашний кадровый потенциал нашей страны позволяет претендовать на самые прочные позиции в глобальной экономической конкуренции" [44].

"Хочу обратить внимание и на такой существенный фактор, который во многом определяет роль и место России в нынешних и будущих международных политических и экономических раскладах, как огромная территория нашей страны" [42].

"Вновь подчеркну, что нарушение принципа единства и неделимости безопасности — причем вопреки многократным декларациям о приверженности ему — чревато серьезнейшими угрозами" [44].

"Более того, я убежден, что безопасность в мире можно обеспечить только вместе с Россией, а не пытаясь "задвинуть" ее, ослабить ее геополитические позиции, нанести ущерб обороноспособности" [42].

"Хотел бы подчеркнуть: усилия государства были направлены на восстановление возможностей России конкурировать в секторах, где на глобальном рынке всего несколько игроков" [45].

"Вновь подчеркну, что нарушение принципа единства и неделимости безопасности — причем вопреки многократным декларациям о приверженности ему — чревато серьезнейшими угрозами" [42].

"Убежден, решать проблему нужно только мирным путем" [42].

"Убежден, что сейчас нужно проявлять особую аккуратность" [42].

В.В. Путин часто обращается к тактике акцентирования. При этом в функции актуализации значимой информации им с большим постоянством используются глагольные модели.

Таким образам для русскоязычного предвыборного политического дискурса характерно использование следующих стратегий и тактик: (Таблица 2.)

Таблица 2. — Стратегии и тактики русскоязычного предвыборного дискурса.

СтратегииТактики1. Стратегия самопрезентациитактика отождествлениятактика солидаризации2. Манипулятивная стратегия демагогические приемы3. Информационно-интерпретационная стратегия тактика признания существования проблемы тактика разъяснения тактика комментирования тактика указания пути решения проблемы 4. Стратегия формирования эмоционального настроя адресата тактика единения тактика учета ценностных ориентиров адресата5. Аргументативная стратегия тактика контрастивного анализатактика иллюстрированияОбщие (неспециализированные) тактики: тактика акцентирования

Необходимо отметить, что в русскоязычном политическом дискурсе стратегия самопрезентации занимает центральное место среди стратегий воздействия на широкие массы. Это связано с тем, что одной из главных задач политического лидера во время предвыборной гонки является формирование имиджа. Ведь, как известно, имидж политика является неотъемлемой частью его профессионального успеха. Наиболее четко и правильно выстроенный имидж способствует завоеванию и удержанию симпатий населения, и, в конечном счете, достижения цели предвыборной гонки — победы на выборах.

Как показывает наше исследование, наиболее широко используются такие стратегии как информационно-интерпретационная (тактика признания существования проблемы, тактика разъяснения, тактика комментирования, тактика указания пути решения проблемы) и аргументативная стратегия. В рамках аргументативной стратегии на первый план выходит тактика иллюстрирования.

Особое место в рамках русскоязычного политического дискурса занимает тактика акцентирования, которая одновременно способствует реализации нескольких стратегий (аргументативной стратегии, информационно-интерпретационной стратегии и стратегии формирования эмоционального настроя адресата).

2.2 Стратегии и тактики англоязычного предвыборного дискурса

Материалом для исследования стратегий и тактик англоязычного предвыборного дискурса послужили тексты предвыборных выступлений кандидата на пост президента США Барака Обамы. На наш взгляд, данный кандидат является яркой политической фигурой в США. Барак Обама выступает наиболее подходящим представителем англоязычного политического дискурса, в плане сопоставления с В.В. Путиным — участником русскоязычного политического дискурса. Как и В.В. Путин, Барак Обама имеет опыт руководства страной и в настоящий момент занимает пост главы государства. Также наше внимание привлек тот факт, что Б. Обама был первым афроамериканц <#»justify»>Таблица 3 — Стратегии и тактики англоязычного предвыборного дискурса

СтратегииТактики1. Стратегия самопрезентациитактика отождествлениятактика солидаризации2. Информационно-интерпретационная стратегия тактика признания существования проблемы тактика акцентирования положительной информациитактика разъяснения тактика указания пути решения проблемы 3. Стратегия формирования эмоционального настроя адресата тактика учета ценностных ориентиров адресата4. Аргументативная стратегия тактика контрастивного анализатактика указания на перспективутактика иллюстрирования5. Агитационная стратегия тактика обещаниятактика призыва

Необходимо отметить, что в англоязычном политическом дискурсе стратегия самопрезентации выходит на первый план, так как имидж политика это неотъемлемая составляющая политической коммуникации. Как показывает наше исследование, наиболее широко применение в англоязычном дискурсе находят такие стратегии как информационно-интерпретационная (тактика признания существования проблемы, тактика разъяснения, тактика акцентирования положительной информации, тактика указания пути решения проблемы), аргументативная стратегия (тактика контрастивного анализа, тактика указания на перспективу, тактика иллюстрирования) и агитационная стратегия (тактика обещания и тактика призыва).

Следует заметить, что тактика признания существования проблемы и тактика акцентирования положительной информации способствуют реализации не только информационно-интерпретационной, но и манипулятивной стратегии.

2.3 Сходства и различия использования стратегий и тактик в англоязычном и русскоязычном предвыборном дискурсе

В ходе исследования нами были выявлены стратегии и тактики, которые находят свое воплощение, как в русскоязычном, так и англоязычном предвыборном политическом дискурсе (Таблица 4).

Таблица 4 — Стратегии и тактики, используемые в англоязычном и русскоязычном предвыборном дискурсе

СтратегииТактики1. Стратегия самопрезентациитактика отождествлениятактика солидаризации2. Информационно-интерпретационная стратегия тактика признания существования проблемы тактика разъяснения тактика указания пути решения проблемы 3. Стратегия формирования эмоционального настроя адресата тактика учета ценностных ориентиров адресата4. Аргументативная стратегия тактика контрастивного анализатактика иллюстрирования

Данные стратегии и тактики используются в русскоязычном и англоязычном политическом дискурсе, поскольку для успеха предвыборной гонки (в любой стране), политику необходимо уметь:

)формировать четкий имидж, т.е. создавать образ, который непременно понравится избирателю;

2)передавать информацию и интерпретировать факты;

)создавать необходимый эмоциональный настрой адресата;

)приводить аргументы в поддержку своей точки зрения.

В рамках англоязычного и русскоязычного политического дискурса стратегия самопрезентации занимает центральное место среди стратегий воздействия на электорат.

Необходимо отметить, что политические деятели используют одни и те же стратегии и тактики, но объем и приемы их реализации в некоторой степени отличаются. Так, в рамках тактики солидаризации оба политика используют местоимение "мы" ("we") в значении "я и вы", "мы с вами" для создания впечатления общности взглядов, интересов, устремлений кандидата и избирателей:

"Мы живем в период кардинальных перемен в экономической жизни всего мира" [42].

"So we have a huge opportunity, at this moment, to bring manufacturing back. But we have to seize it". [67].

Однако, Барак Обама, используя тактику солидаризации, также подчеркивает свою принадлежность к американской нации посредством частотного употребления слова, "American":

"The American people know what the right choice is". [63].

"Tonight, I want to speak about how we move forward, and lay out a blueprint for an economy that’s built to last — an economy built on American manufacturing, American energy, skills for American workers, and a renewal of American values" [62].

Это связано с тем, что американцы гордятся своей нацией и чувствуют причастность к достижениям страны. Для Барака Обамы, как для афроамериканца, важно показать, что он полноправный гражданин Америки, способный возглавить такое великое государство.

Что касается русскоязычного политического дискурса, то для В.В. Путина не характерно подчеркивание национальной принадлежности, поэтому он избегает использования слов "русский", "российский", "россиянин". Как известно, Россия многонациональное государство, где "русские" составляют лишь небольшую его часть. В связи с этим, не корректно использовать данное слово, говоря о жителях нашей страны. Слово "россияне", "российский" в этом смысле считается более подходящим. Одного многие граждане нашей страны смешивают понятия "русский" и "россиянин", и поэтому В.В. Путин не акцентирует внимание на принадлежности к определенной нации.

Необходимо отметить, что кандидат на пост президента России более широко использует возможности тактики отождествления, посредством употребления местоимения "мы" и "нам" в значении "государство", "правительство", "исполнительная власть". Например,

" Мы, несомненно, продолжим активный и созидательный курс на укрепление всеобщей безопасности, отказ от конфронтации, на эффективное противодействие таким вызовам, как распространение ядерного оружия, региональные конфликты и кризисы, терроризм и наркоугроза" [42].

"Мы приняли и реализуем беспрецедентные программы развития Вооруженных сил и модернизации оборонно-промышленного комплекса России" [40].

"Нам важно, чтобы мигранты могли нормально адаптироваться в обществе" [43].

В.В. Путин отождествляет себя с государством, так как он долго занимал высшие государственные посты и имеет богатый опыт управления страной. Кроме того, гражданам России необходим лидер, который поведет их за собой, скажет, что и как делать, укажет направление развития. Жители нашей страны не привыкли принимать самостоятельные решения, так как надеялся на судьбу, на решение свыше (принятое царем, императором). Это связано с историческим развитием нашего государства, а также обусловлено особенностями русского менталитета. По историческим меркам, Россия не так давно перешла от монархии к республике, поэтому россияне только вступили на путь становления демократии и еще не готовы взять власть в свои руки, коллективно принимать решения.

Важно заметить, что выбор стратегий и тактик политического дискурса во многом зависит от менталитета. Ведь, политический дискурс — это отражающее менталитет политических субъектов вербальное и невербальное информационно-коммуникативное взаимодействие политических субъектов по поводу политических идей, идеологий, принципов, оценок, мнений, осуществляемое посредством социальных институтов для достижения политических целей.

Сходство русскоязычного и англоязычного политического дискурса заключается в использовании информационно-интерпретационной стратегии, которая реализуется посредством тактики признания существования проблемы, тактики указания пути решения проблемы и тактики разъяснения.

Примеры тактики признания существования проблемы:

"Но главная проблема — это то, что двусторонний политический диалог и сотрудничество не опираются на прочный экономический фундамент" [43].

"…the basic American promise is that if you worked hard, you could do well enough to raise a family, own a home, send your kids to college, and put a little away for retirement. The defining issue of our time is how to keep that promise alive. No challenge is more urgent. No debate is more important" [65].

В настоящее время в американском политическом дискурсе наиболее частотно употребляется слово "challenge" при использовании тактики признания существования проблемы. Данное слово может по-разному переводиться на русский язык: "вызов", "проблема", "задача", "препятствие". Интересен тот факт, что данная лексическая единица все чаще используется в русскоязычном политическом дискурсе. Так, например у В.В. Путина есть статья под названием "Россия сосредотачивается — вызовы, на которые мы должны ответить". Вероятно, Россия в целом, и русскоязычный политический дискурс в частности, испытывает влияние со стороны Запада.

Отличие исследуемых политических дискурсов в рамках информационно-интерпретационной стратегии заключается выборе тактик. В.В. Путин использует тактику комментирования, чтобы пояснить смысл контекста, разъяснить свою позицию:

"Конечно, мы имеем в виду другой сценарий. Россия обязана занять максимально значительное место в международном разделении труда не только как поставщик сырья и энергоносителей, но и как владелица постоянно обновляющихся передовых технологий как минимум в нескольких секторах. Иначе будем постоянно терять ресурсы, выплачивая их за новые, все более сложные и дорогие технологии промышленных товаров, материалов и медицинских препаратов, которые не умеем создавать сами" [45]. В свою очередь, Барак Обама использует другую тактику, а именно тактику акцентирования положительной информации, чтобы подчеркнуть свои достижения на посту президента страны и побудить избирателей переизбрать его вновь:

"For the first time in nine years, there are no Americans fighting in Iraq. For the first time in two decades, Osama bin Laden is not a threat to this country. Most of al Qaeda’s top lieutenants have been defeated" [67].

Барак Обама принимает в расчет национально-культурные особенности американцев. Как известно, в менталитете американского народа заложен оптимизм: граждане США стараются видеть во всем только светлые стороны, и стремятся к счастливой жизни. Поэтому политик грамотно пользуется этим знанием, прибегая к тактике акцентирования положительной информации.

В русскоязычном предвыборном дискурсе используется общая (неспециализированная) тактика: тактика акцентировании.

Тактику акцентирования не нужно путать с тактикой акцентирования положительной информации, применяемой в англоязычном политическом дискурсе. Ведь, тактика акцентирования не всегда подчеркивает положительную информацию, а зачастую выделяет негативные моменты. Например,

"Вновь подчеркну, что нарушение принципа единства и неделимости безопасности — причем вопреки многократным декларациям о приверженности ему — чревато серьезнейшими угрозами" [44].

Еще одно важная отличительная черта англоязычного политического дискурса это — использования тактик информационно-интерпретационной стратегии, для реализации манипулятивной стратегии. Барак Обама признает существования проблемы, указывает на пути ее решения и акцентирует внимание на положительной информации с целью манипуляции коллективным сознанием. Политик стремится тем самым побудить избирателей отдать свой голос в поддержку его кандидатуры.

Необходимо отметить, что выбор стратегий и тактик политического дискурса во многом зависит от типа культуры. Американский антрополог и психолог Эдвард Холл выделяет высококонтекстуальные и низкоконтукстуальные культуры.

Россия относится к высококонтекстуальной культуре, а США к культуре низкого контекста. Данное культурное различие является определяющим критерием для выявления отличий англоязычного и русскоязычного политического дискурса.

Особенности двух типов культур отражены в таблице 5.

Таблица 5 — Особенности высококонтекстуальных и низкоконтекстуальных культур.

Высококонтекстуальная культура (Россия) Низкоконтекстуальная культура (США) Скрытая манера речи, многозначительные паузыПрямая и выраженная манера речи, недоверие к молчаниюВажная роль невербального общенияНевербальное общение малозначимоЭмоциональность. Наличие смекалки. Нестандартность мышления. Рационализм, четкий план, точный расчет, глубокое (в деталях) знание дела Склонность придаваться мечтаниямОрганизованность в труде, умение находить наиболее рациональные решения практических задач, предприимчивость. Избыточность информации не приветствуется, высоко ценится то, что выражено имплицитно. Недосказанность ассоциируется с недостаточной информированностью говорящего, так как все должно быть выражено словами. Люди рождаются неравными, у каждого свое место. Централизация власти. Проявление власти считается нормой. Неравенство в обществе должно быть сведено к минимуму. Демократические отношения между подчиненными и руководителем. Каждый заботится о своей социальной группе. Каждый сам заботится о себе. Важность индивидуального успеха. Упор на взаимозависимость, служение друг другуСоревнование важнее сотрудничестваСопротивление любым изменениямГотовность к рискуНевысокая выраженность патриотизма Высокая выраженность патриотизма

В рамках русскоязычного и англоязычного политического дискурса широкое применение находит аргументативная стратегия. Очевидно, что никакой политик не добьется успеха, если он не подкрепляет свою точку зрения аргументами. Как уже упоминалось в пункте 2.1, аргументация — это средство убеждения, апеллирующее к мыслительным способностям адресата, его разуму. Характер использования аргументативной стратегии зависит от типа культуры. В связи с тем, что США является низкоконтекстуальной культурой, рационализм выступает основополагающей чертой американского характера, поэтому в политическом дискурсе широко представлены тактики аргументативной стратегии: тактика контрастивного анализа, тактика указания на перспективу, тактика иллюстрирования. Например:

"On the day I took office, our auto industry was on the verge of collapse. Some even said we should let it die. With a million jobs at stake, I refused to let that happen. In exchange for help, we demanded responsibility. We got workers and automakers to settle their differences. We got the industry to retool and restructure" (тактика контрастивного анализа) [62].

"Soon, there will be millions of new customers for American goods in Panama, Colombia, and South Korea. Soon, there will be new cars on the streets of Seoul imported from Detroit, and Toledo, and Chicago" (тактика указания на перспективу) [62].

"Over the last three years, we’ve opened millions of new acres for oil and gas exploration, and tonight, I’m directing my Administration to open more than 75 percent of our potential offshore oil and gas resources" (тактика иллюстрирования) [66].

В русскоязычном политическом дискурсе используются только две тактики аргументативной стратегии: тактика контрастивного анализа и тактика иллюстрирования. Например,

По сравнению с 1990-ми годами бедность сегодня сократилась более чем в 2,5 раза. (тактика контрастивного анализа) [44].

"В последние годы расходы бюджетной системы на социальную сферу составляют более половины в общих бюджетных расходах. Только за последние четыре года они выросли в абсолютном выражении в 1,5 раза — а в доле ВВП с 21% до 27%" (тактика иллюстрирования) [46].

В связи с тем, что Россия является высококонтекстуальной культурой, эмоциональность преобладает над рациональностью. Поэтому В.В. Путин, учитывая данную культурную особенность, использует стратегию формирования эмоционального настроя, которая реализуется посредством тактики единения и тактика учета ценностных ориентиров адресата. Например,

"Наша сила — в духовном богатстве и единстве многонационального российского народа" (тактика единения) [39].

"Культура и искусство — это наша история и путь в будущее, возможность сохранить нашу культурную идентификацию и творческое многообразие" (тактика учета ценностных ориентиров адресата) [39].

В англоязычном политическом дискурсе также используется тактика учета ценностных ориентиров адресата. Однако, в ходе реализации данной тактики внимание избирателей акцентируется на такой ценности как патриотизм. Это во многом обусловлено низкоконтекстуальным типом культуры, для которой характерна высокая выраженность патриотических чувств. Например,

"So it is with America. Each time I look at that flag, I’m reminded that our destiny is stitched together like those fifty stars and those thirteen stripes. No one built this country on their own. This Nation is great because we built it together. This Nation is great because we worked as a team. This Nation is great because we get each other’s backs" [66].

Важным отличием англоязычного политического дискурса является использование агитационной стратегии. Так как агитационная стратегия является разновидностью аргументативной стратегии, она также обращена к разуму человека, его мыслительным способностям. Задача агитационной стратегии — воздействовать на поступки слушателей, чтобы побудить их к совершению определенного действия.

Агитационная стратегия реализуется за счет тактики обещания и тактики призыва.

"As long as I’m President, I will work with anyone in this chamber to build on this momentum. But I intend to fight obstruction with action, and I will oppose any effort to return to the very same policies that brought on this economic crisis in the first place" (тактика обещания) [67].

"Join me in a national commitment to train two million Americans with skills that will lead directly to a job" (тактика призыва) [67].

Таким образом, различия в выборе стратегий и тактик политического дискурса обусловлены менталитетом, типом культуры (высококонтекстуальный или низкоконтекстуальный) и национальными особенностями.

Выводы по второй главе:

1.Для русскоязычного предвыборного политического дискурса характерно использование следующих стратегий и тактик:

стратегия самопрезентации (тактика отождествления, тактика солидаризации);

манипулятивная стратегия (демагогические приемы);

информационно-интерпретационная стратегия (тактика признания существования проблемы, тактика разъяснения, тактика комментирования, тактика указания пути решения проблемы);

стратегия формирования эмоционального настроя адресата (тактика единения, тактика учета ценностных ориентиров адресата);

аргументативная стратегия (тактика контрастивного анализа, тактика иллюстрирования);

неспециализированная тактика акцентирования.

.В рамках англоязычного предвыборного политического дискурса используются следующие стратегии и тактики:

стратегия самопрезентации (тактика отождествления, тактика солидаризации);

информационно-интерпретационная стратегия (тактика признания существования проблемы, тактика акцентирования положительной информации, тактика комментирования, тактика указания пути решения проблемы);

стратегия формирования эмоционального настроя адресата (тактика учета ценностных ориентиров адресата);

аргументативная стратегия (тактика контрастивного анализа, тактика указания на перспективу, тактика иллюстрирования);

агитационная стратегия (тактика обещания, тактика призыва)

. В ходе исследования нами были выявлены следующие сходства англоязычного и русскоязычного политического дискурса:

) участники исследуемых видов дискурса используют такие стратегии и тактики как стратегия самопрезентации (тактика отождествления, тактика солидаризации), информационно-интерпретационная стратегия (тактика признания существования проблемы, тактика комментирования, тактика указания пути решения проблемы), стратегия формирования эмоционального настроя адресата (тактика учета ценностных ориентиров адресата), аргументативная стратегия (тактика контрастивного анализа, тактика иллюстрирования);

) стратегия самопрезентации занимает центральное место среди стратегий воздействия на электорат

К различиям англоязычного и русскоязычного политического дискурса можно отнести:

) объем и приемы реализации стратегий и тактик англоязычного и русскоязычного политического дискурса в некоторой степени отличаются: в русскоязычном политическом дискурсе более широкое применение находит тактика отождествления, а в англоязычном — тактика солидаризации;

) в русскоязычном политическом дискурсе в рамках информационно-интерпретационной стратегии используется тактика комментирования, а в англоязычном политическом дискурсе — тактика акцентирования положительной информации;

) в англоязычном предвыборном дискурсе используется агитационная стратегия, русскоязычном — общая (неспециализированная) тактика акцентировании;

) участник англоязычного политического дискурса использует тактики информационно-интерпретационной стратегии, для реализации манипулятивной стратегии, а представитель русскоязычного предвыборного дискурса обращается к демагогическим приемам манипулятивной стратегии;

) в англоязычном политическом дискурсе аргументативная стратегия реализуется посредством тактики указания на перспективу;

6) стратегия формирования эмоционального настроя адресата находит более широкое применение в русскоязычном политическом дискурсе, а аргументативная стратегия — в англоязычном политическом дискурсе.

. Различия в выборе стратегий и тактик политического дискурса обусловлены менталитетом, типом культуры (высококонтекстуальный или низкоконтекстуальный) и национальными особенностями.

Заключение

В ходе исследования нами были изучены теоретические основы политического дискурса, проведен сравнительный анализ англоязычного и русскоязычного предвыборного дискурса и в результате были сделаны следующие выводы:

. "Политический дискурс" — отражающее менталитет политических субъектов вербальное и невербальное информационно-коммуникативное взаимодействие политических субъектов по поводу политических идей, идеологий, принципов, оценок, мнений, осуществляемое посредством социальных институтов для достижения политических целей".

Предвыборный дискурс — это гибридный речевой жанр со спецификой институциональной, риторической и ритуальной коммуникации, выступающий вербальным оформлением коммуникативных отношений института выборов

2. Предвыборный дискурс как жанр институциональной коммуникации, обладает следующими признаками: участники; хронотоп; цели; ценности; стратегии; тематика. Среди основных характеристик предвыборного дискурса как ритуального действия выделяют: ритуальность; сценарность; ролевую структуру; темпоральность. Для предвыборного дискурса, как и для риторики, характерно существование трех аспектов риторического воздействия: пафос, логос и этос.

3.Для русскоязычного предвыборного политического дискурса характерно использование следующих стратегий и тактик: стратегия самопрезентации (тактика отождествления, тактика солидаризации), манипулятивная стратегия (демагогические приемы), информационно-интерпретационная стратегия (тактика признания существования проблемы, тактика разъяснения, тактика комментирования, тактика указания пути решения проблемы), стратегия формирования эмоционального настроя адресата (тактика единения, тактика учета ценностных ориентиров адресата), аргументативная стратегия (тактика контрастивного анализа, тактика иллюстрирования), неспециализированная тактика акцентирования.

В рамках англоязычного предвыборного политического дискурса используются следующие стратегии и тактики: стратегия самопрезентации (тактика отождествления, тактика солидаризации), информационно-интерпретационная стратегия (тактика признания существования проблемы, тактика акцентирования положительной информации, тактика комментирования, тактика указания пути решения проблемы), стратегия формирования эмоционального настроя адресата (тактика учета ценностных ориентиров адресата), аргументативная стратегия (тактика контрастивного анализа, тактика указания на перспективу, тактика иллюстрирования), агитационная стратегия (тактика обещания, тактика призыва)

. Сходства англоязычного и русскоязычного политического дискурса заключаются в том, что 1) участники исследуемых видов дискурса используют такие стратегии и тактики как стратегия самопрезентации (тактика отождествления, тактика солидаризации), информационно-интерпретационная стратегия (тактика признания существования проблемы, тактика комментирования, тактика указания пути решения проблемы), стратегия формирования эмоционального настроя адресата (тактика учета ценностных ориентиров адресата), аргументативная стратегия (тактика контрастивного анализа, тактика иллюстрирования);

) стратегия самопрезентации занимает центральное место среди стратегий воздействия на электорат

К различиям англоязычного и русскоязычного политического дискурса можно отнести:

) объем и приемы реализации стратегий и тактик англоязычного и русскоязычного политического дискурса в некоторой степени отличаются: в русскоязычном политическом дискурсе более широкое применение находит тактика отождествления, а в англоязычном — тактика солидаризации;

) в русскоязычном политическом дискурсе в рамках информационно-интерпретационной стратегии используется тактика комментирования, а в англоязычном политическом дискурсе — тактика акцентирования положительной информации;

) в англоязычном предвыборном дискурсе используется агитационная стратегия, а в русскоязычном — общая (неспециализированная) тактика акцентирования;

) участник англоязычного политического дискурса использует тактики информационно-интерпретационной стратегии, для реализации манипулятивной стратегии, а представитель русскоязычного предвыборного дискурса обращается к демагогическим приемам манипулятивной стратегии;

) в англоязычном политическом дискурсе аргументативная стратегия реализуется посредством тактики указания на перспективу;

6) стратегия формирования эмоционального настроя адресата находит более широкое применение в русскоязычном политическом дискурсе, а аргументативная стратегия — в англоязычном политическом дискурсе.

Различия в выборе стратегий и тактик политического дискурса обусловлены менталитетом, типом культуры (высококонтекстуальный или низкоконтекстуальный) и национальными особенностями.

Список использованных источников

1.Анисимова, Т.В. Оценочные суждения как один из видов риторического аргумента / Т.В. Анисимова // Риторика в современном образовании: Тезисы докладов 3-ей Международной конференции по риторике. — М.: Изд-во МПГУ, 1999. — С.11-12.

2.Анисимова, Т.В. Современная деловая риторика: Учебное пособие: В 2 ч. Часть 1. / Т. В Анисимова, Е.Г. Гимпельсон. — Волгоград: Волгогр. юрид. ин. т МВД России, 2001. — 256 с.

.Анисимова, Т.В. Современная деловая риторика: Учебное пособие: В 2 ч. Часть 2. / Т. В Анисимова, Е.Г. Гимпельсон. — Волгоград: Волгогр. юрид. ин. т МВД России, 2001. — 268 с.

.Аристотель. Этика. Политика. Риторика. Поэтика. Категории. / Аристотель — Минск: Литература, 1998. — 1392 с.

.Базылев, В.Н. К изучению политического дискурса в России и российского политического дискурса / В.Н. Базылев // Политический дискурс в России — 2: Материалы рабочего совещания-семинара. — М.: Диалог-МГУ, 1998. — 125 с.

.Балакар, Р.М. Язык как инструмент социальной власти (теоретико-эмпирическое исследование языка и его использования в социальном контексте / Р.М. Балакар. — М.: Наука, 1998. — 136 с.

.Баранов, А.Н. Парламентские дебаты: традиции и новации / А.Н. Баранов, Е.Г. Казакевич. — М.: Знание, 2001. — 64 с.

.Баталов, Э.Я. Политическая культура современного американского общества / Э.Я. Баталов — М.: Наука, 1991. — 256 с.

.Бахтин, М.М. Проблема речевых жанров / М.М. Бахтин // Социальная психолингвистика: хрестоматия / сост.к.Ф. Седов. М.: Лабиринт, 2007. — С. 197-236.

.Безменова, Н.А. Риторическая модель речевой деятельности / Н.А. Безменова // Речевое воздействие в сфере массовой коммуникации. — М.: Наука, 1990. — С.15-27.

.Бережная, Т.М. Современная американская риторика как теория и практика манипулирования общественным сознанием — Дисс. … канд. филол. наук. — М., 1996. — 211 с.

.Борисова, И.Н. Категория цели и аспекты текстового анализа / И.Н. Борисова // Жанры речи: сб. науч. статей. Вып.2. — Саратов: Изд-во ГосУНЦ "Колледж", 1999. — С.81-97.

.Веретенкина, Л.Ю. Стратегия, тактика и приемы манипулирования / Л.Ю. Веретенкина // Лингвокультурологические проблемы толерантности. Тезисы докладов Международной научной конференции (Екатеринбург, 24 — 26 октября 2001г.). — Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2001. — С.177-179.

.Водак, Р. Язык. Дискурс. Политика. [Текст] / Р. Водак. — Волгоград: Перемена, 1997. — 139 с.

.Гайкова, О.В. Предвыборный дискурс как жанр политической коммуникации: (На материале англ. яз.). Автореф. дисс. … канд. филол. наук. — Волгоград, 2003. — 19 с.

.Гимпельсон, Е.Г. Методика подготовки кандидата к выступлениям перед аудиторией в период предвыборной кампании / Е.Г. Гимпельсон // Муниципальные выборы во Франции и России: Сборник научных статей ВАГС. — Волгоград, 1999. — С.177-185.

.Горбачева, Е.В. Политический дискурс как механизм формирования государственно-гражданских отношений.: дис. … канд. полит. наук: 10.01.10: защищена 22.05.07.

.Демьянков, В.З. Интерпретация политического дискурса в СМИ. Язык СМИ как объект междисциплинарного исследования: учебное пособие / Отв. ред. М.Н. Володина. — М.: Изд-во Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, 2003. — 168 с.

.Доценко, Е.Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. / Е.Л. Доценко. — М.: ЧеРо, 1997. — 344с.

.Зарецкая, Е.Н. Риторика: Теория и практика речевой коммуникации / Е.Н. Зарецкая. — М.: Дело, 2001. — 480 с.

.Иванова, Ю.М. Стратегии речевого воздействия в жанре предвыборных теледебатов. Автореф. дисс. … канд. филол. наук. — Волгоград, 2003. — 19 с.

.Иссерс, О.С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи / О.С. Иссерс — Омск.: Изд-во ЛКИ, 2008. — 284 с.

.Карасик, В.И. О типах дискурса / В.И. Карасик // Языковая личность: институциональный и персональный дискурс: сб. научн. тр. — Волгоград: Перемена, 2000. — С.5-20.

.Карасик, В.И. Этнокультурные типы институционального дискурса / В.И. Карасик // Этнокультурная специфика речевой деятельности: Сб. обзоров. — М.: ИНИОН РАН, 2000. — С.37-44.

.Карасик, В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс / В.И. Карасик. — Волгоград: Перемена, 2002. — 477 с.

.Каримова, Б.С. Жанровое пространство политического дискурса / Б.С. Каримова // Вестник КазНУ им. аль-Фараби. Серия филологическая. — Алматы, 2006. — №2. — С.37-41.

.Кашкин, В.Б. Кого класть на рельсы? (К проблеме авторства в политическом и рекламном дискурсе) / В.Б. Кашкин // Языковая личность: институциональный и персональный дискурс: сб. науч. тр. — Волгоград: Перемена, 2000. — С.79-88.

.Ковалева, Е.И. Преемственность традиций классической риторики в американском публичном выступлении (на материале выступлений общественно-политических деятелей США). — Автореф. дисс. … канд. филол. наук. — Москва, 2000. — 16 с.

29.Колесников, В.Н. О политических функциях института выборов — Режим доступа: http://www.democracy.ru/library/practice/media/rfelec_ gor/page14.html <http://www.democracy.ru/library/practice/media/rfelec_ gor/page14.html> — 25.03.2012.

.Кохтев, Н.Н. Основы ораторской речи / Н.Н. Кохтев. — Москва: Изд-во МГУ, 1992. — 240 с.

.Макаров, М.Л. Основы теории дискурса / М.Л. Макаров. — М.: ИТДГК "Гнозис", 2003. — 280 с.

.Михальская, А.К. Русский Сократ: Лекции по сравнительно-исторической риторике / А.К. Михальская. — М.: Academia, 1996. — 192 с.

.Павлуцкий, В.А. Политический дискурс: особенности и функции / В.А. Павлуцкий // Вестник Житомирского государственного университета. Выпуск 39. Филологические науки. — Житомир, 2008. — С.220-221.

.Паршина, О.Н. Категория толерантности в политическом дискурсе / О.Н. Паршина // Русский язык и межкультурная коммуникация. — Пятигорск: Изд-во Пятигорск. гос. лингв. ун-та, 2002. №2. — С.53-60

.Паршина, О.Н. Стратегии и тактики речевого поведения современной политической элиты России. Автореф. дис … д-ра филол. наук. — Саратов, 2005. — 48с.

.Пищулин, Н.П. Политическое лидерство и электоральный процесс / Н.П. Пищулин // Полис (Политические исследования). — 1998. №5. — С.145-152.

.Попова, О.В. Модели идентификации основных кандидатов на пост президента России / О. В Попова // Политический имидж: "секреты" манипуляции массовым сознанием. — СПб: АНО "ГЦРОС", 2000. — С.149-156.

.Почепцов, Г.Г. Имиджелогия / Г.Г. Почепцов. — М.: Рефл-бук, К.: Ваклер, 2000. — 766с.

.Предвыборная программа кандидата в Президенты России Владимира Путина 2012 — Режим доступа: http://www.nextrus.ru/forum.html? func= showcat&catid=6 — 28.03.2012.

.Путин, В.В. Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России — Режим доступа: http://www.rg.ru/gazeta/rg-centr/2012/02/17. htm <http://www.rg.ru/gazeta/rg-centr/2012/02/17.htm> l — 28.03.2012.

.Путин, В.В. Демократия и качество государства — Режим доступа: http://www.kommersant.ru/doc/1866753 <http://www.kommersant.ru/doc/1866753> — 28.03.2012.

.Путин, В.В. Россия и меняющийся мир — Режим доступа: http://www.putin2012.ru/events/314 — 28.03.2012.

.Путин, В.В. Россия: национальный вопрос — Режим доступа: http://www.ng.ru/politics/2012-01-23/1_national.html — 28.03.2012 <http://www.ng.ru/politics/2012-01-23/1_national.html 28.03.2012>.

.Путин, В.В. Россия сосредотачивается — вызовы, на которые мы должны ответить — Режим доступа: http://www.izvestia.ru/news/511884 — 28.03.2012.

.Путин, В.В. Нам нужна новая экономика — Режим доступа: http://www.vedomosti.ru/politics/news/1488145/o_nashih_ekonomicheskih_zadachah — 28.03.2012.

.Путин, В.В. Строительство справедливости. Социальная политика для России — Режим доступа: http://www.kp.ru/daily/3759/2807793/ <http://www.kp.ru/daily/3759/2807793/> — 28.03.2012.

.Седов, К.Ф. Жанр и коммуникативная компетенция / К.Ф. Седов // Хорошая речь (глава 4, раздел 4.1). — Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2001. — С.17-18.

.Сергеева, А.В. Русские: Стереотипы поведения, традиции, ментальность / А.В. Сергеева. — М.: Флинта: Наука, 2004. — 328 с.

.Труфанова, И.В. О разграничении понятий: речевой акт, речевой жанр, речевая стратегия, речевая тактика / И.В. Труфанова // Филологические науки, 2001. — № 3. — С.56-65.

.Ухванова-Шмыгова, И.Ф. Методология исследований политического дискурса. Актуальные проблемы содержательного анализа общественно-политических текстов. Выпуск 3. / И.Ф. Ухванова-Шмыгова, А.А. Маркович, В.Н. Ухванов; под общ. ред. И.Ф. Ухвановой-Шмыговой. — Мн.: Технопринт, 2002. — 360 с.

.Филинский, А.А. Критический анализ политического дискурса предвыборных кампаний 1999-2000 гг. Автореф. дисс … канд. филол. наук. — Тверь, 2002. — 20 с.

.Цуладзе, А. Формирование имиджа политика в России/ А. Цуладзе. — М.: Книжный дом "Университет", 1999. — 144 с.

.Шейгал, Е.И. Власть как концепт и категория дискурса — Режим доступа: http://www.gumer. info/bibliotek_Buks/Polit/Article/scheig_ vlast. php-54k- <http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Polit/Article/scheig_ vlast.php-54k-> — 24.03.2012.

.Шейгал, Е.И. Семиотика политического дискурса / Е.И. Шейгал. — Волгоград: Перемена, 2000. — 386 с.

.Шейгал, Е.И. Семиотика политического дискурса: дисс. на соискание ученой степени доктора филолог. наук [Текст] / Е.И. Шейгал. — Волгоград, 2000. — 433 с.

.Шейгал, Е.И. Семиотика политического дискурса: монография. / Е.И. Шейгал. — Волгоград: Перемена, 2000 — 367 с.

.Шейгал Е.И. Функциональная структура политического дискурса / Е.И. Шейгал // Языковая личность: институциональный и персональный дискурс: сб. научн. тр. — Волгоград: Перемена, 2000. — С.45-57.

.Энциклопедический словарь по культурологии. — М.: Центр, 2007. — 478 с.

.Юдина, Т.В. Теория общественно-политической речи / Т.В. Юдина — М.: Изд-во МГУ, 2001. — 160 с.

.Яскевич, Я.С. Коммуникативная парадигма субъекта власти: специфика аргументации / Я.С. Яскевич // Современная логика: проблемы теории, истории и применения в науке: Материалы VII Общероссийской научной конференции. — СПб.: СПбГУ, 2002. — С. 202-205.

61.Bayley, P. Live oratory in the television age: The language of formal speeches / P. Bayley // G. Ragazzini, D. R. B. P.miller eds. Campaign language: Language, image, myth in the U. S. presidential elections. — Bologna: Cooperativa Libraria Universitaria Editrice Bologna, 1999. — P.140.

.Obama, B. Energy Expediting Approval of the Keystone XL Oil Pipelines Southern End from Oklahoma to the Gulf Coast of Texas — Режим доступа: http://historymusings. wordpress.com/2012/03/22/full-text-obama-presidency-march-22-2012-president-barack-obamas-speech-on-energy-expediting-approval-of-the-keystone-xl-oil-pipelines-southern-end-from-oklahoma-to-the-gulf-coast-of-texas-in-cu/ — 5.04.2012.

.Obama, B. Energy Plan Embraces A Home-Grown All-Of-The-Above Approach to American Energy Challenges — Режим доступа: http://historymusings. wordpress.com/2012/02/25/full-text-february-25-2012-president-barack-obama-weekly-address-energy-plan-embraces-home-grown-all-above-approach-american-energy-challenges/ — 29.03.2012.

.Obama, B. Energy Policy at Prince Georges Community CollegeРежим доступа: http://historymusings. wordpress.com/2012/03/15/full-text-obama-presidency-march-15-2012-president-barack-obamas-speech-on-energy-policy-at-prince-georges-community-college/ — 5.04.2012.

.Obama, B. Remarks by the President on American-Made Energy — Режим доступа: http://historymusings. wordpress.com/2012/03/22/full-text-obama-presidency-march-22-2012-president-barack-obamas-speech-on-energy-expediting-approval-of-the-keystone-xl-oil-pipelines-southern-end-from-oklahoma-to-the-gulf-coast-of-texas-in-cu/ — 29.03.2012.

.Obama, B. Republican Budget as Radical & "Social Darwinism" — Режим доступа: http://historymusings. wordpress.com/2012/04/03/full-text-april-3-2012-president-barack-obama-speech-at-the-associated-press-luncheon-attacks-gop-republican-budget-radical/ — 5.04.2012.

.Obama, B. State of the union 2012 — Режим доступа: http://www.guardian. co. uk/world/2012/jan/25/state-of-the-union-address-full-text <http://www.kp.ru/daily/3759/2807793/> — 29.03.2012.